Начало «Большой игры»

В 2019 году в калейдоскопе сменяющихся юбилеев и дат в тени остались два события: 215 лет с начала Русско‑персидской войны 1804–1813 годов и 210 лет обороны Елисаветполя. Это...

В 2019 году в калейдоскопе сменяющихся юбилеев и дат в тени остались два события: 215 лет с начала Русско‑персидской войны 1804–1813 годов и 210 лет обороны Елисаветполя. Это была славная, но, к сожалению, незаслуженно забытая война, в ходе которой русские войска сумели разгромить многократно превосходящие их персидские силы. В результате в состав Российской империи вошли Баку, Дербент, почти весь нынешний Азербайджан и часть современной Армении.

В начале XIX века Закавказье представляло собой причудливый конгломерат полунезависимых княжеств, ханств и прочих феодальных образований, пытающихся лавировать между слабеющими Персидской и Османской империями и набирающим мощь западным миром, представленным Британской и Французской империями. Российская империя, непосредственно граничащая с Кавказом, не собиралась оставаться безучастной.

На дерзкие письма русские отвечают штыками

Прологом к войне стало непринятие и активное противостояние Персии переходу части тогдашней Восточной Грузии – Картли‑Кахетинского царства – в состав России.

Большой удачей было то, что главнокомандующим на Кавказе с сентября 1802 года был соратник Александра Суворова, генерал от инфантерии князь Павел Цицианов.

Звание полного генерала Павел Дмитриевич получил за взятие 15 января 1804 года одного из ключевых пунктов Кавказа – города‑крепости Гянджа, переименованного в Елисаветполь (употреблялось и название Елизаветполь) в честь супруги императора Александра I Елизаветы Алексеевны. После присоединения территории Гянджинского ханства к России Цицианов начал проводить активную политику по мирному присоединению к России закавказских ханств и султанатов, ранее вассальных Персии, с целью выйти к Каспийскому морю.

Взятие Гянджы стало непосредственным поводом для объявления Персией войны. Шах‑заде Аббас‑Мирза (сын шаха Фетх‑Али Каджара) и правитель Эриванского ханства Махмуд‑хан одновременно прислали Цицианову схожие по содержанию письма. Они потребовали от русских убраться с Кавказа, чтобы спасти свои жизни, иначе шах прогневается на них и покарает неверных. Это был ультиматум. Кавказский наместник и главнокомандующий ответил жестко: «На глупые и дерзкие письма, каково было ханское, с прописанием к нему еще и повелений… русские привыкли отвечать штыками».

Но в это время Российская империя готовилась к большой войне в Европе с недавно созданной Французской империей Наполеона, основные вооруженные силы находились на западной границе. На Кавказе наличествовали только небольшие формирования: Тифлисский, Кабардинский, Саратовский, Севастопольский и Троицкий мушкетерские полки, Кавказский гренадерский, Борисоглебский, Нарвский и Нижегородский драгунские полки, 9‑й и 17‑й егерские полки, всего около 7 тыс. человек.

Следуя своей наступательной тактике, Цицианов решил нанести удар первым и, начав поход на Эривань (так тогда называлась нынешняя столица Армении Ереван), обложил город. Махмуд‑хан вступил в переговоры и тянул время, надеясь на помощь персов. К городу подошел Аббас‑Мирза с 20‑тысячной армией. Недалеко от главной религиозной святыни монастыря Эчмиадзин произошло сражение, в котором русские войска смогли разгромить персидскую конницу. Монастырь удалось занять, однако из‑за отсутствия осадной артиллерии и в связи с проблемами со снабжением взять хорошо укрепленную Эривань не удалось.

В начале сентября 1804 года осада была снята, с русскими войсками ушел армянский архиепископ Иоанесс, за которым пошли 11 тыс. армянских семей, им нашли новое местожительство в пределах Российской империи. Несмотря на неприсоединение Эриванского ханства, Цицианов продолжил переговоры с правителями других ханств. В течение зимы/весны 1805 года к Российской империи мирным путем были присоединены Шурагельская область Эриванского ханства, Карабахское и Шекинское ханства.

В мае 50‑тысячная персидская армия под руководством Аббас‑Мирзы пересекла реку Аракс и вступила в Карабах. Здесь персам противостоял небольшой отряд (около 500 человек из 17‑го егерского полка) под командованием полковника Павла Карягина. В течение трех недель отряд Карягина около замков Аскеран, Шах‑Булах и селения Мухрат сдерживал основную часть персидской армии, не только оборонялся, но и контратаковал, в конце концов он пробился на соединение с войсками Цицианова, которые в это время вышли к Елисаветполю.

Здесь произошел известный эпизод, вошедший в историю как «живой мост». Несколько солдат 17‑го егерского полка соорудили во рву некое подобие моста из своих ружей, подперев его своими телами. Через этот мост было переброшено два орудия, которые находились в отряде полковника Карягина. Этот эпизод вошел в 5‑томный фундаментальный труд генерала от кавалерии Василия Потто «Утверждение русского владычества на Кавказе». В 1897 году известный художник‑баталист Франц Рубо изобразил его на живописном полотне. Сейчас эта картина находится в музее «Бородинская панорама».

Думать холодно, действовать горячо

На лето 1805 года приходится и экспедиция генерал‑майора Иринарха Завалишина к берегам Персии, а затем к Баку с целью закрепиться на Каспийском море. К сожалению, осада Баку не удалась.

После неудачной морской экспедиции Цицианов решил совершить сухопутный бросок к Баку, и в конце 1805 года войска выступили в поход. Войска шли через Ширванское ханство, практически мимоходом 7 января 1806 года Цицианов сумел подписать договор о добровольном вхождении в состав Российской империи этого ханства со столицей в городе Шемаха (нынешний районный центр Азербайджана Шемахы).

11 февраля 1806 года русские войска подошли к Баку, Цицианов потребовал у местного повелителя Гуссейн‑Кули‑хана сдачи города и перехода под российское подданство. Хан согласился, на 20 февраля было намечено подписание договора. Однако на месте встречи Павел Дмитриевич и его адъютант были злодейски убиты. Тело князя забрали в город, затем обезглавили и отправили в подарок персидскому шаху.

Оставшийся за старшего начальника генерал Завалишин снял осаду, несмотря на требования офицеров отомстить за своего командующего, и русские войска ушли из пределов Бакинского ханства.

Павел Дмитриевич Цицианов позже был перезахоронен в армянской церкви в Баку, а в 1811 году его останки были перевезены в Тифлис и перезахоронены в ныне действующем Сионском соборе.

Летом 1806 года новым главнокомандующим на Кавказе был назначен заслуженный ветеран 65‑летний генерал от инфантерии граф Иван Гудович. При нем был взят Дербент, отбита попытка персов войти Карабах в районе Шуши, подавлены восстания на недавно присоединенных землях, причем шекинский хан был лишен своего титула, а ханство стало областью в составе Российской империи. 15 октября 1806 года русские войска вошли в Баку.

23 ноября 1806 года началась очередная русско‑турецкая война, с персами было заключено Узун‑Килисское перемирие. За время перемирия Гудовичу удалось нанести серьезное поражение туркам у реки Арпачай, за что в сентябре 1807 года граф был произведен в фельдмаршалы.

После поражения, нанесенного туркам, Гудович принял решение ударить по персам и взять Эривань. В сентябре 1808 года начался новый поход. Вновь был занят Эчмиадзинский монастырь, русская армия стала лагерем возле Эривани. Одновременно часть армии заняла оборону по реке Аракс против возможных атак персов, а часть под командованием генерал‑майора Петра Небольсина пошла на Нахичевань, которая была занята 13 ноября 1808 года.

Ранняя зима резко обострила проблему снабжения русской армии, необходимо было либо отступать, либо решиться на штурм. Военный совет высказался за штурм.

В ночь на 17 ноября произошел неудачный штурм Эривани, причем обороной крепости руководили французские офицеры. Гудович вынужден был дать приказ об отступлении обратно в Грузию. Генерал Небольсин также вынужден был отступить с боем по заснеженным тропам из Карабаха.

После неудачного штурма у Гудовича открылись старые раны, перестал видеть правый глаз, в феврале 1809 года он был вынужден написать императору Александру прошение об отставке.

21 марта 1809 года вместо Гудовича главнокомандующим на Кавказе был назначен вызванный из отставки 58‑летний генерал от кавалерии Александр Тормасов, соратник Суворова.

Начало «Большой игры»

В Мегри отряд из 500 солдат под командой Котляревского ночью штыковой атакой опрокинул десятикратно превосходящие по численности войска персов. Неизвестный художник. Портрет Петра Котляревского. Начало XIX

В течение 1809 года генерал Тормасов показал себя весьма талантливым полководцем и стратегом, он сумел подавить поднявшиеся восстания в присоединенных землях, нанес ряд поражений и туркам, и персам. Ему удалось сорвать очередную попытку персов прорваться к Тифлису и к Елисаветполю – в нынешнем году мы отмечаем 210 лет этих героических событий. При нем была захвачена крепость на Черном море Поти, присоединены Абхазия и Имеретия.

В 1807 году произошла встреча Александра I с Наполеоном в Тильзите (ныне город Советск Калининградской области), в результате чего был подписан мирный договор, Российская империя присоединилась к континентальной блокаде Великобритании. Англия стала всячески подталкивать Персидскую и Османскую империи к войне с Россией.

Прежде всего британцы добились смены вектора во внешней политике Персии. В 1807 году персы заключили союзный договор с Французской империей, посол шаха встречался с Наполеоном. Аббас‑мирза являлся большим поклонником французского императора. Но стараниями дипломатов и агентов Туманного Альбиона этот договор был вскоре расторгнут, более того, 15 марта 1809 года был заключен англо‑персидский договор.

По этому договору Великобритания обязалась выплатить за три года 100 тыс. фунтов стерлингов (позже сумма была увеличена до 150 тыс.), обучить новую персидскую армию по английским стандартам и с помощью английских инструкторов, доведя ее численность до 16 тыс. (позже количество обученных солдат было увеличено до 50 тыс.), поставить 30 тыс. современных ружей и новые пушки. Теперь шахское правительство полностью координировало всю внешнюю политику с британским послом. Можно сказать, что британцы арендовали на три года внешнюю политику Персии и ее армию.

В мае 1810 года персидская армия Аббас‑Мирзы вновь вторглась в Карабах с целью дальше идти на Грузию. На пути персов встал небольшой отряд – батальон 17‑го егерского полка полковника Петра Котляревского. 29 июня штурмом русские егеря взяли укрепленный замок Мегри и в течение двух недель сдерживали всю персидскую армию, а 18 июля атаковали персидский лагерь, отбросив армию Аббас‑Мирзы за Аракс. За этот подвиг полковник Котляревский был награжден орденом Святого Георгия IV класса и золотой шпагой «За храбрость».

Петру Степановичу Котляревскому, сыну сельского священника из Малороссии, было в тот момент 27 лет. На Кавказ он попал 12‑летним мальчиком благодаря генералу Ивану Лазареву, был записан в 4‑й пехотный батальон Кубанского корпуса. В начале войны в чине капитана командовал ротой в 17‑м егерском полку. При взятии Гянджи был ранен, получил чин майора и орден Святой Анны III степени. Далее Котляревский в отряде полковника Карягина сражался в боях у Аскерани и у замка Шах‑Булах, был дважды ранен. За эти бои Петр Степанович награжден орденом Святого Владимира IV степени. В 1807 году – подполковник, а в 1808 году – полковник. Девизом его стало краткое и по‑суворовски точное выражение: «Обдумываю холодно, действую горячо! »

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector