Лина. История одного спасения

Спустя несколько дней знакомые засобирались в город. Клава почувствовала неладное. Попросила их взять с собой ее дочку, отвезти к бабушке. Но те очень уж сопротивлялись, и тогда Клава...

Спустя несколько дней знакомые засобирались в город. Клава почувствовала неладное. Попросила их взять с собой ее дочку, отвезти к бабушке. Но те очень уж сопротивлялись, и тогда Клава поняла, что точно не спроста – едут с доносом.

Лину все-таки взяли. Собирались большой компанией, кто-то заступился за девочку.

«Посмотри, куда они поедут, — наказала Клавдия. – Послушай, что в дороге будут говорить». Лине тогда было уже девять лет – она росла бойкой и сообразительной.

И девочка слушала – ничего толком не поняла, но по заговорщическому виду и постоянным недомолвкам сделала вывод, что им от этих людей ничего хорошего ждать не стоит.

— Когда я вернулась домой, не прошло и двух дней, как к нам нагрянул обыск. Пришли два полицая из местных, забрали все – от папиной одежды до книг. Потом у меня в памяти какой-то провал. Я не могу вспомнить, кто меня отвез к бабушке? Вечером того же дня к нам пришли мама с тетей – они бежали от преследования. А уже на рассвете в доме появились двое – пеший и конный. Один остался нас с бабушкой охранять, второй погнал тетю и маму на допрос. Потом во двор въехала машина, полная немцев. Один вышел и стал избивать бабулю плетью. Соседи позвали на помощь, прибежал один, который знал немецкий. Он объяснил, что это ошибка и бабушка ни в чем не виновата. Заступился. Немцы оставили нас, уехали.

Расстреляли маму и тетю в тот же день, в 11 часов утра. Тетя умерла на месте, а мама еще несколько часов была жива. Она рассказывала тем, кто пришел разбирать своих родных на место расстрела, что во время допроса не сдержалась – швырнула фрицу в лицо чернильницу. Ее тут же связали и отправили… Больше я о маме ничего не знаю. Мы хотели ее похоронить, но что мы, старуха и девочка, могли сделать? Так мои родные и остались в братской могиле.

«Такое забыть невозможно…»

Лина. История одного спасения

В память о тех событиях в 1988 году в Пролетарске открыли мемориал. На памятнике надпись: «На этом поле, бывшем каменном карьере, немецко-фашистские захватчики расстреляли советских граждан в августе-ноябре 1942 года. Вечная память Вам, советские люди! Май, 1985г.» На этой земле нашли свой последний приют около полутора тысяч пролетарцев. Расстреливали их прямо у колодцев, к которым люди приходили за чистой водой. Не щадили даже детей. Так погиб двоюродный брат Лины Ивановны Петр, сын работника железнодорожной станции, который вместе с пятью друзьями вели подрывную работу. В этот же список могла попасть и сама Лина. Но ее спас сосед, который вымолил девочку и ее бабушку у немцев.

… Отец Лины прошел войну, в 1943 году был ранен. После освобождения Чехословакии получил назначение на должность коменданта города Голишева, был почетным гражданином Чехословакии. После войны Иван Петрович Петров жил в поселке Юбилейном под Новошахтинском Ростовской области. Он много сделал для сохранения памяти – приходил в местную школу с военными рассказами, водил ребят на экскурсии по местам боевой славы. Умер Иван Петрович в 1984 году. И теперь в Юбилейном стоит памятник этому герою войны.

— Мне уже 85-й год пошел. Но, тем не менее, каждый май я стараюсь ездить на могилу к отцу, возложить цветы к памятнику, и, конечно, когда здоровье позволяет, езжу в Пролетарск, к маме, тете и двоюродному брату, — рассказывает Лина Ивановна Сапожникова. — Семьдесят пять лет прошло, а я помню всё, как сегодня – и повозку, и полицаев, и лица соседей, которые сдали моих родных. Такое забыть невозможно.

автор: Светлана Хлыстун

источник: topwar.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector