Богатырские марши

Знаменитый марш войск 7 ноября 1941-го был вовсе не единственным парадом на Красной площади в Великую Отечественную. Ветераны хорошо помнят состоявшийся в 1945-м первомайский. Если о первом говорили...

Знаменитый марш войск 7 ноября 1941-го был вовсе не единственным парадом на Красной площади в Великую Отечественную. Ветераны хорошо помнят состоявшийся в 1945-м первомайский.

Если о первом говорили «С Красной площади – на фронт», то о втором можно было сказать «С фронта – на Красную площадь». Тогда по Красной площади впервые прошли курсанты и пехотинцы в новеньких парадных мундирах, причем со считавшимися красивыми довоенными самозарядными винтовками СВТ, проползли танки Т-34-85 (что примечательно, в огнеметном варианте ТО-34-85) и ИС-2, проехали боевые машины реактивной артиллерии различных типов, в том числе последних образцов – БМ-31-12 и БМ-8-72, а «Студебекеры» US6 прокатили с дальнобойными полевыми пушками БС-3, уже успевшими зарекомендовать себя в борьбе против «Тигров» и «Пантер». Была и воздушная часть с бомбардировщиками, истребителями, штурмовиками. Принимал парад у командующего войсками Московского военного округа, выходца из войск НКВД генерал-полковника Павла Артемьева начальник Генерального штаба генерал армии Алексей Антонов, заявивший в речи перед парадными расчетами: «Враг находится на последнем издыхании, и дни его сочтены. Задача теперь состоит в том, чтобы добить врага, принудить его сложить оружие и безоговорочно капитулировать».

До подписания Акта о капитуляции германских вооруженных сил оставалась еще неделя, но иногда тот малоизвестный парад 1 мая 1945 года называют первым Парадом Победы. Скорее, конечно, это была генеральная репетиция.

«Повергнуть с позором к ногам победителей»

Идея проведения Парада Победы 24 июня 1945 года принадлежит Сталину. Через несколько дней после капитуляции Германии он, по воспоминаниям генерала армии Сергея Штеменко, заявил руководству Генштаба: «Нужно подготовить и провести особый парад. Пусть в нем будут участвовать представители всех фронтов и всех родов войск». Несмотря на предложение Маршала Советского Союза Георгия Жукова принять парад самому Верховному, будущий генералиссимус (это звание ему будет присвоено 27 июня) ответил: «Я уже стар принимать парады. Принимайте вы, вы помоложе».

Командовать парадом назначили Маршала Советского Союза Константина Рокоссовского. В параде под 360 боевыми знаменами должны были участвовать 10 сводных полков фронтов (по одному от каждого) и сводный полк Военно-морского флота. Сталин также распорядился вынести гитлеровские знамена и с позором повергнуть их к ногам победителей.

На парад приказали прибыть командующим фронтами и всем командармам, включая воздушные и танковые армии. Личный состав для участия в параде отбирался из числа бойцов и офицеров, отличившихся в боях и имевших награды. Фронтовой сводный полк формировался из пяти батальонов двухротного состава, в каждом положено было иметь шесть рот пехоты, по роте артиллеристов, танкистов и летчиков и сводную роту кавалеристов, саперов и связистов. Регламентировалось и личное вооружение: в трех стрелковых ротах – винтовки, в остальных трех – пистолеты-пулеметы, у артиллеристов, саперов, связистов и кавалеристов (при шашках) – карабины за спину, у танкистов и летчиков – пистолеты.

Сводным полкам, в каждом из которых насчитывалось более тысячи человек, предписывалось прибыть в Москву 10 июня. Здесь же им выдавалось парадное обмундирование образца 1943 года, к пошиву которого был привлечен весь «швейный потенциал» столицы – в первую очередь фабрика «Большевичка». Разместили полки в Чернышевских, Алешинских, Октябрьских и Лефортовских казармах. К строевым тренировкам облаченные в парадную форму полки приступили на Центральном аэродроме им. Фрунзе.

24 июня в 10 часов утра из ворот Спасской башни выехал на коне маршал Жуков, к которому для отдачи рапорта устремился другой конник – командующий парадом Рокоссовский. Затем после сигнала фанфар «Слушайте все!» на Красную площадь вышел сводный военный оркестр (1400 музыкантов) под началом дирижера генерал-майора Семена Чернецкого. Исполняется мелодия Глинки «Славься, русский народ». После выступления Жукова (с трибуны Мавзолея), артиллерийского салюта и троекратного солдатского «Ура!» под гимн Советского Союза началось прохождение войск действующей армии в следующем порядке: Карельский фронт (Маршал Советского Союза Кирилл Мерецков), Ленинградский (Маршал Советского Союза Леонид Говоров), 1-й Прибалтийский (генерал армии Иван Баграмян), 3-й (Маршал Советского Союза Александр Василевский), 2-й (генерал-полковник Кузьма Трубников) и 1-й (генерал армии Василий Соколовский) Белорусские, 1-й (Маршал Советского Союза Иван Конев), 4-й (генерал армии Андрей Ерёменко), 2-й (Маршал Советского Союза Родион Малиновский) и 3-й (Маршал Советского Союза Федор Толбухин) Украинские фронты, сводный полк флота (вице-адмирал Владимир Фадеев).

В составе сводного полка 1-го БФ при своих 20 знаменах прошла колонна Войска польского, возглавляемая начальником его Генерального штаба генералом брони Владиславом Корчицем – он же генерал-полковник Красной армии, прослуживший в Польше до 1954 года. Участником Парада Победы был и будущий генсек ЦК КПСС, весьма браво смотревшийся генерал-майор Леонид Брежнев – начальник политуправления 4-го УФ. На параде он был замполитом своего сводного полка.

Сразу вслед за моряками при смолкшем оркестре на площадь под барабанную дробь вступили 200 солдат, несших склоненные к брусчатке немецкие знамена. Можно сказать, Красную площадь «подмели» регалиями вермахта и ваффен-СС. Штандарты врага были брошены к подножию Мавзолея, и этот легендарный момент парада по сути стал символом триумфа нашей страны в той войне.

И тачанки, и «Зверобои»

Но марш этим не завершился. Эстафету парада на Красной площади приняли войска Московского гарнизона – сводный полк Наркомата обороны, слушатели военных академий (в том числе, что интересно, и военные переводчики), курсанты, суворовцы и нахимовцы, части войск НКВД. Изящно прогарцевала под «Полюшко-поле» сводная кавалерийская бригада, которую замыкали боевые конно-пулеметные тачанки образца 1926 года с максимами. Прошли инструкторы – проводники служебных собак со своими питомцами (кинологи были при миноискателях). Их участие в параде совершенно справедливо: на счету четвероногих бойцов во время войны были не только 680 тысяч вывезенных с поля боя тяжелораненых и четыре миллиона обезвреженных мин, но и более 300 уничтоженных ценой собачьей жизни танков противника.

Богатырские марши

«Военно-техническую» часть парада открыла зенитная артиллерия, во время войны вместе с авиацией ПВО надежно закрывшая небо над Москвой для вражеских бомбардировщиков. Перед трибунами проследовали самоходные системы – пулеметы ДШК на ЗиС-5 и 25-мм спаренные установки 94-КМ на ЗиС-12, буксируемые 37-мм (61-К) и 85-мм (52-К) зенитные пушки, автопрожекторные станции З-15-4Б и установленные на грузовиках звукоулавливатели ЗТ-2 (в арсенал ПВО уже входили радиолокационные станции и радиопрожекторы, но на параде не демонстрировались).

Советский «бог войны» был представлен основной линейкой реактивных систем залпового огня – от БМ-8-72 (72 эрэса в залпе) и БМ-13 катюша до тяжелых БМ-31-12 «Андрюша» на шасси «Студебекер», ствольная артиллерия – 122-мм гаубицами М-30 и пушками А-19, 152-мм МЛ-20, самыми на то время мощными в мире 160-мм минометами МТ-13, а также орудиями РВГК – 152-мм пушками Бр-2, 203-мм гаубицами Б-4 (обе на гусеничном ходу), 210-мм пушками Бр-17 и 305-мм гаубицами Бр-18 (обе доработанные в СССР еще до войны лицензионные чехословацкие фирмы «Шкода») – точнее, их стволами на повозках с пневмошинами. Если верить британскому справочнику Military Balance, 3750 М-30, сотня МЛ-20 и 40 переведенных на колесный ход Б-4М до сих пор находятся в Российской армии на складском хранении. Для стрельбы из МЛ-20 и Б-4М могли использоваться появившиеся в послевоенный период ядерные боеприпасы, а попавшие за рубеж М-30 так и вовсе воюют кое-где до сих пор в локальных конфликтах.

Противотанкисты лихо провезли в сцепе с «доджами три четверти» (WC51) отличные 57-мм пушки ЗиС-2, а системы более крупных калибров были представлены шедевральными 76-мм ЗиС-3 и уже демонстрировавшимися на первомайском параде великолепными 100-мм БС-3. Все эти пушки и сегодня в строю в ряде стран, в частности в Корейской народной армии.

Буксируемая артиллерия на параде имела механизированную тягу – никакой конной, привычной по парадам 30-х годов. И это не только автомобили, но и гусеничные тягачи – могучего вида отечественные довоенные «Ворошиловы» для орудий большой и особой мощности, новые высокоманевренные Я-12, ленд-лизовские «Аллис-Чалмерс» HD7.

За артиллеристами по площади проследовали моторизованные части – мотоциклетный батальон на М-72 с колясками при пулеметах Дегтярева, легкие бронеавтомобили БА-64, мотострелки на «Студебекерах». Десантники проехали на ЗиС-5 с эмблемой парашюта (нужно сказать, на фоне прочей техники смотревшихся довольно архаично – ведь этот заслуженный, воистину героический грузовик вел свою родословную от американского «Отокара», лицензия на производство которого в СССР была приобретена в 1928 году).

«Гвоздем» этой части парада стало прохождение бронетехники Красной армии – средних танков Т-34-85, тяжелых ИС-2 и всего арсенала самоходок: легких СУ-76М, средних СУ-100, тяжелых «Зверобоев» ИСУ-122 и ИСУ-152.

Из-за нелетной погоды пришлось отменить воздушную часть Парада Победы. Всего в нем приняли участи порядка 16 тысяч человек. В кадрах посвященного параду документального фильма мелькает подобие ухмылки военного атташе Японии, но гримасничать подельникам поверженной гитлеровской Германии оставалось всего ничего…

Нэйрс рапортует Жукову

Вскоре после 24 июня по предложению советского руководства союзники согласились провести совместный с Красной армией Парад Победы войск антигитлеровской коалиции в Берлине. Его назначили на 7 сентября, проходил он у Бранденбургских ворот. Правда, союзники отказались от участия в параде глав своих государств, поэтому не прибыл на него и Сталин. Он снова поручил принять парад Жукову. Союзники не возражали, а командовал парадом с рапортом Георгию Константиновичу комендант Британского сектора в Берлине генерал-майор Эрик Нэйрс, воевавший в Северной Африке и Италии. Вместе с Жуковым парадные расчеты объехали и поздравили военачальники союзников: генерал армии Дуайт Эйзенхауэр, фельдмаршал Бернард Монтгомери и армейский генерал Жан Мари де Латр де Тассиньи.

Пеший марш на берлинском параде начался с прохождения сводного полка 248-й стрелковой дивизии Красной армии (из состава 9-го стрелкового корпуса), за ним проследовали сводный полк французской 2-й пехотной дивизии Берлинского гарнизона, французские же «маки», альпийские стрелки и колониальные части, сводные полки британской 131-й пехотной бригады и американской 82-й авиадесантной дивизии – всего пять тысяч солдат и офицеров, из них две тысячи советских.

Прохождение бронетехники открыли союзники – в парадном строю прогромыхали английские танки «Комет» и «Кромвель», броневики «Даймлер», гусеничные бронетранспортеры «Юниверсал кэрриер», американские «Чаффи», полугусеничные (М2) и колесные («Скаут») бронетранспортеры, бронеавтомобили «Грэйхаунд», 105-мм самоходные гаубицы «Прист» и другие. Но изюминкой парада стал марш новейших советских тяжелых танков ИС-3. 52 этих стальных богатыря произвели фурор, смешанный как у наблюдавших за парадом берлинцев, так и у союзников с чувством ужаса. Западная броня просто меркла на их фоне. Дотоле невиданные, футуристического облика, с «щучьим носом» и башнями приплюснутой обтекаемой формы русские монстры словно выползли из фантастического романа о будущей войне.

Так оно, наверное, и было. Только из той новой большой войны, которую ИС-3 были призваны предотвратить. И с этой задачей они справились уже на берлинском параде 1945-го.

автор: Чуприн Константин

источник: vpk-news.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector