Польская любовь русского Штирлица XIX века

Авантюристка, шпионка, доносчица… Как только не называли Каролину Собаньскую историки и литературоведы! А вся вина красавицы в том, что она не изменила с Пушкиным боевому генералу и разведчику...

Авантюристка, шпионка, доносчица… Как только не называли Каролину Собаньскую историки и литературоведы! А вся вина красавицы в том, что она не изменила с Пушкиным боевому генералу и разведчику Ивану Витту.

Каролина Ржевуская родилась в 1795 году в знатной, но небогатой семье. В 18 лет родители выгодно выдали красавицу-дочку за одесского купца Иеронима Собаньского. Пылких чувств к мужу молодая жена явно не питала: исполнив супружеский долг и родив дочь, она уже через три года демонстративно поселилась отдельно. Каролину не заботили высокие моральные принципы — с 1816 года она открыто начала сожительствовать с графом Иваном Осиповичем Виттом.

Польская любовь русского Штирлица XIX века
Генерал Витт, портрет Джорджа Доу

Генерал Витт — личность куда более примечательная, чем его симпатичная пассия. Уж к нему-то точно можно применить слова «авантюрист» и «шпион». Но так как голландец по происхождению преданно служил российской империи, будем патриотично называть его «разведчиком». В сражении при Аустерлице полковник Витт был тяжело ранен ядром в ногу, долго лечился, а после выздоровления неожиданно для всех уехал во Францию и поступил на службу к Наполеону. Вчерашний русский офицер явно пытался максимально приблизиться к французскому императору. Помог случай: у Наполеона был в разгаре бурный роман с Марией Валевской, а Витт приходился ей в некотором роде родственником. Он был женат на сестре мужа императорской любовницы. Благодаря этому Витт стал доверенным лицом Бонапарта.

Переписка с Валевской шла через него, он поселился в Варшаве и оказался посвящен в планы французского командования. В начале июня 1812 года Витт переплыл через Неман, добрался до штаба Барклая-де-Толли и предупредил русское командование о скором нападении французской армии. С успехом выполнивший секретное задание разведчик удостоился аудиенции у Александра I. Сформировав на Украине четыре кавалерийских полка, генерал-майор Витт участвовал в боевых действиях, и в 1814 году вошел в сдавшийся Париж, секреты которого он разведал несколько лет назад.

После войны Витт вернулся на Украину, командующим расквартированной там кавалерийской дивизии, и вскоре познакомился с Каролиной Собаньской. Ему всегда нравились польки, и ради нового увлечения он позабыл про свою жену.

Польская любовь русского Штирлица XIX века
Портрет Собаньской, предположительно нарисованный Пушкиным

Витт метил на место губернатора Новороссии и его пассия начала вести в Одессе жизнь первой леди огромной области: ни в чем себе не отказывала, потрясала местную публику роскошными туалетами и завела модный салон. Однако планы Витта не сбылись, губернатором назначили Михаила Воронцова, а сам Иван Осипович получил под своё начало все военные поселения Украины. Жена сказочно богатого губернатора Елизавета Воронцова не хотела мириться с претензиями любовницы генерала Витта на первое место в светском обществе Одессы. Она открыла свой собственный салон, и вся светская тусовка города, запасясь попкорном, начала увлеченно смотреть за соперничеством двух красавиц. Лучшие воспоминания об этой «войнушке» оставил «колкий и злоречивый» литератор и чиновник Филипп Вигель, не скупившийся на хлёсткие эпитеты в адрес обеих «полуцариц».

В 1823 году в Одессу приехал Пушкин. Заскучавший в провинциальном Кишиневе поэт, с восторгом погрузился в бурлящую одесскую жизнь. Не отдавая предпочтений ни одному из обоих салонов, он стал лихо волочиться за обеими их хозяйками. И Собаньской и Воронцовой Пушкин посвящал пылкие стихи, и оказывал им подчеркнутые знаки внимания. По слухам результатом одного из таких знаков стала Софья Воронцова, родившаяся, когда ссыльного поэта под давлением ревнивого губернатора перевели в Михайловское. Каролина Собаньская отвечала на ухаживания Пушкина с куда меньшей готовностью, что только распаляло его чувства. Еще более волновали ссыльного поэта слухи о том, что прекрасная полька — помощница генерала Витта в его тайной шпионской деятельности, посвященная во все его секреты.

Польская любовь русского Штирлица XIX века
Автопортрет Пушкина, 1822

Как раз в это время опытный разведчик вскрывал обширную сеть Южного тайного общества. Надо сказать, что интерес Витта и будущих декабристов, в особенности Павла Пестеля был взаимным. Пестель строил планы заручиться поддержкой генерала и в планируемом восстании опереться на сорок тысяч военных поселенцев. Историк Юрий Лотман писал, что «Пестель даже надеялся привлечь [Витта] на сторону заговорщиков и одно время был готов жениться на рябой старой деве, его дочери». При этом Лотман называет генерала «личностью грязной во всех отношениях».

Историк ошибается как минимум, в одном: на момент описываемых событий Шарлотте Витт было всего 13 лет и считаться «старой девой» она никак уж не могла. Не знаю, была ли она «рябой», но в любом случае попытки революционера завербовать влиятельного сторонника путем сватовства к его юной дочери высокоморальными не назовешь.

Генералу-разведчику стали известны планы и полные списки офицеров-конспираторов. 18 октября 1825 года он специально прибыл в Таганрог, где доложил императору Александру I о заговоре в южной армии. Однако через несколько дней император скончался. За этим последовали смутный период междуцарствия, восстание в Петербурге и бунт в Черниговском полку. Более масштабные события не состоялись во многом благодаря Витту, который сумел изолировать офицеров-заговорщиков 2-ой армии, не дав им поднять свои части на поддержку Черниговцев. За это взошедший на престол Николай I щедро наградил генерала.

В 1827 году Витт с Собаньской переехали в столицу. По петербургским гостиным, сочувствовавшим сосланным декабристам поползли слухи, что именно граф Витт повинен в их тяжелой участи, а Каролина Собаньская якобы лично переписывала его доносы красивым почерком. Сплетни эти не подтверждались ничем кроме разве что того, что почерк у Собаньской действительно был красивый. Этим слухам мало кто верил. По крайней мере, весьма оппозиционно настроенные Пушкин и Мицкевич продолжали тесное общение с Собаньской и в Петербурге. 5 января 1830 года Пушкин вписал в альбом Каролины стихотворение «Что в имени тебе моем?», а через месяц, 2 февраля недавно женившийся Александр Сергеевич написал польке пылкое признание в любви: «Я рожден, чтобы любить вас!» Адресатка встретила это изъявление чувств довольно прохладно, и на этом их общение практически закончилось.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector