Гвардейская собственность

Первая мировая война стала свидетелем уникального явления – когда боевые трофеи даровались в собственность захвативших их частей Русской Императорской армии. Нам достоверно известно о двух таких случаях –...

Первая мировая война стала свидетелем уникального явления – когда боевые трофеи даровались в собственность захвативших их частей Русской Императорской армии. Нам достоверно известно о двух таких случаях – о них мы и хотим рассказать.

Первый из них произошел 6 августа 1914 г.

В этот день состоялся бой при Каушене – когда спешенные эскадроны русской гвардейской кавалерии вступили в бой с частями германской 2-й ландверной бригады, поддержанной 3 эскадронами и 12 орудиями. Силы русской конницы численно не превышали состава 4-х германских батальонов, тогда как противник у Каушена располагал 6-ю батальонами, занимавшими оборонительную позицию, при поддержке артиллерии.

Фронтальное наступление спешенной кавалерии проходило сложно – но переломить бой позволили поддержка Гвардейский Конной артиллерии и атака в конном строю 3-го эскадрона Конной гвардии под командованием ротмистра барона П. Н. Врангеля.

Гвардейская собственность

Ротмистр П. Н. Врангель.

Эскадрон ринулся галопом на действующие орудия противника – и, несмотря на потери, захватил 2 полевые пушки, 4 зарядных ящика и вышку. Причем последним выстрелом германского орудия под комэском была убита лошадь. Ротмистр был удостоен ордена Св. Георгия 4-й степени.

Гвардейская собственность

Летопись войны 1914-15-16 гг. № 104.

В этом бою солдатами и офицерами конного отряда был проявлен выдающийся боевой порыв, стоивший лишь конногвардейцам 13-ти офицеров (из них 6 убитых, а среди раненых находился командующий полком полковник Гартман – причем он был дважды ранен) и 38 нижних чинов (из них 18 убитыми). 2-й батальон 4-го ландверного полка, сражавшийся против частей 1-й гвардейской кавалерийской дивизии, потерял всех офицеров (13 человек) и 219 нижних чинов.

Гвардейская собственность

Летопись войны 1914 года. № 15.

Успех конногвардейцев стал переломным – германцы стали отступать, а русские захватили переправы через р. Инстер.

И в память славного боя и ознаменование подвига конногвардейцев 2 трофейных германских 77-мм орудия, 4 зарядных ящика и вышка Высочайшим повелением были пожалованы в собственность («в дар») лейб-гвардии Конному полку. И были перевезены в Санкт-Петербург – в казармы полка, «для хранения».

Гвардейская собственность

77-мм полевая пушка, одно из 2-х орудий, захваченных конногвадейцами в каушенском бою — собственность лейб-гвардии Конного полка.

Второй случай — эпизод истории 2-й роты лейб-гвардии 3-го Стрелкового Его Величества полка.
За бой 27 августа у Нешавы, приказом по полку, рота получила наименование «Боевая» — и, как отмечал ротный командир штабс-капитан Христофор Ауэ, — «мы все были очень горды». За боевые отличия в боях под Нешавой Х. Ауэ становится кавалером Гергиевского оружия: за то, что в этом бою под губительным огнем противника рота захватила австрийский окоп, в котором потом обнаружили около сотни трупов солдат противника. Рота Х. Ауэ в этом бою потеряла убитыми и ранеными более 50 человек.

«Боевой» рота осталась в ходе всей войны – позднее приобретя следующий трофей.

В одном из своих писем последний Начальник Гвардейской Стрелковой дивизии барон Н. И. Штакельберг писал, что как-то обратил внимание на тот факт, что 2-я рота 3-го полка единственная в дивизии имела собственные пулеметы – 2 германских пулемета на двуколках. Командир полка рассказал начдиву, что в ходе ночной атаки у Ломжи в феврале 1915 г. 2-я рота Х. Ауэ захватила эти пулеметы – причем к последним были прикованы никелированными цепочками германские унтер-офицеры. Пулеметы были переделаны под русский патрон, и Х. Ауэ сформировал собственный (ротный!) пулеметный взвод – а приказом по полку пулеметы были поименованы как неприкосновенная собственность Второй Боевой. Причем завет Х. Ауэ, когда он сдавал роту, гласил: ни при каких обстоятельствах не paсставаться с этими пулеметами, доставив их на квартиры мирного времени — в Царское Село. Н. И. Штакельберг отмечал, что видел эти 2 пулемета в Царском Селе — в помещении 2-й роты, а при расформировании полка они были сданы вместе с полковым имуществом в Интендантство.

А штабс-капитан Христофор Ауэ после боя под Ломжей стал кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени — за то что в ночь на 20-е февраля 1915 г. в ходе боя у дер. Карвово за высоту 85,0 во время штыковой атаки во главе своей роты выбил германцев из окопов, захватив пленных и два действовавших пулемета.

Гвардейская собственность

Христофор Александрович Ауэ.

Всего же в том бою за выс. 85,0 у дер. Високе и Мале Дуже гвардейскими стрелками, нанесшими поражение частям германских 41-й пехотной и 1-й ландверной дивизий, было захвачено 5 пулеметов. Атака частей лейб-гвардии 3-го Стрелкового полка была отмечена в сводке Ставки и на страницах германского Рейхсархива.

Подвиги частей и подразделений Русской Императорской армии поощрялись и таким образом: путем пожалования им в собственность ценного трофея, добытого в бою – как это имело место в истории лейб-гвардии Конного и лейб-гвардии 3-го Стрелкового полков. Это должно было стать зримым воплощением подвига, предметом гордости солдат и офицеров, добывших своей кровью ценный трофей. А после войны – важным экспонатом в полковом музее. Возможно, имеет смысл воскресить эту традицию и в современной российской армии.

Гвардейская собственность

Один из первых трофейных германских пулеметов.

автор: Олейников Алексей

источник: topwar.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector