Москва 1941 года глазами американского фотографа

Американский посол Стейнхард в течении нескольких недель вел приготовления к будущей эвакуации дипломатического представительства. Резервное американское посольство было оборудовано на даче в 30 км от Москвы по Ленинградскому...

Американский посол Стейнхард в течении нескольких недель вел приготовления к будущей эвакуации дипломатического представительства. Резервное американское посольство было оборудовано на даче в 30 км от Москвы по Ленинградскому шоссе. Он был целиком поглощен этим вопросом и сам выбирал цвета для окраски стен и плотную ткань, чтобы занавесить окна. Ткани, как и многое другое, что невозможно было добыть в Москве, доставляли из Стокгольма со специальным курьером. Он заказал из США несколько больших палаток и установил их под деревьями рядом с домом для размещения американских граждан, которые придется покинуть отели в случае начала боевых действий. До последнего момента он не знал, что место выбранное им для эвакуации было в опасной близости к нескольким фабрикам по производству боеприпасов, которые подверглись массированным бомбардировкам. Когда это стало известно, то уже не было возможности и времени искать что-то другое.

Очередь в магазине одежды на улице Горького:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Маргарет с мужем жили в номере отеля Националь, который почти наполовину был заселен немцами. Номер стоил 96 рублей в сутки (18 долларов по существовавшему тогда курсу). Окна комнаты выходили на улицу Горького — Пятую авеню Москвы, как она ее именовала. Из окон был виден магазин сыров, магазин шампанских вин, магазин игрушек и больше всего поразивший ее магазин диетического питания. Внутри принимал врач, который бесплатно подбирал индивидуальную диету и давал рекомендации по здоровому питанию. Еще ее поразили диетические салаты и 32 вида хлеба. Она стала ходить туда постоянно из-за шоколада. В обычном гастрономе плитка стоила $2.50 (если перевести на доллары), в диетическом же, плитка специально изготовленного шоколада стоила всего 50 центов.

Улица Горького:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Маргарет обратила внимание, что в обычных разговорах люди все чаще и чаще обращались к теме политики и войне. Стало ходить множество анекдотов про Гитлера. Вот один из услышанных ей в Москве.

Дойдя до берега Английского канала Гитлер понял, что перед ним непреодолимая водная преграда, и он не знает, что с этим делать и как перевести армию на ту сторону. В поисках решения он обращается к старому раввину за советом:

— Скажи мне ребе, как мне перейти через канал?

— Это совсем нетрудно, — отвечает тот. У Моисея была точно такая же проблема тысячи лет назад.

— И что он сделал? — спрашивает Гитлер.

— Он поступил очень просто: взял посох, ткнул им в воду, а та расступилась перед ним.

— О! Это то, что мне нужно. Где взять этот посох?

— В Британском музее, ответил ребе.

Лобби отеля Москва:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Еще одним индикатором ухудшения ситуации в стране был запрет на выезд иностранцев за пределы Москвы. Даже дипломатам приходилось получать специальное разрешение на поездки по СССР. Многим отказывали. Поначалу это вызвало возмущение среди дипломатов, но потом они поняли, что мера направлена против немцев, которых таким образом держали подальше от происходящего в регионах. В начале июня Маргарет и Эрскину удается получить разрешение на небольшое путешествие по Советскому Союзу, и вместе с Евгением Петровым они отправляется в поездку по Украине, на Кавказ и в Крым.

Кисловодск:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Новость о начале войне застает их на обратном пути, когда они едут на поезде из Сочи в Москву. Общей картины происходящего нет. До них доходят только обрывки информации из радиоприемников на станциях и новостей, которые люди передают из уст в уста. По пути им встречается множество эшелонов с солдатами и военной техникой. Один из солдат передает им через окно газету и ее зачитывают до дыр, передавая из вагона в вагон.

В Москву они возвращаются только 27 июня и поселяются в том же самом Национале. Им выдают номер, в котором до недавнего времени жил торговый представитель Германии в СССР. Это огромные апартаменты с пианино и отдельной террасой, с которой открывается вид на Красную площадь и мавзолей Ленина. Самое удивительное, что стоит он те же 96 рублей в сутки. Маргарет расспросила портье и узнала, что немцы начали массово выезжать из отеля за неделю до начала войны. В течение этого времени все немецкие представители срочно покинули Москву. К субботе 21 июня не осталось никого, кроме двух человек, которые в спешке сбежали на следующее утро бросив свои чемоданы и не заплатив за проживание.

Ворота Кремля:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

На следующее утро первое, что узнает Маргарет — вышел новый приказ (она называет его «anticamera law»), на основании которого в каждого человека с камерой в руках можно стрелять без предупреждения. В этот момент она понимает, что ей выпал величайший шанс в ее жизни. Она — единственный фотограф и представитель иностранной прессы в огромной стране, которая вступила в одну из самых больших воин в своей истории.

Второй проблемой становится американский приказ об обязательной эвакуации всех граждан США из Москвы. Часть вывозят самолетами в Стокгольм, а остальных отправляют на поезде во Владивосток. Посол Стейнхард предупреждает их о возможной скорой бомбардировке города и сообщает, что осталось два последних свободных места в вагоне и что это их последний шанс ухать. Маргарет с мужем отказываются и отвечают ему, что приехали в Москву, для того, чтобы работать, а не чтобы сбежать в один из самых важных моментов в истории.

Москва в свете луны:

Москва 1941 года глазами американского фотографа

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector