Операция прикрытия «Камуфляж»

1 августа 1985 года Гарднер Гас Хэттавэй, глава контрразведывательного подразделения в Лэнгли, получил срочную телеграмму из резидентуры ЦРУ в Италии. В то утро в американское посольство в Риме...

1 августа 1985 года Гарднер Гас Хэттавэй, глава контрразведывательного подразделения в Лэнгли, получил срочную телеграмму из резидентуры ЦРУ в Италии. В то утро в американское посольство в Риме явился полковник Виталий Сергеевич Юрченко и объявил о своем желании работать на Соединенные Штаты.

Хэттавэй полистал личный рабочий блокнот и удовлетворенно хмыкнул – последняя должность перебежчика впечатляла: заместитель начальника 1-го (американского) отдела ПГУ КГБ (внешняя разведка), где планировались разведывательные операции на территории США и Канады. Ничего себе улов! Таких размеров «золотая рыбка» со времен полковника Пеньковского еще не попадала в американские сети!

В тот же день поздно вечером Хэттавэй получил еще одну телеграмму из Рима. Юрченко сообщил, что шестью месяцами ранее в Вене некий американец связался с местной резидентурой КГБ и передал имена нескольких советских граждан, работавших в пользу США. Сам Юрченко никогда не встречался с этим добровольным информатором, но знал, что тот некоторое время работал в ЦРУ и неожиданно был уволен накануне командировки в Москву.

Хэттавэй, поняв, что речь идет об Эдварде Ли Говарде, со словами: «Этого ублюдка надо обезвредить, пока он не натворил новых бед!» – схватил телефонную трубку прямой связи с директором ЦРУ Уильямом Кейси.

Операция прикрытия «Камуфляж»

Директор ЦРУ Уильям Кейси. (слева). Олдрич Эймс – один из самых ценных советских агентов.

«ЧИСТАЯ ЛАЗЕЙКА» ПЕРЕКРЫТА

В 1977 году Хэттавэй, возглавив московскую резидентуру ЦРУ, обратил внимание, что его разведчики лишены возможности покидать здание посольства незамеченными. Всякий раз за ними увязывалась наружка. В то же время «чистые» дипломаты, занимавшие непрестижные должности, могли беспрепятственно передвигаться куда им вздумается.

Ларчик открывался просто: КГБ задолго до приезда любого церэушника в Москву располагал на него исчерпывающей информацией – будучи в зрелом возрасте – 40–45 лет, он успевал побывать в других странах – значит, засветиться.

Проект Хэттавэя «Чистая лазейка» и участие в нем разведчиков «глубокого прикрытия» состоял в том, что сотрудника, ранее не работавшего за границей по линии разведки, вычислить намного сложнее. Особенно если он молод (не более 30 лет) и если не станет участвовать в «играх» коллег, а также посещать помещения резидентуры, занимаясь чисто посольскими делами.

Согласно задумке Хэттавэя, разведчик «глубокого прикрытия», выходя на «тропу войны», обязан действовать, как призрак: молниеносно появиться в нужном месте в нужное время и молниеносно исчезнуть. О его принадлежности к разведке могли быть осведомлены только в Лэнгли, резидент и посол США в Москве.

«Чистая лазейка» была успешно апробирована, и на смену первопроходцу решено было послать следующего молодого офицера – Эдварда Ли Говарда. Поскольку трудно прогнозировать, с какими обстоятельствами ему придется столкнуться в Москве, его детально проинформировали обо всех операциях, проводимых американской резидентурой.

Однако в московские окопы холодной войны Говард не попал – в апреле 1983 года тест на полиграфе показал, что он лгал об употребления в недалеком прошлом психотропных препаратов и о чрезмерном увлечении алкоголем. Его отвели от поездки в СССР, и в мае уволили из ЦРУ без объяснения причин, разрушив, таким образом, его мечту детства стать национальным героем США.

В августе 1983 года в наше консульство в Вашингтоне поступило заявление от Говарда о выдаче ему туристической визы для поездки в СССР. В конверт он вложил письмо с просьбой о встрече с представителем КГБ для передачи сведений, которые представляют интерес для советской стороны. Местом встречи он обозначил здание Капитолия в Вашингтоне – довольно смелый шаг, учитывая предполагаемый характер встречи, но не такой уж и безрассудный, если иметь в виду, что контрразведчики из местного отделения ФБР вряд ли заподозрят, что осмотрительный сотрудник КГБ предпочтет для встреч со своим агентом эту кишащую людьми туристическую Мекку…

Однако руководство вашингтонской резидентуры КГБ, опасаясь попасть в ловушку ФБР, приняло решение не рисковать и на встречу не выходить. Тем более что если бы ФБР раскрыло вербовочную акцию русских в священном для американцев месте – здании Конгресса, – вал протеста и негодования внутри страны был бы неизбежен.

Год спустя после попытки Говарда установить контакт с КГБ, московский Центр дал добро на встречу с ним. Оказалось, сделать это непросто.

В феврале 1984 года во время ссоры в баре Говард выхватил пистолет и выстрелил в потолок. Суд признал его виновным, но ограничился пятилетним условным сроком и подпиской о невыезде (из страны. – «НВО»). Эдвард переехал в Санта-Фе и устроился экономистом в Законодательном собрании штата Нью-Мексико, но так и не смог побороть в себе обиду на ЦРУ. Ведь он со временем непременно должен был стать героем Америки…

Когда сотрудники вашингтонской резидентуры КГБ нашли новый адрес Говарда и напомнили о его письме, он с энтузиазмом принял предложение о сотрудничестве и встрече со своим возможным оператором.

21 сентября 1984 года Говард, нарушив подписку о невыезде, переступил порог советского консульства в Вене, встретился с указанным ему человеком и выложил все, что было ему известно и об операции «Чистая лазейка» и о разведчиках «глубокого прикрытия», действующих в Москве.

Говард не был бы американцем, если бы за услугу не потребовал денег. Заявил, что готов довольствоваться 150 тыс. долл. Сделка состоялась: Эдвард стал обладателем требуемой суммы, КГБ – информации особой важности.

Говард полагал, что сделка носила единовременный характер, но в Москве считали по-другому. И хотя контракт не был оформлен письменным договором о взаимных обязательствах, комитет не собирался в дальнейшем отказываться от услуг добровольного рекрута, постоянно держа его в поле зрения. Скоро у него появится возможность в этом убедиться…

Тем временем, получив сигнал в отношении Эдварда Ли Говарда лично от директора ЦРУ, Федеральное бюро расследований занялось поиском доказательной базы для его ареста. За домом Говарда было установлено круглосуточное негласное наблюдение, что не осталось незамеченным для экс-церэушника.

19 сентября 1985 года три сотрудника ФБР, не сумев добыть доказательств вины Говарда, кроме заявления директора ЦРУ, пошли напролом – в течение восьми часов допрашивали его в надежде вырвать признание. Тщетно, ибо озлобившийся церэушник-расстрига все отрицал, а на следующий день прибыл в советское консульство в Нью-Йорке, откуда тайно, через Данию и Финляндию, был благополучно доставлен в Москву.

ОТКРОВЕНИЯ «ЗОЛОТОЙ РЫБКИ»

Юрченко на военно-транспортном самолете доставили из Италии в США. По распоряжению директора ЦРУ ему было назначено пожизненное жалованье в размере 70 тыс. долл. в год. Он также получил в личное пользование двухэтажный меблированный коттедж в парковой зоне Вашингтона.

После того как были урегулированы финансовые и бытовые вопросы, перебежчика подвергли детальному опросу. На удивление церэушников, он, взяв инициативу в свои руки, ошарашил их объемом ценнейшей информации.

Так, он рассказал о ходе расследования, проводимого руководством ПГУ в отношении причин предательства Олега Гордиевского.

Сообщил об использовании «шпионской пыли», которую сотрудники наружного наблюдения в Москве наносят на одежду американских дипломатов и внутри салонов их автомобилей для выслеживания контактов из числа советских граждан.

В дополнение к сведениям о Говарде Юрченко раскрыл американцам планы КГБ об оборудовании на территории Западной Европы тайников и секретных складов с оружием на случай возникновения чрезвычайных ситуаций – например, при объявлении всеобщей воинской мобилизации.

На вопрос о существовании в американском разведсообществе советских «кротов» Юрченко рассказал, что в январе 1980 года в вашингтонской резидентуре принял какого-то рыжебородого американца, представившегося аналитиком из Агентства национальной безопасности (АНБ).

Церэушники незамедлительно вместе с контрразведчиками из ФБР составили список подозреваемых лиц. Он состоял из 580 фамилий. Методом отсева удалось выйти на «рыжебородого». Им оказался Рональд Уильям Пелтон.

Операция прикрытия «Камуфляж»

Объявление о розыске Эдварда Говарда Ли, подозреваемого в шпионаже. Постер Федерального бюро расследований США

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector