Последний день фюрера

Около 12:00 Гитлер в последний раз в своей жизни поднялся из бункера во двор Рейхсканцелярии, где его встретили несколько десятков юношей из гитлерюгенда, в которых он долго вглядывался...

Около 12:00 Гитлер в последний раз в своей жизни поднялся из бункера во двор Рейхсканцелярии, где его встретили несколько десятков юношей из гитлерюгенда, в которых он долго вглядывался остекленевшими глазами и пытался судорожно похлопать по плечам и щекам и приободрить. По словам одного из стоявших в той шеренге, 12-летнего Альфреда Чеха награжденного Железным крестом 2-го класса, Гитлер пожал им всем руки, после чего одобрительно похлопал Альфреда по щеке и сказал: «Когда из этих руин вырастет новая Германия, вы станете её героями!». Затем фюрер, тщательно пытаясь скрыть сильную дрожь левой руки, волочащейся походкой вернулся в бункер.

Последний день фюрера
Гитлер и мальчики из гитлерюгенда

В 14:00, в конференц-зале в фюрербункере началось крупное совещание с участием Германа Геринга, Иоахима фон Риббентропа, Карла Дёница, Эрнста Кальтенбруннера, Альберта Шпеера, Вильгельма Кейтеля и Ганса Кребса. На совещании, после обсуждения сложившейся ситуации, Гитлер яро отвергает все предложения скрыться в Баварии или на севере Германии под охраной СС, говоря, что будет сражаться «до последнего вздоха в Берлине», и отправится на север Германии лишь после разгрома Красной армии у его стен. После чего, Гитлер приказывает Дёницу заняться организацией сопротивления на севере Германии, Геринга он направляет для организации обороны в Баварию.

Кальтенбруннер, Геринг и Риббентроп, под различными предлогами покидают комнату совещания раньше времени. По словам последнего: «к этому времени нам стало ясно, что Гитлер практически утратил всяческое понимание реальности и жил уже лишь своими фантазиями».

Последним приказом отданном на совещании стал приказ Кребсу проследить за подготовкой наступления 4-й танковой армии при поддержке 3-й танковой армии на позиции Красной армии, для её «полного и окончательного обращения в бегство и разгрома». Все присутствующие понимали, что приказ невыполним, так как обе армии едва держали оборону, однако возражать Гитлеру не стали.

Приблизительно в 16:30 Гитлеру сообщают, что Группа армий «B» находящаяся под командованием Вальтера Моделя в полном составе — 375 тысяч душ! — прекратила биться и сложила оружие в районе Рура. Пришедший в ярость Гитлер объявляет всех солдат и офицеров «трусами и предателями родины», а Вальтера Моделя заочно приговаривает к расстрелу. Узнав об этом, Модель застрелился сам.

Около 17:00 Гитлер сослался на усталость и удалился в свои покои, а к шести вечера уже уснул. Хозяйкой банкета по поводу дня рождения фюрера осталась его невеста Ева Браун. Праздник получился горьким — несколько раз его прерывал обстрел Берлина советской артиллерией.

В 9:30 утра, советская артиллерия вновь наносит по Берлину мощный удар. Разрывы снарядов будят Гитлера, и тот по телефону правительственной связи узнает от генерала Карла Коллера, что советская артиллерия бьет по центру города прямой наводкой с расстояния в 15 км от фюрербункера. Гитлер вновь приходит в ярость, крича, что «его окружают бездарные предатели, которых давно стоило бы перевешать!».

На дневном совещании он приказывает связаться с генералом войск СС Феликсом Штайнером, который должен по плану Гитлера «немедленно, начать энергичное и не ослабевающее наступление на позиции Красной армии. В случае невыполнения приказа велит «Штайнера казнить как предателя!».

Последний день фюрера
Семья Геббельсов. В форме — старший сын Магды от первого брака

На следующий день Гитлер встал около 9:00 утра. Заслушав доклад об обстановке, он, к удивлению участников совещания, остается абсолютно спокойным, говоря, что «наступление Штайнера сможет стабилизировать фронт!». Однако после длительной паузы слово неуверенно берет генерал Кребс, который сообщает ему, что «Штайнер отказывается идти в наступление, ссылаясь на то, что его войска едва держат оборону!». После несколько секундной паузы Гитлер буквально взрывается вспышкой гнева. По словам очевидцев, он с криком «Наступление Штейнера было приказом!» швыряет указку, которой обычно водил по оперативной карте, на стол так сильно, что она разламывается.

После чего Гитлер впадает в неконтролируемый гнев, крича до хрипоты в голосе, что его «окружает кучка презренных лжецов и предателей!», которые кроме того, еще и «осмеливаются нарушать его приказы!». В конце своей речи, немного успокоившись, Гитлер впервые, по словам очевидцев, говорит, что война проиграна, так как «в такой обстановке невозможно командовать!», после чего заявляет, что отныне все могут делать «что хотят», а он «скорее останется в Берлине и застрелится, чем убежит!».

Практически сразу после окончания совещания, около 15:00, в бункер прибывают Йозеф и Магда Геббельс со своими шестью детьми. Узнав о вспышке гнева Гитлера, Геббельс еще раз вяло пытается уговорить того скрыться в своей резиденции в Берхтесгадене. Получив категорический отказ фюрера, он объявляет всем присутствующим, что «на некоторое время» вместе с семьей поселится в фюрербункере рядом с Гитлером.

Вскоре Гитлер вновь благодаря доктору Морелю приходит в себя и приказывает генерал-фельдмаршалу Кейтелю лично прибыть в штаб 12-й армии и передать в руки ее командующему Вальтеру Венку план контр-наступления на советские войска, который должен был осуществляться при поддержке 9-й армии Штайнера. Также он приказывает генерал-полковнику Йодлю перенести штаб Верховного главнокомандования на 20 километров к северо-западу от Берлина в Потсдам, ссылаясь на близость линии фронта.

Около 17:00 Гитлер удаляется в свои покои в сопровождении Евы Браун, своего личного повара Констанции Манциарли, Мартина Бормана, и секретарей Траудель Юнге, и Герды Кристиан, которым в ходе приватной беседы предлагает немедленно, буквально — в течении часа, покинуть Берлин на оставшемся самолете. Однако все отказываются, а Ева Браун заявляет в присутствии всех, что останется с Гитлером до конца и, если нужно, умрет вместе с ним, после чего, на удивление всех присутствующих, Гитлер впервые публично обнимает ее, и целует в губы. После чего он открывает находившуюся в столе аптечку и делится с присутствующими ампулами с ядом.

Около 18:00 Гитлер отдает последний в тот день приказ назначая командующим обороной Берлина Эриха Беренфенгера.

Между 1.00 и 1:30 часами ночи Гитлер получил телеграмму от Германа Геринга находящегося в Берхтесгадене:

«Мой Фюрер

Генерал Коллер дал мне сегодня краткий инструктаж на основе сообщений, предоставленных ему генерал-полковником Йодлём и генералом Христианом, в соответствии с которыми вы, ссылались на определенные решения касательно меня, и подчеркнули, что в том случае, если переговоры станут необходимы, мне отсюда вести их будет легче чем Вам из Берлина. Эти данные были настолько неожиданными и серьезными для меня, что я предположил, что в случае отсутствия ответа от Вас до 22:00, я буду обязан считать, что Вы потеряли способность к принятию решений. Я просмотрю условия Вашего указа и приму меры для благополучия народа и Отечества. Вы знаете, что я чувствую по отношении к Вам в этот тяжелейший час моей жизни. У меня нет слов, чтобы выразить свои чувства. Да хранит вас Бог, и пусть, несмотря ни на что, он поможет Вам приехать сюда как можно скорее.

Ваш верный Герман Геринг»

После того как Мартин Борман в присутствии Йозефа Геббельса и Вальтера Хевеля закончил чтение телеграммы, Гитлер некоторое время молчал вглядываясь остекленевшими глазами в стену, а затем разразился гневной тирадой: «Геринг — толстый продажный лентяй! Этот выскочка бросил люфтваффе на произвол судьбы! Его пример позволил коррупции распространиться по всей стране! Я всегда все о нем знал! Этот морфинист смеет заявлять что я не способен принимать решения?! А завтра он объявит меня мертвым?! Да как он посмел предать меня?!.»

Затем немного успокоившись Гитлер приказал Мартину Борману «лишить Геринга всех полномочий, чинов и наград и поместить под арест, а в случаи сопротивления казнить на месте как предателя!». Геббельс полностью поддержал Гитлера назвав предложения Геринга «попыткой путча», Борман предложил «найти Геринга и застрелить без суда и следствия», Хевель промолчал.

Последний день фюрера
Гитлер и Ева выгуливают собак

Около 9:00 Гитлеру приходит ложный донос на командующего 56-м танковым корпусом генерала артиллерии Гельмута Вейдлинга, о том, что тот якобы передвинул свою линию обороны на несколько километров западнее советских позиций. Пришедший в ярость Гитлер приказывает доставить Вейдлинга в бункер и расстрелять его «как труса и предателя!». Однако генерал уже предупрежденный о предстоящем аресте лично прибывает в фюрербункер с докладом и добивается аудиенции с Гитлером. После двухчасовых раздумий, около 11:30, Гитлер одобряет доклад Вейдлинга, отменяет приказ о его казни и назначает генерала командующим обороной Берлина, отстранив от этой должности подполковника Эриха Беренфегера.

Затем Гитлер принимает у себя Альберта Шпеера, который, в отличие от других членов ближайшего окружения Гитлера, советует ему остаться в Берлине говоря, что «фюрер должен оставаться на сцене, когда падает занавес». По воспоминаниям Шпеера, к тому времени дисциплина в бункере уже практический перестала существовать, в коридорах бродили толпы пьяных офицеров, которые не занимаются обороной, а истребляют запасы вина и, несмотря на запрет, курят даже когда Гитлер входит в комнату.

Затем Гитлер принимает Иоахима фон Риббенторопа, которого с абсолютным равнодушием отстраняет от должности с формулировкой «в связи с утратой доверия».

Фюрер был болен и выглядел постаревшим лет на 20. «Ссутулившийся, с отекшим лицом болезненного розоватого оттенка. Его левая рука дрожала так сильно, что сотрясалось все его тело. В определенный момент он хотел поднести ко рту стакан с водой, но и его правая рука дрожала так, что он был вынужден оставить попытку», — показал на Нюрнбергском процессе один из свидетелей — Риббентроп.

У Гитлера сводило судорогой левую ногу, и когда это случалось, ему приходилось садиться, для чего за ним ходил адъютант с табуретом. Фюрер начинал волочить ноги и задыхаться, как только проходил несколько метров. Во время покушения, совершенного на него в Растенбурге в июле 1944 года фон Штауффенбергом, фюрера контузило, потому у него часто были головокружения, а его походка напоминала походку пьяницы.

Мечтая, дрожа от злости, отдавая распоряжения, строя грандиозные военные планы — так провел он свои последние десять дней. В последний момент он решил жениться на Еве Браун, которая была его «невестой», а фактически — любовницей с 1930 года. И составил завещание, в котором отдал высокопарное распоряжение отстаивать свое дело, оправдывал свой антисемитизм и назначил правительство, способное продолжать военные действия. Своим преемником он назначил Деница — главнокомандующего морскими силами Рейхсмарине.

Последний день фюрера
Гитлер и Ева в день свадьбы, ставший днем смерти

Сохранилось подробное описание последних моментов его жизни. Состоялось формальное прощание с обслуживающим персоналом бункера. Одна медсестра попыталась произнести истерическую речь, предрекая ему победу. Гитлер прервал ее хриплым голосом: «Надо принять свою судьбу, как подобает мужчине», — и продолжил пожимать руки присутствующим.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector