Бабья доля царевны Софьи

XVIII век в русской истории иногда называют «женским» — с небольшими перерывами сменяли друг друга на престоле Екатерина I, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна, Екатерина II. Перетрясенная до самого...

XVIII век в русской истории иногда называют «женским» — с небольшими перерывами сменяли друг друга на престоле Екатерина I, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна, Екатерина II. Перетрясенная до самого основания петровскими преобразованиями Россия уже не очень удивлялась женскому владычеству. Да и что удивляться – прецедент был. В конце XVII века 7 лет фактической правительницей России была царевна Софья Алексеевна.

Участь царских дочек на Руси была незавидной. Перспективы счастливой семейной жизни отсутствовали почти полностью. Выходить замуж за западноевропейских монархов им не давал строжайший запрет переходить из православия в католицизм, а искать женихов среди даже самых родовитых бояр не полагалось по чину. Царевны росли, редко покидая женскую половину царского дворца, а по достижении 20−25 летнего возраста родители сплавляли их в монастыри. Даже грамоте их почти не учили. Зачем? Образование ограничивалось зазубриванием нескольких молитв да обучением премудростям рукоделия.

Софье, родившейся в 1657 году дочери «тишайшего» царя Алексея Михайловича, судьба готовила такую же участь. Девочка была шестой из шестнадцати детей своего плодовитого отца. Но не даром её имя по-гречески означает «мудрость»: маленькая царевна с юных лет отличалась любознательностью. По её настоятельным требованиям ей выделили персонального учителя. По счастью, им оказался русский ученый и первый профессиональный поэт Симеон Полоцкий. Под его руководством Софья овладела грамотой, иностранными языками (греческим и латынью), начала интересоваться историей. Из книг, хранившихся в царской библиотеке, она узнала, что в мировой истории встречались монархи женского пола — рассказами о деяниях английской королевы Елизаветы девочка зачитывалась.

До 19 лет Софья отличалась от сестер разве что эрудицией и грамотностью. Всё изменилось в 1676 году, когда Алексей Михайлович умер и престол перешел к его старшему сыну, слабому здоровьем Фёдору Алексеевичу. Под предлогом необходимости ухаживать за больным братом Софья прорвалась в царские покои. Её не смущала вынужденная необходимость общаться с посторонними мужчинами — наоборот, она быстро перезнакомилась с боярами и ближайшими советниками хворого царя. Все понимали, что правление Фёдора будет недолгим, и за дверями царской опочивальни полыхала борьба за будущую власть между сторонниками Милославских, родни Фёдора с Софьей и Нарышкиных, родственников маленького, но здорового царевича Петра. Ум и обаяние Софьи помогали ей вербовать на сторону Милославских новых приверженцев.

Наиболее тесный контакт установился у неё с князем Василием Голицыным, который при Фёдоре заведовал ключевым пушкарским приказом. Интерес к Голицыну Софья испытывала не только заговорщицкий — она без памяти влюбилась в статного красавца, который был старше её на 14 лет. Ответных чувств царевна, по началу, не ждала: князь был счастлив в браке, имел трех детей, но дело было не только в этом. Проблема заключалась во внешности Софьи.

Бабья доля царевны СофьиВасилий Голицын

Красотой царевна не блистала. Прижизненных портретов её не сохранилось, но описания современников весьма выразительны. Вот мнение французского посланника при русском дворе Фуа де ла Нёвилля: «Она ужасно толстая, у нее голова размером с горшок, волосы на лице, волчанка на ногах, и насколько её стан широк, короток и груб, настолько ум тонок, остёр и политичен».

Именно ум Софьи, высоко оцененный французским дипломатом, сыграл главную роль в бурных событиях 1780-х годов. 27 апреля 1682 года умер царь Фёдор. Нарушая все церемониалы, за гробом Софья шла в первом ряду рядом с малолетними братьями Иваном и Петром. Сразу после похорон борьба за власть разгорелась с новой силой. Бояре провозгласили царём маленького Петра, а регентшей при нём — его мать Наталью Кирилловну Нарышкину. Софья интриговала из своих покоев. Её сторонники мутили воду в Стрелецкой слободе, рассказывая стрельцам, что Нарышкины всех их разошлют по дальним заставам, разлучив с семьями. Стрельцы роптали. Проблему усугубляло и неумное поведение дорвавшихся до власти Нарышкиных.

Взрыв произошел в мае. Стрельцы, услышавшие байки о задушении Нарышкиными царевича Ивана, двинулись к Кремлю. Перепуганная Наталья Кирилловна вывела обоих царевичей на крыльцо, но вояки не унимались. Софья убедила мачеху, которая была всего на 6 лет её старше, выдать стрельцам нескольких Милославских. Прямо на глазах царевичей их родню подняли на пики, а тела изрубили на куски. Перепуганные бояре провозгласили царями и Ивана, и Петра, а регентшей до их совершеннолетия — Софью.

Российское государство впервые зажило под женским каблуком. Мемуарист князь Куракин вспоминал: «Правление царевны Софьи Алексеевны началось со всякою прилежностью и правосудием всем и ко удовольствию народному, так что никогда такого мудрого правления в Российском государстве не было». Формально царствовали Иван и Пётр. Для них был изготовлен двойной трон, который до сих пор можно увидеть в музее московского Кремля. В его спинке — отверстие, через которое, как считается, Софья нашептывала младшим братьям то, что им следовало говорить боярам.

Бабья доля царевны СофьиПоздний портрет Софьи, выполненный неизвестным европейским художником

Первые деяния правительницы отличались милосердием. Отныне за воровство карали не смертью, а всего лишь отсечением руки. Не забыла Софья и про женщин: мужеубийц теперь не зарывали в землю по грудь, а просто отрубали им голову, что было неслыханной мягкостью даже по европейским законам того времени. Симеон Полоцкий открыл в Москве Славяно-греко-латинскую академию, а Софья собиралась учредить учебное заведение для девочек. В 1686 году был заключен выгодный для России «Вечный мир» с Польшей.

Наметились положительные сдвиги и в личной жизни царевны. По случайному совпадению, как только она стала первым лицом в государстве, Василий Голицын воспылал к этому лицу ответными чувствами. Их связь почти не скрывалась. Софья осыпала любовника должностями, дарами и нежными письмами: «А мне, свет мой, не верится, что ты к нам возвратишься; тогда поверю, как увижу в объятиях своих тебя, света моего».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector