Операция «Ульм». Роковой провал гитлеровских диверсантов на Урале

1943 год принес подлинный перелом в войне гитлеровской Германии с Советским Союзом. Красная Армия теснила части вермахта на запад, а исход сражений во многом определяла танковая мощь. В...

1943 год принес подлинный перелом в войне гитлеровской Германии с Советским Союзом. Красная Армия теснила части вермахта на запад, а исход сражений во многом определяла танковая мощь. В этой ситуации власти Третьего рейха приняли решение организовать масштабные диверсии против танковой промышленности СССР. Центр ее находился на Урале и именно туда планировали ударить гитлеровцы в рамках операции «Ульм».

Операция «Ульм». Роковой провал гитлеровских диверсантов на Урале

Подготовка к операции

План операции «Ульм» созревал в недрах СС. Глава СС Генрих Гиммлер был воодушевлен блестящей операцией по освобождению свергнутого итальянского дуче Бенито Муссолини, которую провел оберштурмбанфюрер СС Отто Скорцени, считавшийся самым профессиональным диверсантом Третьего рейха. Поэтому именно Скорцени и поручили подготовку к операции в глубоком советском тылу.

Тридцатипятилетний Отто Скорцени – инженер-строитель по профессии, в студенческие годы был известен как заядлый драчун и дуэлянт, а затем и как убежденный нацист, боевик СА. Когда началась Вторая мировая война, Скорцени попытался записаться в Люфтваффе, но из-за 30-летнего возраста и высокого роста (196 см) в авиацию Отто не взяли. Тогда он поступил на службу в СС и за четыре года сделал там головокружительную карьеру. В декабре 1939 года Скорцени зачислили сапером в запасной батальон лейбштандарта СС «Адольф Гитлер», затем был переведен в дивизию СС «Дас Райх», где служил водителем.

В марте 1941 года Скорцени получил первое офицерское звание унтерштурмфюрера СС (соответствовало лейтенанту вермахта). После вторжения на территорию Советского Союза Скорцени воевал в составе дивизии, но недолго – уже в декабре 1941 года он заболел воспалением желчного пузыря и был направлен в Вену на лечение.

Операция «Ульм». Роковой провал гитлеровских диверсантов на Урале

В апреле 1943 года Скорцени, носивший к тому времени звание гауптштурмфюрера СС (капитана), был переведен в части особого назначения, предназначенные для разведывательно-диверсионных операций в тылу противника. После удачной операции по освобождению Муссолини доверие к Скорцени со стороны и Гиммлера, и лично Адольфа Гитлера безмерно возросло. Поэтому ему и поручили руководить обучением диверсантов для операции «Ульм».

В группу «Ульм» отобрали 70 человек из числа молодых русских эмигрантов и бывших военнопленных РККА. Первоочередное внимание уделялось детям белоэмигрантов, так как они считались наиболее надежными и идейно мотивированными. Но набирали диверсантов и из военнопленных красноармейцев, особенно из числа тех, кто был родом с Урала и хорошо знал уральский ландшафт.

В сентябре 1943 года новобранцы приступили к тренировкам. Руководил обучением сам Скорцени, к этому времени отвечавший за разведывательно-диверсионную подготовку в VI Управлении РСХА (Главное управление имперской безопасности Германии). Перед группой «Ульм» ставились задачи по уничтожению ключевых объектов металлургической промышленности в Магнитогорске, электростанций, снабжавших предприятия электроэнергией, танковых заводов Урала.

В ноябре 1943 года самые способные курсанты, а таких набралось тридцать человек, были переправлены в оккупированную гитлеровцами Псковскую область СССР – в деревню Печки, где их на практике стали обучать подрыву железнодорожных путей, уничтожению линий электропередачи, работе с новыми взрывными устройствами. Натаскивали будущих диверсантов и прыгать с парашютом, преподавали им выживание в глухом лесу, передвижение на лыжах. Лишь 8 февраля 1944 года курсантов направили в район Риги, откуда их и должны были доставить самолетами к месту сброса в советский тыл.

Группа Тарасова

Около полуночи 18 февраля 1944 года трехмоторный самолет «Юнкерс-52», имевший дополнительные топливные баки, вылетел с эксплуатировавшегося люфтваффе военного аэродрома в Риге и взял курс на восток. На борту самолета находилась северная группа парашютистов, которой командовал гауптшарфюрер Игорь Тарасов – всего семь диверсантов.

Игорь Тарасов, белоэмигрант, был офицером российского императорского флота. В 1920 году он покинул Россию, обосновался в Белграде и до войны преподавал навигационное дело. Тарасов ненавидел советскую власть, поэтому, когда гитлеровцы предложили ему сотрудничество, он не сильно и раздумывал. Тем более что свое детство он провел на реке Чусовой и хорошо знал ее окрестности.

Белоэмигрантами были, кроме Тарасова, радист группы Юрий Марков, запасной радист Анатолий Кинеев, Николай Стахов. Последний служил у барона Петра Врангеля в чине подпоручика, а затем также обосновался в Югославии. Кроме бывших белых, в группу Тарасова входили и военнопленные РККА, перешедшие на сторону гитлеровцев.

Николай Грищенко служил командиром артиллерийской батареи 8-го стрелкового полка РККА в звании старшего лейтенанта. Он попал в плен и вскоре согласился сотрудничать с гитлеровцами. Бывшими красноармейцами были и два других диверсанта – Петр Андреев и Халин Гареев.

Операция «Ульм». Роковой провал гитлеровских диверсантов на Урале

Ночью 18 февраля 1944 г., спустя шесть-семь часов перелета, «тарасовцев» сбросили над глухим лесом на Урале. Им предстояло начать действовать к востоку от города Кизела Свердловской области. С плоскогорья можно было выйти к Горнозаводской железной дороге, связывавшей Пермь с Нижним Тагилом и Свердловском, и к самому Тагило-Кушвинскому промышленному узлу.

Следом за группой Тарасова, примерно через двое суток, на Урал должны были забросить и южную группу под руководством гауптшарфюрера СС 40-летнего белоэмигранта Бориса Ходолея. Диверсанты в форме младших командиров РККА должны были высадиться примерно в 200-400 км к югу от Свердловска и приступить к выполнению задач по уничтожению оборонных заводов Челябинской области.

Группа Ходолея должна была вылететь на Урал сразу после того, как центр получил бы радиограмму от группы Тарасова. Но этого не произошло. Диверсанты уже готовились к вылету, как командовавший ими Ходолей объявил, что пришло распоряжение прекратить операцию.

Так мы и не узнали причину столь неожиданного финала нашей авантюры, не узнали ничего и о судьбе группы Тарасова. Скорее всего, её провал и стал для нас спасительной соломинкой,

— вспоминал затем бывший обершарфюрер СС П.П. Соколов.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector