Неуловимые диверсанты

Военные разведчики оперативного звена с первых дней Великой Отечественной вели борьбу в тылу немецких войск. Иван Банов провел в общей сложности на оккупированной территории более двух с половиной...

Военные разведчики оперативного звена с первых дней Великой Отечественной вели борьбу в тылу немецких войск. Иван Банов провел в общей сложности на оккупированной территории более двух с половиной лет: добывал ценнейшую достоверную информацию о группировках немецких войск, его разведчики проводили дерзкие диверсии, уничтожали вражеские тыловые объекты.

Иван Банов родом из станицы Тацинская Ермаковского юрта 1-го Донского округа области войска Донского. Родился в 1916-м в крестьянской семье. Детство пришлось на Гражданскую, которая на донской земле шла с наибольшим ожесточением. Затем на Дону началась коллективизация, чему местное казачество сопротивлялось. Банов окончил школу-семилетку, а в 1933 году – первый курс сельхозтехникума в Ростове. В 17 лет начал работать: достаточно образованного по тому времени парня приняли в районный комитет Российского общества Красного Креста. Но административная должность его никак не устраивала, и через год, окончив курсы радиоинструкторов, он поехал радистом на машинотракторную станцию. В 1934–1935-м был секретарем комсомольских организаций в нескольких донских колхозах.

Неуловимые диверсанты

Банов Иван Николаевич

В 1935-м Банова призвали в армию, и после года срочной службы он поступил в Орджоникидзевское краснознаменное военное училище, которое окончил в 1938 году. Первое свое назначение он получил в Белорусский военный округ, где командовал взводом полковой школы и был помощником начальника отдела штаба стрелкового корпуса.

В сентябре 1939 года лейтенант Банов участвовал в походе советских войск в Западную Белоруссию. После завершения операции в жизни краскома Банова мало что поменялось – он продолжал служить на прежней должности. Однако вскоре написал рапорт о переводе в стрелковый полк, где стал ПНШ по разведке. Силами подчинявшихся ему взводов пешей и конной разведки добывал информацию о противостоящем противнике. И так проявил себя, что летом 1940-го был направлен на учебу в Высшую спецшколу Генштаба РККА.

Отряды особого риска

С началом Великой Отечественной требования к военной разведке многократно возросли. Ставку Главного командования, штабы фронтов, ведших тяжелые оборонительные бои, нужно было обеспечивать достоверными разведданными о противнике. К решению этой крайне важной задачи привлекали все силы и средства стратегической, оперативной и тактической разведки. Основные усилия перенесли на фронтовой уровень, поскольку там было больше возможностей оперативно добывать сведения о наступавших группировках вермахта, переброске немцами подкреплений и резервов в районы боевых действий.

Ранним утром 25 июня 1941 года группу выпускников Высшей спецшколы, в числе которых был и старший лейтенант Банов, вызвал начальник Разведупра генерал-лейтенант Филипп Голиков и приказал убыть в распоряжение разведотдела штаба Западного фронта. Уже через два дня офицеры приступили к срочному формированию групп для боевых действий в тылу противника, куда отбирали наиболее подготовленных военнослужащих из фронтовых частей. В кратчайшие сроки их перебрасывали в немецкие тылы для ведения активной разведки, диверсий в прифронтовой зоне, создания партизанских отрядов и их подготовки к боям с гитлеровцами.

После ухода в тыл противника первых созданных Бановым групп он готовил новых диверсантов, нацеленных на действия в зонах ответственности Центрального и Брянского фронтов. Наступление вермахта, отход советских войск вынуждали сокращать время на подготовку РДГ. Несмотря на это, бойцы действовали за линией фронта достаточно результативно. На установленных во вражеском тылу минах, в засадах и налетах уничтожались солдаты и боевая техника вермахта. Диверсанты Банова пускали под откос эшелоны с живой силой и вооружением, захватывали важные документы, допрашивали пленных, что позволяло отправлять Центру ценные сведения о действиях и планах немцев.

Неуловимые диверсанты

Осенью 1941-го Банову поручили готовить партизан-диверсантов в Курске, на подступах к которому красноармейские части вели тяжелые оборонительные бои. Кандидатов перед заброской в тыл противника учили обращению с взрывчаткой, установке мин, особенностям подрыва мостов и железнодорожных путей. Группы выводились в районы, занятые немцами, в основном пешим порядком, когда диверсанты переходили линию фронта через разрывы между наступающими германскими и красноармейскими частями. Баннов, неоднократно рискуя жизнью, подбирал наиболее подходящие для этого участки на переднем крае. А в ходе Елецкой наступательной операции Юго-Западного фронта в декабре 1941 года сам ушел в тыл противника во главе сформированного им диверсионного отряда. Перед ним поставили задачу нарушить переброску в районы боевых действий немецких подкреплений, наладить постоянное минирование дорог и железнодорожных путей, подрывать мосты и устраивать засады. Кроме того, группа должна была находить и уничтожать тыловые склады военного имущества и боеприпасов, выводить из строя немецкие линии связи. Одновременно группа Банова вела разведку, вскрывала направления перемещений танковых и артиллерийских частей, делала все для того, чтобы определять с максимальной точностью дислокации штабов, гарнизонов и частей вермахта.

Партизанский остров

В июне 1942-го после успешно проведенных операций отряд старшего лейтенанта Банова вышел в расположение наших войск. Долго отдыхать не пришлось. В августе его, уже капитана, вызвали в Разведупр РККА, где поставили новую задачу: создать в одном из белорусских партизанских отрядов оперативный центр, организовать агентурную разведку в районе крупного железнодорожного узла. Народные мстители проводили результативные акции на коммуникациях, но сбор информации о противнике не вели. А Центру требовались разведданные из оперативных тылов немцев, в первую очередь о перебросках крупных резервов.

Капитану Банову, получившему оперативный псевдоним Черный, предстояло десантироваться в район партизанского формирования Григория Линькова. С сентября 1941 года его отряд проводил боевые операции на востоке Белоруссии. К середине 1942-го отряд стал крупной партизанской группировкой, наносившей существенный урон немцам и их оккупационной администрации. Основные силы линьковцев по приказу из Москвы совершили переход в западном направлении и разместились близ города Барановичи, представлявшего большой интерес для развертывания диверсионной и разведывательной деятельности.

В конце августа Черный и несколько его разведчиков десантировались с борта самолета Московской особой авиагруппы относительно недалеко от базирования отряда Линькова. Приземлились успешно, в сопровождении встретившей группы партизан добрались до базы, располагавшейся на островке на лесном озере, что обеспечивало большую безопасность при внезапной атаке карателей.

После представления Линькову и знакомства со штабом партизанского отряда Черный приступил к выполнению задания. Прежде всего детально разобрался в оперативной обстановке и в том, какими возможностями располагают немцы для противодействия советской разведке. Все определялось тем, что в 1942 году немецкая оккупационная администрация и командование их тыловых районов в Белоруссии стали принимать жесткие меры контрпартизанской борьбы, стараясь добиться полного уничтожения народных мстителей. Действовали карательные отряды вермахта, против партизан пустили зондеркоманды СД и группы вспомогательной полиции, набранные из предателей. В лесах регулярно проводились рейды и облавы, под гребенку, что называется, прочесывая местность. На возможных путях партизан и помогавшим им местных жителей также выставлялись засады.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector