Как мы управляли Германией

Советская оккупация (это официальный термин тех лет) Восточной Германии продолжалась с мая 1945 по октябрь 1949 года. 2,5 млн советских солдат и офицеров трех фронтов в феврале–мае 1945...

Советская оккупация (это официальный термин тех лет) Восточной Германии продолжалась с мая 1945 по октябрь 1949 года. 2,5 млн советских солдат и офицеров трех фронтов в феврале–мае 1945 года оказались в роли как освободителей немецкого народа, так и оккупантов Германии. В отличие от западных союзников, которые заблаговременно готовили кадры для управления оккупационными территориями и уже с 1942 года имели возможность приобрести опыт в Северной Африке и Италии, советские органы были неопытными в этом отношении.

РАЗДЕЛ СФЕР ВЛИЯНИЯ

После капитуляции Вермахта перед советскими войсками, которые вошли в Германию, на первый план вышли обеспечение городов и населенных пунктов продовольствием, водой, медикаментами, нормализация жизни в побежденной стране, предотвращение эксцессов и установление спокойных отношений с местным населением. Эту работу сначала выполняли полевые военные комендатуры, созданные в апреле 1945 года. 5 июня 1945 года по поручению своих правительств Маршал Советского Союза Георгий Жуков, генерал армии Дуайт Эйзенхауэр, фельдмаршал Бернард Монтгомери и генерал Жан де Тассиньи подписали Декларацию о поражении Германии и взятии на себя верховной власти четырьмя союзными державами. На следующий день было также подписано Соглашение о зонах оккупации и контрольном механизме в Германии. Основываясь на этих документах, советское правительство приняло положение о Советской военной администрации по управлению советской зоной оккупации в Германии (СВАГ).

Главнокомандующим Группой советских оккупационных войск в Германии и главноначальствующим СВАГ был назначен Жуков. После его отзыва в Москву в марте 1946 года СВАГ возглавил генерал армии Василий Соколовский, которого в марте 1949 года сменил генерал армии Василий Чуйков.

В общественном сознании народов России и других стран Жуков сохранил репутацию героя Халхин-Гола, а в годы Великой Отечественной войны – крупнейшего полководца. Но менее известна его деятельность на посту главнокомандующего Группой советских оккупационных войск и главноначальствующего Советской военной администрации в Германии. Именно тогда нужно было политически закрепить победу, достигнутую в борьбе с фашизмом. И здесь маршал Жуков проявил себя творчески мыслящим, дальновидным и обладающим широким кругозором политическим деятелем и дипломатом.

Американский дипломат Чарльз Болен, который встречался с Жуковым в Берлине, вспоминает: «…Его моральная чистота резко контрастировала с лживостью других большевистских лидеров… Я ни на минуту не сомневался, что его уважение к Эйзенхауэру было искренним, а не деланным в зависимости от конъюнктуры».

В августе 1945 года в структуру СВАГ входили 136 районных и 272 городские комендатуры, 88 комендатур в городских районах. Общая численность сотрудников СВАГ в конце 1948 года составляла 15 тыс. человек.

После образования в октябре 1949 года Германской Демократической Республики решением Совета министров СССР вместо СВАГ была образована Советская контрольная комиссия в Германии. Ее деятельность была прекращена 27 мая 1953 года. Вместо нее был создан аппарат Верховного комиссара СССР в Германии, а уже летом 1954 года состоялось его объединение с посольством СССР.

ПРИКАЗ № 2 ГЛАВНОНАЧАЛЬСТВУЮЩЕГО ЖУКОВА

Этим приказом от 10 июня 1945 года была разрешена деятельность антифашистских политических партий и организаций: Коммунистической партии Германии (КПГ), Социал-демократической партии Германии (СДПГ), Христианско-демократического союза (ХДС) и Либерально-демократической партии Германии (ЛДПГ). Порядковый номер этого приказа свидетельствовал о значении, которое советские оккупационные власти придавали антифашистским силам.

СВАГ хорошо представляла себе трудности на пути демократизации общественной жизни в Германии. Не все немцы были довольны разрешением деятельности четырех антифашистских партий. Некоторые коммунисты предлагали ввести однопартийную систему. Раздавались призывы к физическому уничтожению всех членов ликвидированной и запрещенной нацистской партии и немедленной подготовке социалистической революции. Но Национал-социалистическая партия Германии насчитывала 8 млн человек, а с примыкавшими организациями – 18 млн. Справедливо ли было всех рассматривать как военных преступников?

Сотрудникам СВАГ приходилось сдерживать тех членов КПГ и СДПГ, кто своими левацкими лозунгами причинял не меньшее зло демократическому процессу, чем откровенно правые. В дискуссиях о земельной реформе некоторые активисты КПГ и СДПГ предлагали национализировать всю подлежащую разделу землю и передать ее переселенцам и батракам для коллективной обработки. На собраниях КПГ в Берлине можно было слышать возмущенные вопросы, почему «русские не устраивают в Германии свержение капитализма», «почему Красная армия не уничтожает капитализм» и ряд других вопросов подобного рода.

Наибольшей симпатией у СВАГ пользовалась, естественно, Коммунистическая партия. Но она после разгрома фашизма, выступая за насильственные методы борьбы, не стала ведущей силой в среде рабочего класса, уступив эту роль социал-демократам. «Коммунизм для немцев что корове седло», – высказался однажды Сталин. Зная обстановку в Германии в те годы, он имел основания для такой оценки.

Из опасения, что КПГ будет всегда второй после СДПГ в германском рабочем движении или уступит его ХДС, коммунисты при энергичной поддержке СВАГ инициировали объединение с социал-демократами и создание Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). Руководство партии дважды в Москве встречалось со Сталиным.

В апреле-мае 1948 года Управление информации СВАГ всесторонне проанализировало положение в СЕПГ, сформулировало рекомендации, которые были переданы ее руководству. В частности, указывалось, что «СЕПГ в настоящее время является, по существу, правящей партией в советской зоне оккупации. Поэтому к ней предъявляются повышенные требования, и она должна чувствовать большую ответственность за свою политическую линию и практическую деятельность».

Выводы комиссии ЦК ВКП(б), которая весной 1948 года проверяла деятельность СВАГ, были гораздо критичнее. В своем решении комиссия отметила, что «СЕПГ не является решающей политической силой зоны, не стала политическим вождем немецкого народа. Значительная часть населения идет за буржуазными партиями».

ПОСЛЕВОЕННЫЙ СЕКВЕСТР

В центре внимания органов СВАГ всегда были экономические проблемы. Их решение позволяло выполнить репарационные обязательства Германии, создать экономические основы ее развития. Позиция советского руководства контрастировала со взглядами государственных деятелей США, которые еще во время войны требовали провести «аграризацию» Германии.

На конференциях в Ялте и Потсдаме руководители трех великих держав предусмотрели отчуждение фабрик и заводов крупных предпринимателей, служивших Гитлеру, военных преступников и нацистских бонз, чтобы подорвать основу германских промышленных монополий. Немецкие коммунисты рассматривали уничтожение монополистического капитала в Восточной Германии как важный шаг к национализации промышленности, которая стала бы базой для социалистических преобразований в экономике.

Как мы управляли Германией

Победители в столице поверженного врага. Фото Национального архива Канады

Приказами по СВАГ в октябре 1945 года на имущество бывшего немецкого государства и нацистских партий, всех запрещенных обществ и организаций был наложен секвестр – запрет или ограничение на использование имущества, распоряжение им. Часть этого имущества, кроме принадлежащего иностранным гражданам, была передана соответствующим немецким органам. Передачу советскими оккупационными властями в распоряжение народа большого количества конфискованных и экспроприированных предприятий блок антифашистских партий расценил «как акт особого великодушия».
Дальнейшую судьбу секвестрированных предприятий было решено определить на референдуме. Он состоялся в июне 1946 года только в одной земле – Саксонии, но от его результатов зависело проведение подобных референдумов в других землях. 78% проголосовали за безвозмездное отчуждение предприятий у военных преступников и нацистов. После аналогичных акций в других землях в собственность народа были переданы промышленные предприятия, производившие 40% всей продукции советской зоны.

Экономические преобразования в советской зоне повлияли на обстановку в западных секторах. В частности, американские власти в июле 1946 года также передали немецким органам секвестрированное у военных преступников имущество общей стоимостью 7 млрд марок. Подобные меры могли иметь серьезные политические и социально-экономические последствия. Это беспокоило буржуазные партии и немецких государственных деятелей в Западной Германии. Первый канцлер ФРГ Конрад Аденауэр писал: «Если бы Потсдамские решения действительно были выполнены в западных зонах, то три оккупационные зоны, то есть вся Германия, стали бы коммунистическими».

Несмотря на выраженный индустриальный характер экономики Германии, в ней сохранялся средневековой характер распределения земельной собственности. Решения о демократической земельной реформе были приняты президиумами управлений земель в сентябре 1945 года. Они предусматривали конфискацию земель крупных землевладельцев, имевших более 100 га, земли военных преступников и активных сторонников нацистского режима. Из конфискованных земель 83% принадлежали помещикам, около 3% – военным преступникам и активным нацистам, 14% – государству.

Земельная реформа, проведенная в срочном порядке, опередила образование местного самоуправления на селе, хотя должно было быть наоборот.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector