Дело генерала-карателя

Как видно из подписанной помощником Главного военного прокурора справки, основанием для реабилитации фон Паннвица послужил пункт «а» статьи 3 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18...

Как видно из подписанной помощником Главного военного прокурора справки, основанием для реабилитации фон Паннвица послужил пункт «а» статьи 3 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года. Текст закона гласит:

«Подлежат реабилитации лица, которые по политическим мотивам были:

а) осуждены за государственные и иные преступления».

Но при чем тут «политические мотивы», когда речь идет о зверствах, насилиях, убийствах ни в чем не повинных людей. Да и сама статья 3 произвольно вырвана из контекста закона. Ибо статья 4 того же правового акта утверждает:

«Не подлежат реабилитации лица, перечисленные в ст. 3 настоящего Закона, обоснованно осужденные судами, а также подвергнутые наказаниям по решению несудебных органов, в делах которых имеются достаточные доказательства по обвинению в совершении следующих преступлений:

…б) совершение насильственных действий в отношении гражданского населения и военнопленных, а также пособничество изменникам Родины и фашистским оккупантам в совершении таких действий во время Великой Отечественной войны;

…г) военные преступления и преступления против правосудия».

Вряд ли блюститель законности в полковничьих погонах не прочитал ст. 4, сославшись на ст. 3, или счел возможным избирательно толковать правовой акт, «не заметив» неудобную статью. Очевидно, признательные показания Паннвица на допросах в МГБ (приведенные выше выдержки из протоколов) как раз и показались ему «недостаточными» доказательствами.

«Не заметил» В.М. Крук и чистосердечных признаний фон Паннвица на допросах. Иначе как объяснить такое утверждение полковника юстиции в реабилитационном заключении по делу Паннвица:

«…установлено, что генерал-лейтенант фон Паннвиц в период Великой Отечественной войны являлся гражданином Германии, военнослужащим немецкой армии и выполнял свои воинские обязанности. Данных о том, что фон Паннвиц или подчиненные ему части допускали зверства и насилия в отношении мирного советского населения и пленных красноармейцев, в деле не имеется».

Наверное, я чего-то недопонимал. Видимо, мне было далеко до того уровня правосознания, которым обладал полковник юстиции В.М. Крук…

Но вот какая мысль после знакомства с этими весьма красноречивыми документами не давала мне покоя: а не являются ли часом жертвами политических репрессий и не подлежат ли на том же основании реабилитации приговоренные к повешению Нюрнбергским трибуналом в 1946 году, скажем, начальник штаба Верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршал В. Кейтель или начальник Главного управления имперской безопасности обергруппенфюрер СС доктор Э. Кальтенбруннер? Ведь «политические мотивы» в их уголовных делах, несомненно, налицо. Они также боролись с большевизмом в меру своих сил и способностей. Приговоренные к смертной казни международным судом в Нюрнберге опять-таки являлись гражданами Германии и «всего лишь» выполняли свои служебные обязанности или приказы фюрера. Эти люди никого сами не убили, не пытали и не ограбили…

Риторический вопрос: подумали ли в Главной военной прокуратуре во главе с заместителем Генерального прокурора РФ, Главным военным прокурором В.Н. Паничевым, прежде чем реабилитировать фон Паннвица, как далеко может завести законность «гуманизм» такого рода?

Не есть ли это беззастенчивое глумление над памятью жертв нацизма, над страданиями и горем миллионов наших сограждан и представителей других покоренных народов, на долю которых выпала основная тяжесть борьбы с «чумой XX века»?

Теперь о том, откуда, как говорится, дул ветер весной 1996 года. Вспомним, что реабилитация нацистского генерала совпала по времени с визитом Б.Н. Ельцина в Германию. Борис Николаевич в ту приснопамятную пору мнил Россию союзником ФРГ и щедро демонстрировал сердечное расположение к канцлеру Х. Колю. Для подтверждения этой дружбы требовались, конечно, доказательства, какие-то конкретные шаги. Вот чиновники из ГВП и подсуетились: реабилитация фон Паннвица стала одним из «жестов доброй воли». Правда, он был рассчитан всецело на немецкую аудиторию, а от соотечественников аккуратно скрыт. Это не просто моя догадка. Такое же объяснение дал мне и весьма осведомленный сотрудник Службы внешней разведки. Есть свидетельства, что вслед за Паннвицем собирались реабилитировать и Ханса Раттенхубера, начальника личной охраны Гитлера, окончившего свои дни в советской тюрьме, но не успели. В Кремле начали меняться люди, а вместе с ними и господствующие настроения.

К тому же, в 2001 году автор этих строк опубликовал в двух изданиях – еженедельнике «Независимое военное обозрение» и ежемесячном публицистическом журнале «Сельская новь» — разоблачительные материалы о реабилитации Хельмута фон Паннвица. После выступлений в печати Главная военная прокуратура дала обратный ход: реабилитация гитлеровского генерала-карателя была срочно отменена. В ответе, полученном редакцией журнала «Сельская новь» за подписью начальника Управления реабилитации жертв политических репрессий ГВП генерал-майора юстиции В.К. Кондратова говорилось: «Сообщаю, что заключение от 22 апреля 1996 года о реабилитации фон Паннвица Гельмута как необоснованное отменено. 28 июня сего (2001) года вынесено заключение, что фон Паннвиц за совершенные преступные деяния осужден обоснованно, оснований для принесения протеста не усматривается и реабилитации он не подлежит».

Одновременно признано, что справка о реабилитации фон Паннвица Гельмута юридической силы не имеет, о чем письменно уведомлены заинтересованные лица, а также соответствующие государственные учреждения ФРГ.

Это решение позволяет сделать вывод, что над юристами ГВП отнюдь не довлеет корпоративная солидарность, они открыты для гласного обсуждения проблем правозащитной деятельности и искренне стремятся исправлять допущенные ошибки.

В беседе с редактором отдела истории и права журнала «Сельская новь» (им был ваш покорный слуга) генерал-майор юстиции В.К. Кондратов рассказал кое-какие подробности этого дела. Оказывается, в 1996 году вопреки сложившейся многолетней практике тогдашнее руководство ГВП поручило изучить вопрос о пересмотре дела фон Паннвица и подготовить заключение по нему не Управлению по реабилитации жертв политических репрессий, а лично помощнику Главного военного прокурора полковнику юстиции В.М. Круку. Разумеется, юридической экспертизе в означенном Управлении келейно составленный документ не подвергался и был утвержден, фактически миновав компетентных специалистов.

— Если бы дело фон Паннвица рассматривалось у нас, ошибки, думаю, не случилось бы, — подчеркнул Валерий Константинович. – Ведь наши юристы при определении степени виновности того или иного лица учитывают всю совокупность обстоятельств, а не отдельные формальные основания…

По оценке генерал-майора юстиции Кондратова, который занимался делами по реабилитации с 1987 года, случай с Паннвицем в своем роде беспрецедентный.

Например, в том же 1996 году, когда «отпустили все грехи» генералу-вешателю Паннвицу, в Главной военной прокуратуре рассматривались дела генерал-майора Г. Ремлингера (военный комендант г. Пскова в период нацистской оккупации) и генерал-майора К. Буркхардта (коменданта тыла 6-й германской армии, дислоцировавшейся в 1941 – 1942 гг. на Украине). Обоим в реабилитации было отказано: в их уголовных делах содержатся аналогичные показания о творившихся ими злодеяниях, что и в материалах допросов Гельмута Паннвица, с той лишь разницей, что совершались казни и грабежи ни в чем не повинных людей на территории СССР.

Кстати, в 1997 году в ГВП рассматривались дела сообщников Паннвица, осужденных к смертной казни одним с ним приговором, вынесенным 16 января 1947 года, лидеров белого казачества П.Н. и С.Н. Красновых, А.Г. Шкуро, Султан-Гирея Клыч, Т.И. Доманова. Как сообщил генерал-майор юстиции Кондратов, на их реабилитации настаивали такие организации, как Донской военно-исторический клуб, Информационный казачий центр Союза казаков России, Объединенный фонд культуры кубанского казачества. Однако Военная коллегия Верховного суда РФ на основании заключения ГВП 25 декабря 1997 года вынесла окончательный вердикт: эти лица понесли наказание по заслугам и оправданию не подлежат.

Для Хельмута фон Паннвица, как видим, было сделано исключение. Знал ли Борис Николаевич Ельцин, какой сомнительный реверанс исполнили в ГВП ради укрепления его личной дружбы «с другом Хельмутом»? Темна вода в облацех…

автор: Александр Владимиров

источник: www.stoletie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector