Автограф генерала Деревянко

В Японии, в Токийском заливе, на палубе американского линкора «Миссури» 2 сентября 1945 года был подписан Акт о безоговорочной капитуляции милитаристской Японии. Вторая мировая война, длившаяся шесть лет...

В Японии, в Токийском заливе, на палубе американского линкора «Миссури» 2 сентября 1945 года был подписан Акт о безоговорочной капитуляции милитаристской Японии. Вторая мировая война, длившаяся шесть лет и один день, завершилась. Все финансовые и идеологические противоречия, которые могли быть разрешены силою оружия, были разрешены. Со стороны СССР Акт подписал генерал-лейтенант К.Н. Деревянко (1904–1954) – «малоизвестный генерал», как позже он сам о себе однажды скажет.

Автограф генерала Деревянко

Немного о фальсификаторах

Современные украинизаторы, «активисты исторической памяти», как и Порошенко в своём выступлении 2 сентября 2015 года, зачисляют генерала Деревянко в свой актив. Портрет генерала со звездой Героя Украины мы видим в брошюрке «Україна в Другій світовій війні», изданной пресловутым Институтом национальной памяти. Директор «нацпамяти», разумеется, воспитанник США. Его книжица вычленяет скальпелем «украинскую составляющую» из Великой Отечественной, из Второй мировой, посмертно уродуя биографии, историю, память. Для современной милитаризированной несчастной Украины, для всех учебных заведений, установки Института нацпамяти – руководство для зомбирования. Брошюрка, напичканная лживыми сентенциями, состряпана по рецептам, как мы позже увидим, разработанными в США ещё в 1945 году для оккупированной Японии.

Взглянув на биографию, на героическую – без преувеличения – жизнь генерала Деревянко становится очевидной вся глупость и подлость украинских фальсификаторов, работающих против народа Украины. К.Н. Деревянко принадлежит общерусской истории, Русскому миру и той великой эпохе, в которой ему было суждено жить.

Кто он, генерал Деревянко?

Кузьма Николаевич Деревянко родился в селе Косеновка Киевской губернии (Черкасская обл.) 14 (1) ноября 1904 года в большой крестьянской семье. Имя получил по святцам – церковь в этот день празднует Безсребреника Косму. Контекст эпохи был таков: на Дальнем Востоке, за тысячи километров от Косеновки, героический Порт-Артур истекал кровью, шла трагическая для императорской России война с Японией. Через сорок лет Советский Союз восстановит могущество, утраченное тогда на Тихом океане, и к этому будет иметь непосредственное отношение сын каменотёса и хлебороба Кузьма Деревянко.

До момента поступления в Школу червоных старшин (красных командиров) в 1922 году он три года проучился в церковно-приходской школе, год – в агрошколе. Школа командиров, созданная в Харькове в 1920 году, фактически являлась главным военным училищем Советской Украины, где, помимо прочего (с перспективой на мировую революцию), велось преподавание и японского языка. Окончив Школу в 1924 году (ему 20 лет) он мог изъясняться, читать и писать на языке Страны восходящего солнца. Кузьма Николаевич был силач, спортсмен, комсомолец, писал стихи.

В качестве строевого командира он начал службу в 99-й стрелковой дивизии, сформированной в г. Черкассы; командовал взводом, ротой, был заведующим военным кабинетом черкасского Дома Красной армии; в 1927 году вступил в ВКП(б). Новому государству, как полагало политическое руководство, нужна была новая военная элита. В 1930–1931 годы в Красной армии прошла первая чистка «военспецов» – бывших генералов и офицеров императорской армии. С этого момента Деревянко, проявивший аналитические способности, на штабной работе: начальник штаба 296-го Шевченковского стрелкового полка, затем служба в штабе Украинского военного округа. Талант был очевиден. В 1933-м его направляют в Военную академию им. М.В. Фрунзе – на Специальный факультет (разведка), где, помимо японского, он изучал и английский. С 1936 года Деревянко служит в Разведывательном управлении Красной армии – в Отделе спецзаданий Генштаба РККА. Летом 1937 года в полную силу разгорелась Японо-китайская война, которая завершится лишь в сентябре 1945. Таким образом, Деревянко был солдатом этой войны с первых её дней.

В марте 1938 году (ему 33 года) он получил первый орден Ленина за создание перевалочной базы, через которую направлялась военная помощь Китайской республике.

Транспорты с вооружением – две тысячи километров – шли через Тянь-Шань и пустыню Гоби – сотни пушек, тысячи пулемётов и винтовок, миллионы снарядов и патронов. СССР поставлял также самолёты (около тысячи), танки, тягачи, автомобили. На начало 1939 года в Китае пребывало 3665 советских инструкторов, лётчиков, техников, шофёров. В своих мемуарах Деревянко пишет о получении ордена в Кремле и о встрече с семьёй, которая приехала специально, с сыном-подростком. Был май: «В форме и с петлицами майора он меня увидел в тот день, когда я получил орден Ленина. Пришлось с сыном пройтись улицами Москвы. Для него было огромным удовольствием видеть, как встречные с особым интересом смотрят на военного с орденом Ленина на груди, в то время не многие имели такую высокую награду».

К сожалению, мемуары генерала Деревянко изданы в Киеве (сборник «Легендарний генерал», 2004) малым тиражом и, как пишет издатель, в переводе на «матэриньску мову».

Во время войны с Финляндией (1939—1940) Деревянко возглавлял штаб Отдельного лыжного отряда Особого назначения. Великая Отечественная застала его в Прибалтике, но, занимая должность заместителя начальника Разведывательного отдела штаба Прибалтийского военного округа по агентурной разведке, он выполнял тогда особое задание в Восточной Пруссии. С началом Великой Отечественной округ был преобразован в Северо-Западный фронт. В августе 1941-го во время нанесения советского контрудара под Старой Руссой Деревянко возглавил рейд в тыл немецких войск, в ходе которого из немецкого концлагеря было освобождено около двух тысяч пленных красноармейцев. В мае 1942 года подполковнику Деревянко было присвоено внеочередное звание «генерал-майор» (ему 37 лет). И он возвращается к штабной работе. В течении войны Деревянко был последовательно начальником штабов трёх армий – 53-й, 57-й, 4-й гвардейской…

Он был знаком с И.Д. Черняховским, своим земляком, родом тоже из-под Умани, и Г.К. Жуковым. Деревянко принимал участие в разработке множества фронтовых наступательных операций, в том числе Белгородско-Харьковской, Кировоградской, Корсунь-Шевченковской, Уманско-Ботошанской, Ясско-Кишинёвской, Будапештской, Венской, Пражской.

Генерал Деревянко был награждён полководческими орденами – Кутузова I и II степеней, Богдана Хмельницкого I степени, Суворова II степени.

В августе 1945-го, накануне войны с Японией, он был назначен начальником штаба 35-й армии. Поезд шёл во Владивосток. Он листал словарь, вспоминал японский, который за годы войны подзабыл, в нём не было нужды. Однако к месту дислокации своей армии Деревянко не прибыл. В дороге, 15 августа, он получил приказ покинуть поезд в Чите, где его встретят. Это встревожило: в 1938–1939-м он был оклеветан, его «дело» подробнейше разбиралось, он был отстранён от работы, работали комиссии… Неужели опять?

Новый этап жизни

Решение о назначении генерала Деревянко представителем советского Военного Главнокомандования в Японии было, в известной степени, ситуативным, но, конечно, не случайным. Вглядываясь в неординарные перипетии военной судьбы Деревянко, это становится очевидным. Вопрос решался в Кремле 12 августа 1945 года.

Из послания президента США г-на Трумэна генералиссимусу Сталину: «…предлагаю, чтобы генерал армии Дуглас Макартур был назначен Верховным Командующим, представляющим союзные державы, для принятия, координации и проведения общей капитуляции японских вооруженных сил… Прошу Вас немедленно сообщить мне о назначаемом Вами представителе с тем, чтобы я мог уведомить генерала Макартура. Я предлагаю, чтобы немедленно была установлена непосредственная связь с генералом Макартуром в отношении каждого мероприятия».

Из послания генералиссимуса Сталина президенту Соединенных Штатов г-ну Г. Трумэну: «Получил Ваше послание от 12 августа относительно назначения генерала армии Дугласа Макартура Верховным Главнокомандующим… Советское Правительство согласно с Вашим предложением… Представителем Советского Военного Главнокомандования назначен генерал-лейтенант Деревянко, которому и даны все необходимые инструкции. 12 августа 1945 года».

Япония объявила о капитуляции союзному командованию 14 августа. Но фактический приказ о капитуляции Квантунской армии (на трёх советских фронтах) император Хирохито отдал только 17 августа. Генерал армии С.М. Штеменко в своих мемуарах упоминал, что бои на Сахалине длились до 25–26 августа, на Курильских островах – до 31 августа.

…У Деревянко отлегло от сердца, когда он увидел, что на перроне читинского вокзала его встречает генерал-полковник С.П. Иванов, начальник штаба Главного командования советских войск на Дальнем Востоке. Понял: значит, всё хорошо. Главнокомандующим войск был также хорошо ему знакомый маршал А.М. Василевский, в чьё распоряжение он поступил и который ввёл его в курс дел. Ему была вручена телеграмма, подписанная И.В. Сталиным и начальником Генерального штаба А.И. Антоновым. Деревянко был назначен представителем Главного командования при штабе Верховного главнокомандующего союзными армиями – генерала армии Дугласа Макартура.

Начался новый этап его жизни. Вероятно, главный.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector