Как Рокоссовский переиграл Вайса

Ставка Верховного главнокомандования была убеждена, что к началу 1944 года будет поставлен крест на германском военном присутствии в восточной части Белорусской ССР, фашисты перестанут хозяйничать в Минске. Однако...

Ставка Верховного главнокомандования была убеждена, что к началу 1944 года будет поставлен крест на германском военном присутствии в восточной части Белорусской ССР, фашисты перестанут хозяйничать в Минске. Однако результаты наступательных действий не соответствовали ожиданиям на самом верху. В большей степени это касалось Витебской операции. Здесь продвижение советских войск было ничтожно мало. Гомельско-Речицкая оказалась успешнее, хотя и в этом случае не все задачи удалось решить. Почему так произошло? Дело в том, что Ставка допустила просчет в оценке необходимой для операций ресурсной базы, реальной боеготовности противника, возможности использования им местных природных условий.

При планировании Калинковичско-Мозырской операции была проделана основательная работа над ошибками. Ставку требовала создания чувствительных предпосылок для овладения столицей БССР. Речь шла о «котлах» для вражеских войск. Фронт постепенно смещался в направлении на Мозырь. В головах советских военных стратегов прокручивались такие соображения. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: кратчайший путь от Мозыря до Минска лежит через Бобруйск. Следовательно, концентрация именно там живой силы, вооружений и военной техники вермахта должна быть запредельной. Белорусскому фронту предстояло охватить бобруйскую группировку гитлеровцев с юга и по западу, насколько позволяли реальные ресурсы. Западная граница дислокации группировки проходила через реку Припять. От нее было рукой подать до Лунинца. Разумеется, сначала требовалось установить полный контроль над пространством, прилегавшим к Мозырю.

Командующий Белорусским фронтом генерал армии Константин Рокоссовский начал с тщательной инвентаризации имеющихся ресурсов. Известно, что Ставка очертила круг участников операции 61 и 65-й армиями, частично 16-й воздушной. Комфронта пришел к выводу, что 61 и 65-ю армию надо незамедлительно усилить, причем капитально. Это было сделано за счет личного состава, вооружений и военной техники, относившихся к другим армиям Белорусского фронта. Усиление выглядело таким образом: 2 и 7-й гвардейские кавкорпуса, артиллерийский корпус прорыва, две артиллерийские дивизии прорыва, минометная дивизия, две отдельные артиллерийские бригады. Территориально операция частично совпадала с Гомельской и Полесской областями, доходя до границы с Минской. Важная роль отводилась партизанам.

Операция превратилась в дуэль двух военачальников: комфронта Константина Рокоссовского и генерала пехоты Вальтера Вайса, который командовал 2-й германской армией. С ее стороны советским войскам противостояли девять пехотных и две танковые дивизии, три дивизиона штурмовых орудий, кавалерийский полк. Плюс глубоко эшелонированная оборона, над которой основательно поработали военные инженеры, использовавшие местный ландшафт, в первую очередь болота и реки. Дополнительным аргументом Вайса были четыре полностью укомплектованные венгерские дивизии.

Наступление началось 8 января 1944 года. Рокоссовский активно реализовывал принцип вариативности, что позволило на третий день боев прорвать передовую оборонительную полосу. В нужном месте в нужный час оказались гвардейцы 2 и 7-го кавкорпусов.

Восьмого января Рокоссовский приказал им поменять места дислокации. Переход на позиции в 20 километров к югу от Мозыря осуществлялся лесными дорогами, неизвестными гитлеровцам. Проводниками стали народные мстители. Кавалеристы перерезали стратегически важную трассу Мозырь – Петриков. Через нее гитлеровцы поддерживали связь с тылами, обеспечивая всем необходимым части и подразделения, сдерживавшие атаки РККА.

Рокоссовский потребовал от 61 и 65-й армий резко усилить наступательные действия, что было незамедлительно выполнено. Тройной удар со стороны 61-й армии получила калинковичская группировка вермахта. Враг больше не чувствовал себя хозяином на железной и шоссейной дорогах Калинковичи – Жлобин.

Рокоссовский переиграл Вайса. Тот зациклился на направлениях, где наступали 2 и 7-й кавалерийские, 1-й гвардейский танковый корпуса. 11 января советский полководец кардинально изменил план наступления, что застало видавшего виды Вайса врасплох. Все более убедительными становились совместные успехи красноармейцев и партизан. Наиболее резонансным было освобождение 14 января городов Калинковичи и Мозырь. Военные историки традиционно подчеркивают, что таким образом фашисты потеряли главные опорные пункты обороны и транспортные узлы.

Финальной точкой в операции считается появление 61 и 65-й армий на рубеже рек Ипа, Припять, Птич. На календаре было 30 января.

Почему не пошли дальше? 2-я армия вермахта получила подкрепление из двух пехотных дивизий, трех дивизионов штурмовых орудий, семи охранных батальонов. Надо понимать и усталость советских солдат и офицеров.

Через пять месяцев командующий 1-м Белорусским фронтом Рокоссовский будет фактически доделывать работу, начатую в Калинковичско-Мозырской операции. Но без нее не был бы так быстро создан «бобруйский котел» в выдающейся стратегической наступательной операции под кодовым наименованием «Багратион».

автор: Михаил Стрелец

источник: vpk-news.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector