Код Мазепы

Весьма примечательная деталь. До нас дошли более десятка портретов этого исторического деятеля и даже несколько художественных полотен с его изображением. Удивительно, однако, но среди них нет элементарной схожести!...

Весьма примечательная деталь. До нас дошли более десятка портретов этого исторического деятеля и даже несколько художественных полотен с его изображением. Удивительно, однако, но среди них нет элементарной схожести! Такое впечатление, что этот человек имел множество взаимоисключающих ликов. И дней рождения, у него как минимум пять – с 1629 по 1644 годы (то-то раздолье у политических фанатов гетмана — отмечать его «круглые» юбилеи!). Впрочем, и дат смерти у Мазепы… три. Такой вот скользкий. Всё у него было не как у людей…

Сознательно опускаю детство, отрочество и юность Мазепы. Ибо сам чёрт ногу сломит в том отрезке его ущербной биографии. Хотя следующую выдержку приведу исключительно из уважения к авторитету авторов: «Тот, кто занимал тогда этот пост, был польский шляхтич, по имени Мазепа, родившийся в Подольском палатинате; он был пажом Яна Казимира и при его дворе приобрел некоторый европейский лоск. В молодости у него был роман с женой одного польского шляхтича, и муж его возлюбленной, узнав об этом, велел привязать Мазепу нагим к дикой лошади и выпустить её на свободу. Лошадь была с Украины и убежала туда, притащив с собой Мазепу, полумертвого от усталости и голода. Его приютили местные крестьяне; он долго жил среди них и отличился в нескольких набегах на татар. Благодаря превосходству своего ума и образования он пользовался большим почётом среди казаков, слава его всё более и более росла, так что царь принужден был объявить его украинским гетманом». Это цитата Байрона, приведённая по-французски, взятая им у Вольтера.

Правда, при этом трудно не подивиться, как два выдающихся европейских творца повелись на элементарную придумку. Ибо подобного в действительности не могло быть по определению. И поневоле ещё думаешь: видать не зря столь выдающиеся европейцы и так давно стали поэтизировать «хохлацкого Иуду». Даже утверждали, что «царь принуждён был». То есть на равных ставили шляхтича-выскочку и величайшего монарха в истории человечества.

Все современники Мазепы в один голос утверждают, что он был «чародiем». Наверное, потому так полагали, что по-иному им трудно было объяснить невероятное умение этого талантливого проходимца производить впечатление на людей и внушать им доверие к себе.

Меж тем именно такие коварные способности (элементарно гипнозом владел!) и вознесли Мазепу на вершину власти.

Когда гетманом Правобережной Украины был Павло Тетеря, Мазепа поступил к нему на службу. Гетманы в ту пору менялись, как перчатки у капризной дамы. И Тетерю сменил Петро Дорошенко. Он – естественно «очарованный» молодым шляхтичем, назначает его генеральным писарем — личным секретарем и главой своей канцелярии. При этом гетман Дорошенко вел сложную, тройную игру. Оставаясь подданным польского короля, он отправил своего секретаря к гетману Левобережной Украины Ивану Самойловичу с уверениями, что желает служить русскому царю. Но уже через несколько месяцев послал того же Мазепу к турецкому султану – просить помощи у извечного врага православных. А в подарок туркам преподнёс «ясык» – пятнадцать рабов из казаков, захваченных на левой стороне Днепра. По пути Мазепу с «гостинцами» захватили запорожские казаки во главе с кошевым атаманом Иваном Сирко. Тем самым, что писал со своими казаками знаменитое письмо турецкому султану Магомету IV: «Свиняча ты морда, кобыляча срака, кусача собака, нехрещеный лоб, мать твою …. Не будешь ты и свиней христианских пасти. Теперь кончаемо, ибо числа не знаемо, календаря не маемо, а день такой как и у Вас, за что поцелуй в сраку нас!»

И вот я сейчас задаюсь вопросом, на который никто и никогда не сможет ответить. Ну почему преданный Самойловичу (значит, и русскому царю!) атаман Сирко, этот неистовый защитник православных, заклятый враг татар и турок, не отрубил Мазепе голову на месте за то, что тот, подонок, вёз пятнадцать русских душ в рабство? Ведь Иван Дмитриевич всегда безжалостно истреблял пособников бусурман. А тут взял и отправил «подлую вражину» к гетману Самойловичу. Не иначе, как Провидение вознамерилось убедиться: насколько же низко и подло ещё способна упасть душа Мазепы.

Здесь, на Левобережье, происходит ещё одно, почти невероятное, во всяком случае, трудно объяснимое — именно Мазепу, как уже своё доверенное лицо, Самойлович посылает в Москву для переговоров. Там его разбитной порученец встречается с… самим царём Алексеем Михайловичем! И потом ещё много раз ездит в русскую столицу, укрепляя теперь уже свой собственный авторитет. Опуская бесчисленные тактические и стратегические ходы Мазепы, между которыми он благополучно «слил» Самойловича и всю его семью, где был почти родным человеком, заметим лишь, что 25 июля 1687 года хитрый царедворец получает с помощью подкупа российской чиновничьей верхушки «клейноты» (символы) гетманской власти – булаву и бунчук.

В правление Мазепы закрепощение посполитых (так называли тогда крестьян) приняло особенно широкий размах.

А гетман стал самым крупным крепостником по обе стороны Днепра. На Украине (в то время Гетьманщине) он прибрал к рукам около 20 тысяч дворов. В России — многим более 5 тысяч. В общей сложности Мазепа имел свыше 100 тысяч крепостных душ. Ни один гетман до него и после не мог похвастаться столь сказочным богатством.

А в это время в России происходили очень серьёзные тектонические сдвиги империи, в результате которых на престол взошёл Пётр I. Будете смеяться, но и к молодому царю Мазепа почти с ходу втёрся, как впечатался, в невероятное доверие. Даже сейчас в это с трудом верится, однако в 1700 году Мазепа получает орден Андрея Первозванного – высшая русская награда за №2! (первым награждён князь Иван Головин). Видать, крепко понравился русскому царю ушлый гетман, хотя возрастная разница, их разделявшая, составляла 33 года.

И далеко ведь не случайно Мазепа писал Петру: «Наш народ глуп и непостоянен. Пусть великий государь не слишком дает веру малороссийскому народу, пусть изволит, не отлагая, прислать на Украину доброе войско солдат, чтоб держать народ малороссийский в послушании и верном подданстве».

Это, кстати, к вопросу о восторгах некоторых историков по поводу самого долгого гетмановского правления Мазепы – двадцать один год – и о его якобы страстном стремлении к независимости Украины любой ценой. Уже не говорю о так называемых Коломацких статьях, подписанных лично гетманом при его вступлении в должность. Там чёрным по белому указано, что Украине запрещаются любые внешнеполитические сношения. Запрещалось гетману и старшин назначать без согласия царя. Зато все они получали русское дворянство и нерушимость имений. И, позвольте, где тут «борьба за независимость Украины»? Да, в течение двух десятилетий Мазепа неукоснительно выполнял волю Петра I. И правильно делал. Только предпринимал он это исключительно к выгоде своей. Тут никакой «нэзалэжностью» даже не пахнет. Запахло позже, когда ущербный по всем нравственным параметрам гетман почему-то уверовал, что непобедимая шведская армия разгромит войска нарождающейся Российской империи. Тогда-то впервые звериное, волчье чутьё Мазепы крепко его подвело. Вестимо, сколько верёвочке не виться… Но прежде, чем напомнить об окончательном падении гетмана, как политика, остановимся ещё на его самой безобразной человеческой подлости…

Первая песнь пушкинской «Полтавы», кто не забыл, начинается так: «Богат и славен Кочубей». И далее: «Но Кочубей богат и горд/ Не долгогривыми конями,/ Не златом, данью крымских орд,/ Не родовыми хуторами,/ Прекрасной дочерью своей/ Гордится старый Кочубей». Долгие годы почти ровесники (Мазепа старше Кочубея на год), они были друзьями – не разлей вода. И даже породнились: племянник гетмана, Обидовский, женился на старшей дочери Кочубея, Анне, а младшей Кочубеевне, Матрёне, Мазепа стал крестным отцом. У меня, на Украине, кумовство издревле почитается как духовное родство. Крёстные родители опекают крестников, пока те не встанут на ноги, а потом и крестники должны заботиться о крёстных родителях как о собственных. В 1702 году Мазепа похоронил свою жену и вдовел два года. В ту пору ему было далеко за шестьдесят, а Матрёне Кочубей – шестнадцать (в «Полтаве» она — Мария). Разница по самым скромным подсчётам – в полвека. И старик решил жениться на юной крестнице, хотя до этого соблазнил её мать. «Чародiй» пустил в ход все приемы своего обольщения: «Мое серденько», «моя сердечно кохана», «целую все члонки тельца твоего беленького», «помни слова свои, под клятвою мне данные, в тот час, когда выходила ты из моих покоев». «Я с великою сердечною тоскою жду от Вашей Милости известия, а в каком деле, сама хорошо знаешь». Из писем Мазепы видно, что Матрена, ответившая на его чувства, сердится за то, что гетман отослал её домой, что родители её ругают. Мазепа негодует и называет её мать «катувкой» – палачихой, советует в крайнем случае уйти в монастырь. Естественно, родители решительно воспротивились возможной женитьбе. Официальная причина отказа была в церковном запрете на браки между крестным отцом и крестницей. Однако изворотливый Мазепа, не заслал бы сватов, если бы не рассчитывал, что церковные власти, великолепно им прикормленные, снимут для него запрет. Скорее всего, Кочубеи прекрасно осознавали, в какую «халэпу» (напасть) может завести всё их семейство коварный и злой жених. Да со временем и Матрёна избавилась от заблуждений:

«Вижу, что Ваша Милость совсем изменилась своею любовью прежнею ко мне. Как знаешь, воля твоя, делай что хочешь! Будешь потом жалеть». И свои угрозы Мазепа исполнил сполна.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector