Освобождение Киева

Как это ни дико, но сегодня немалое число киевлян добровольно рвутся в европейское рабство. Были такие, безусловно, и в 1941 году. Что с ними стало? Приведу в пример...

Как это ни дико, но сегодня немалое число киевлян добровольно рвутся в европейское рабство. Были такие, безусловно, и в 1941 году. Что с ними стало? Приведу в пример одну яркую судьбу. Была такая поэтесса Елена Телига. Она в своих статьях осенью 1941-го называла «освобождением» взятие Киева нацистами. Какое это было «освобождение», Елена узнала, когда немцы расстреляли ее в Бабьем Яру.

Стоить напомнить сегодняшним «искателям западного счастья», что всего таких расстрелянных и замученных за годы европейской оккупации Украины было не менее 4,4 миллионов гражданского населения. В целом, за период войны численность жителей Украины сократилась на 7,5 миллионов (из 41,5 миллионов состоянием на 22 июня 1941 года до, приблизительно, 34 миллионов лиц на 9 мая 1945 года). При этом потери гражданского населения — почти 60 процентов! Варварское уничтожение мирных жителей происходило в соответствии с гитлеровским планом «Ост». По этому плану гитлеровской колонизации и германизации «восточного пространства» подлежали уничтожению не только украинцы и россияне, но и другие народы, которые проживали на территории республики. Наиболее жестоким было отношение к евреям. В результате нацистской политики геноцида в Украине было уничтожено свыше одного миллиона лиц еврейской национальности. Преступная политика фашистов была направлена также против цыган, молдаван и других национальностей. Всего во время оккупации умышленно было уничтожено свыше 3 миллионов лиц мирного населения. Остальные потери мирного населения (1,4 миллиона) произошли вследствие существенного повышения уровня смертности из-за катастрофического падения уровня жизни, отсутствия надлежащего медицинского обслуживания, эпидемий и массового голодания. 2 миллиона 400 тысяч граждан Украины было угнано в Германию, около 40 процентов там и погибли.

Освобождение столицы стоило дорого. Разные источники называют от 380 до 418 тысяч убитых советских солдат и такие же потери у немцев. Часто из уст противников СССР звучит предположение, что столь дорогая цена была заплачена за стремление генералов сделать «подарок Сталину», освободив Киев к 7 ноября — празднику Октябрьской революции.

Что тут скажешь? К 7 ноября столицу действительно освободили. Было ли это «подарком Сталину»? Безусловно, поскольку он к Киеву относился как к «Матери городов русских». Не зря же сразу после вступления в Киев Красной армии был учрежден главный орден войны — орден Победы. Однако при этом ни в одном серьезном историческом исследовании о «дорогой цене к празднику» освобождения Киева не говорится. Бывший генерал штаба вермахта Типпельскирх в считающейся образцовой (при этом не лишенной симпатий к Германии) «Истории Второй Мировой войны» пишет, что немцы специально отступали к Днепру, стремясь создать на его правом берегу неприступный Восточный вал. И если бы этот вал не был проломлен сходу, пока вермахт не укрепился на Днепре, его взятие обошлось бы еще дороже. Была и другая причина «спешки»: не дать европейским варварам разрушить всю столицу. То, что осталось целым — это следствие той самой «дорогой цены», заплаченной за освобождение Киева.

Сегодня очень интересно посмотреть, что писали газеты 71 год назад.

Освобождение Киева

«Правда», 9 ноября 1943 года.

«Товарищу Сталину. На рассвете 6 ноября 1943 года войска 1-го Украинского фронта освободили от немецких оккупантов город Киев… Нашим метким и исключительно мощным артиллерийским огнем была сразу подавлена артиллерия противника, что дало возможность развить стремительное наступление нашей пехоты и танков. Немцы, боясь полного окружения их в городе Киеве, в панике бежали из города и не успели сжечь и взорвать город Киев, как это было сделано с Полтавой и другими городами Левобережной Украины. Но несколько значительных объектов противник все же успел взорвать и поджечь. Сгорели Киевский университет, Дом Обороны, городская публичная библиотека, электростанции, взорваны два цеха завода «Большевик», хлебозаводы, водопроводное хозяйство, все мосты, путепроводы и ряд больших жилых зданий.

Почти все театры города уцелели. Ранее сгорели: цирк, театр Красной Армии, театр юного зрителя и все кинотеатры, находившиеся в центральной части города. Немцы ограбили почти все дома в городе, из некоторых (здания ЦК КПб)У, Верховного Совета УССР) вывезены даже дверные ручки, вытащены подоконники, двери, оконные рамы и вырезаны мраморные плиты…

Немцы производили массовые расстрелы людей, укрывавшихся от угона. На Подвальной улице, в Михайловском и Фруктовом переулках нашли много трупов жителей, пытавшихся укрыться от немцев. Немцы их расстреливали и сжигали… Н. Хрущев. 1943 г. 8 ноября».

«Комсомольская правда», 11 ноября 1943 года

«Бесноватый враг хотел онемечить Киев. «Смотрите, люди, смотрите!» — говорят киевляне, показывая на вывеску «Дейтше гаул». В этом доме на Подоле был пионерский клуб. Немцы превратили его в притон. «А это видели?» — спрашивают люди, указывая на золоченую надпись над аркой прославленного киевского стадиона: «Дейтше стадион». Немцы искали по спискам киевских футболистов, находили их и расстреливали, — расстреливали всех до одного, чтобы не осталось в городе украинцев и русских, которым потребовался бы стадион, чтобы стадион стал немецким».

«Нью-Йорк Таймс», 30 ноября 1943 года

«Немцы хозяйствовали в Киеве более двух лет. Город выглядит уничтоженным. Из 1 миллиона населения осталось 25 000. И все-таки это лучший город России. То, что город уничтожен, неудивительно, удивительно, что он уничтожен не весь, поскольку немцы имели время и план его полного уничтожения. Это объясняется тем, что немцы не хотели его сдавать и потому не уничтожали во время оккупации. А когда были вынуждены сдать, уже не имели времени, потому что Красная армия получила приказ быстро взять Киев, чтобы не допустить его полного уничтожения.

Разрушение было произведено в ночь с 5 на 6 ноября. Тогда были взорваны динамитом все пригородные фабрики, городские учреждения, резиденции на Крещатике, на Красноармейской улице, на бульваре Шевченко и в районе университета. Из зданий университета похищены книги и музейные собрания, а потом их разрушили, но не полностью.

Много уничтожено еще в 1941 м. Церковь св. Софии XI столетия, вместе с чудотворным образом Пречистой Девы, не уничтожена, зато разрушена Печерская Лавра с Успенской кафедрой.

После бегства немцев советская власть начала восстанавливать город. Появилась газета «Правда» с приложением на украинском языке, разрешены частные предприятия, в основном рестораны, а советский банк даже одалживает на это деньги. Профессор Владимир Артоболевский говорит, что после занятия Киева немцами в августе 1941 г. немцы разрешили преподавать в украинском университете и в украинских гимназиях, но потом все это закрыли, оставив лишь немецкие школы».

«Нью-Йорк Гералд Трибюн», 1 декабря 1943 года

«С общественной, духовной и физической точки зрения сегодняшний Киев — только тень Киева довоенного. В течение своей долгой, часто бурной истории нынешняя столица Украины переходила из рук одного победителя в руки другого, в сотый раз пережила польское нападение Пилсудского в 1920 году. Но никогда перед этим оккупант не высасывал из Киева столько крови, как это сделали немцы за два года и шесть недель своего последнего господства. Когда я проходил по серым и спокойным улицам, я видел лишь несколько пешеходов — и практически совсем не видел детей. Я не мог поверить, что это тот самый Киев, который я посещал перед войной. Даже во времена самого жестокого гнета советского режима, то есть в период первой пятилетки и нехваток, принесенных ею, Киев все-таки был самым оживленным городом России.

Из миллиона жителей осталось только 25 000 на момент бегства немцев. Теперь люди уже стягиваются с окраин и из подземелий. Они обыскивают каждый разрушенный дом, нет ли в нем мин, и начинают обустраивать жилье. Воду носят ведрами из Днепра или из каких-то колодцев. Не полностью уничтоженные дома освещают керосиновыми лампами или простыми свечами, потому что электростанции и газовые станции уничтожены. Нет нигде центрального отопления. Для обогрева люди собирают деревянные обломки на улицах и носят их охапками в дома, чтобы разжечь огонь в помещениях без окон и дверей. Нигде в селах не увидишь такой примитивной сельской жизни, как теперь в Киеве. Не слышно даже никаких разговоров — все равно, на русском или на украинском. Те, кто возвращается жить в Киев, входит в город как тень, в одиночестве и молчании».

Не правда ли эта картина очень напоминает то, как сегодня живут в Донецке, Луганске и других городах Новороссии, подвергшихся «активной демократизации» со стороны сегодняшних украинских «искателей западного счастья»? Что ж, кто ищет, тот всегда найдёт…

автор: Сергей Турченко

источник: rosgeroika.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector