Москва 1941 года глазами американского фотографа

Эвакуация детей официально не объявлялась даже тогда, когда фронт подошел к Смоленску. Вместо этого было сказано, что 20 000 школьников будут отправлены на летние каникулы в северные районы...

Эвакуация детей официально не объявлялась даже тогда, когда фронт подошел к Смоленску. Вместо этого было сказано, что 20 000 школьников будут отправлены на летние каникулы в северные районы «для проведения научных исследований», а еще 50 000 поедут в экспедицию в Центральную Азию «для геологических изысканий». Когда немцы подошли ближе к Москве, то улицы вокруг вокзалов были заполнены тысячами женщинами с детьми, которые фактически жили там помногу дней в ожидании свободного места в поезде.

Уличная торговля:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Когда Маргарет пошла в парикмахерскую, чтобы помыть голову и сделать маникюр, то увидела объявление, что в Москве больше нет маникюрщиц и данная услуга не предоставляется. На вопрос «Почему?» она получила ответ, что все работницы отправлены в тыл для уходя за детьми. Маргарет пришлось самой научиться красить и полировать свои ногти.

Камуфляж нанесенный на Манежной площади:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Толпы москвичей выходящие на улицу со станции метро Площадь Свердлова, где они прятались во время очередного авианалета. Здание на фото — это гостиница Москва:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Посол США передвигался в сопровождении шести сотрудников НКВД, которые были одновременно его телохранителями и надзирателями. Каждый его шаг был под контролем, куда бы он ни пошел. Та же участь постигла и других дипломатов. Менялось лишь количество приставленных сотрудников, которое зависело от статуса сопровождаемого лица. Посол почти не общался с ними, но, по его признанию, за два года так привык к молчаливым попутчикам, что когда их не было рядом, то начинал по ним скучать.

Ей запомнился момент, когда во время ужина в одном из лучших и самых дорогих ресторанов Москвы, люди за соседним столиком без возражений и как по команде встали и ушли, оставив тарелки с недоеденной едой. И все это лишь потому, что надо было посадить сопровождавших посла сотрудников НКВД, которые тут же заказали себе самые изысканные и дорогие блюда. Кто платил за все это, и платил ли вообще, так и осталось неизвестным. Когда посол приезжал к ним в отель, то двое оставались на улице охранять автомобиль: один стоял у входа в отель, один смотрел за лестницей и лифтом на их этаже, а двое стояли в коридоре у дверей номера. Сотрудники НКВД никак не препятствовали перемещению по городу, и когда они однажды вместе с послом спустились в метро, то те помогали им оберегая от давки и толпы.

Эскалатор в метро, который поднимает людей наверх со скоростью в три раза быстрее, чем в Нью-Йорке:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Станция метро «Маяковская»:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Первую бомбежку с фотоаппаратом на изготовке Маргарет встретила 26 июля в Спаззо-Хаусе, резиденции американского посла, которая использовалась в то время в качестве посольства. Это было единственное место, где она была уверена в том, что никто не побеспокоит ее во время налета и не сможет запретить вести съемку. В ту ночь посол Стейнхард уехал на дачу, а в здании остались лишь несколько советских работников, которые следили за крышей и должны были тушить зажигательные бомбы.

Все началось ровно в десять вечера. Маргарет с мужем выбрались на пологую крышу за окном кабинета посла и принялись наблюдать за небом, изрезанным десятками мощных лучей прожекторов. Над их головами, то там, то тут возникали вспышки от разрывов снарядов, следы трассирующих пуль и яркое пламя зажигательных бомб, медленно спускавшихся на парашютах. В ту же ночь был сбит первый немецкий самолет, а одна из 500-килограммовых бомб взорвалась рядом со Спаззо-Хаусом, упав на здание театра имени Евгения Вахтангова и полностью уничтожив его. При взрыве погибли люди находившиеся в убежище под театром, а так же актеры Василий Куза и Николай Чистяков, которые дежурили в ту ночь на крыше. Здании резиденции отделалось лишь выбитыми окнами. Вернувшись в отель, Маргарет начала проявлять и печатать получившиеся фотографии, но процесс был прерван очередным налетом и звуком воздушной тревоги. Чтобы спасти снимки ей пришлось остаться в номере и прятаться под кроватью от бдительных дежурных, которые проверяли номера и сгоняли постояльцев отеля в ближайшее бомбоубежище.

Люди в бомбоубежище:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Украинские колхозницы. Когда началась война, то женщины добровольно взяли на себя ту работу, что раньше лежала на плечах мужчин. «Мы должны работать в три раза больше, — говорили они мне. Один раз за себя, один раз за мужчин ушедших на фронт и один раз за нашу родину». Боевой дух был настолько сильным, что женщины больше не ходили на работу, они маршировали на нее. Они даже начали держать свои сельскохозяйственные инструменты, как настоящее оружие. Благодаря этому им в одиночку удавалось собирать урожай так же эффективно, как если бы рядом с ними были их сыновья и мужья.

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector