Авантюра ценой в миллионы жизней

Как Россия пришла к революции 1917 года и Гражданской войне? Сейчас у нас стало модным все валить на интриги европейских держав, на масонов, на прибывших с Марса революционеров....

Как Россия пришла к революции 1917 года и Гражданской войне? Сейчас у нас стало модным все валить на интриги европейских держав, на масонов, на прибывших с Марса революционеров. Никто не вспоминает, что при Екатерине Великой Европа делала куда большие пакости России. Да и масонов у нас хватало с избытком. Тем не менее принцесса Фике сумела принести в приданое России 15 новых губерний. А в XXI веке российские историки и вовсе стали утверждать, что «в 1914 году в России рабочие и крестьяне жили в изобилии, а голодали только лентяи и пьяницы», «Россия выиграла войны 1904–1905 и 1914–1917 годов» и т.д.

Увы, крестьяне и рабочие голодали, жили в ужасных условиях. Помещики не желали или не умели заниматься сельским хозяйством, к 1905 году свыше 60% их усадеб было заложено и перезаложено. Большинство помещиков жили за счет госбюджета, то есть получали финансовые вливания через Дворянский банк, а также непосредственные подарки царей – то 100 тыс. руб., то 300 тыс. (каждому!).

Подавляющее большинство населения было неграмотным. Так, среди новобранцев призыва 1898 года грамотных (включая тех, кто умел читать лишь по складам) насчитывалось 44,5%. А в германской армии того времени была 100-процентная грамотность.

Недовольство режимом охватило все слои русского общества, от крестьян, требовавших земли, до богатых промышленников, продолжавших оставаться людьми второго сорта по сравнению с дворянством. Подавляющее большинство министров, губернаторов и генералов ранее служили в конной гвардии и были связаны корпоративными узами.

УНИКАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ

В конце XIX века на окраинах империи резко возросли центробежные силы. Националисты всех мастей – финны, поляки, украинцы, кавказцы, сибиряки – желали отделиться от Петербурга. Так, сибирские «областники» с 1870-х годов доказывали, что сибиряки – отдельный и не имеющий ничего общего с русскими народ.

В то же время к 1894 году Россия находилась в фантастически благоприятном международном положении. К этому времени Россия по всему периметру достигла своих естественных границ, причем ни одна держава мира официально не претендовала на русские территории. Только Англия была готова воевать с Россией. Да и то в случае захвата ею новых территорий и в основном чужими руками и в дальних морях. Австрия и Швеция и не думали посягать на русские губернии. Германия менее всего хотела добавлять к своему буйному панству их сородичей из Привисленского края. Франция была естественным союзником России, а Турция после Крымской войны стала «больным человеком Европы» и не представляла никакой опасности.

О таком благоприятном положении России не могли и мечтать Петр I, Екатерина II и Александр I. Казалось бы, самое время заняться решением внутренних проблем. Но, увы, неспособные правители решению социальных и экономических проблем часто предпочитают поиск внешнего врага. Примеры XXI века – США, Польша, Прибалтика и т.д.

У Александра III хватило ума не ввязываться ни в какие военные авантюры, хотя министры, генералы и адмиралы уговаривали его захватить Константинополь. Но царь ограничился проведением масштабных учений по захвату Босфора, строительством Черноморского флота, созданием огромного «особого запаса» для операции в Проливах и т.д. Маленький пример: в серийное производство была запущена 9-дюймовая легкая мортира, неэффективная ни в одном другом месте, кроме как в Босфоре и Дарданеллах.

К сожалению, в верхах среди наших военных никто не задавал себе вопроса, что делать после захвата Проливов. Кто будет кормить трехмиллионный Стамбул? Что делать, если вражеские флоты создадут базы на островах в Эгейском море и блокируют Дарданеллы? Ну а главное то, что Запад никогда не отдал бы Константинополь России без большой войны. Даже в 1915 году, когда Англия и Франция заключили с Николаем II договор о передаче Константинополя России, они затем немедленно заключили тайное соглашение, исключающее любое русское присутствие в Проливах.

Как ни странно, к экспансии царя призывала значительная часть российской интеллигенции. Тот же Достоевский изрек: «Константинополь, рано ли, поздно ли, но должен быть наш». А вот поэт Валерий Брюсов мечтал об экспансии на Восток: «Ее (России. – «НВО») мировое положение, вместе с тем судьба наших национальных идеалов, а с ними родного искусства и родного языка зависит от того, будет ли она в XX веке владычицей Азии и Тихого океана. Не слияние с Западом, а концентрация сил для превращения Тихого океана в наше озеро».

И вот в 1894 году возникла идея захвата и колонизации Северного Китая, хотя прямо об этом не говорили ни царь, ни его министры.

Зададимся вопросом: а зачем России был нужен Порт-Артур? Говорили, что нам нужен был незамерзающий порт на Тихом океане. А для чего? С кем планировала воевать Россия? Германская эскадра собиралась атаковать Владивосток? Бред! Реальной могла быть только война с Англией или Японией. В любом случае Порт-Артур становился ловушкой для русского флота.

Для войны с Англией и Японией вполне было достаточно Владивостока и Петропавловска-Камчатского. Любопытно, что уже в 1897 году во Владивостоке заработал портовый ледокол «Надежный», и Владивосток стал фактически незамерзающим портом. Однако управляющий морским министерством адмирал П.П. Тыртов категорически запретил ледокольную проводку боевых кораблей – а вдруг они борта поцарапают!

Наши крейсера, базировавшиеся во Владивостоке и Петропавловске, могли бы поставить Японию на колени менее чем за шесть месяцев. 80% сырьевых ресурсов и военной техники Япония получала морем из-за рубежа. Ну а Британии крейсера могли нанести «неприемлемый ущерб».

А кто не верит, пускай почитает об успешных действиях германских рейдеров в 1940–1943 годах в Индийском и Тихом океанах. Замечу, что это были не сверхновые боевые корабли, а всего лишь транспортные суда со скоростью хода 16–18 узлов, вооруженные 15-сантиметровыми пушками, изготовленными в 1900–1905 годах. Можно только гадать, насколько успешнее действовали бы германские рейдеры, если бы в 1940–1943 годах у англичан не было дальней радиосвязи, радиолокационных станций и самолетов, как в 1900–1905 годах.

Ну, если адмиралам приспичило иметь маневренную базу в Китае, то почему бы не взять в аренду какую-либо удобную бухту, где бы в мирное (!) время базировалась русская эскадра? С началом же войны с сильным противником русская эскадра немедленно бы покидала базу и приступала к действиям в океане, как это было сделано в 1855 году отрядом русских кораблей в Петропавловске на Камчатке, а в 1914 году – германскими крейсерами в Циндао.

При необходимости русские крейсера и без баз могли действовать в океане до года и более. Для этого нужно было большое число судов снабжения. Наши же адмиралы принципиально не желали их строить. Кстати, эскадры Рожественского и Небогатова никогда не дошли бы до Цусимы, если бы не помощь германских судов снабжения. Между прочим, германский буксир (спасательное судно) «Роланд» погиб в Цусимском бою.

К 1904 году российский военный флот занимал 3-е место в мире. Зато российский морской торговый флот находился на 35-м (!) месте. И дело тут не в отсутствии производственных мощностей, а в «разрухе в головах» начальства. Благо речной флот России был самым крупным в мире и строился он сам по себе, без всяких указаний и субсидий из Петербурга.

Увы, Порт-Артур был нужен Петербургу не столько как стоянка для флота, сколько как база для аннексии Маньчжурии.

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП

4 декабря 1897 года в Порт-Артур прибыла эскадра контр-адмирала Реунова. Утром 16 марта 1898 года в Порт-Артур из Владивостока прибыл пароход Добровольного флота «Саратов». С прибытием парохода был высажен десант в составе двух сотен забайкальских казаков, дивизиона полевой артиллерии и команды крепостной артиллерии.

В 8 часов утра 16 марта, пока шла высадка десанта, на мачте Золотой горы (вершины, господствующей над Порт-Артуром) великий князь Кирилл Владимирович поднял Андреевский флаг. Раздался салют эскадры – Порт-Артур официально стал русской военно-морской базой.

В тот же день, 16 марта, состоялась высадка в Талиенване. Сюда еще накануне был отправлен из Порт-Артура контр-адмирал Реунов с крейсером «Дмитрий Донской», канонерской лодкой «Кореец» и клипером «Всадник». Всего в Талиенване было высажено на берег 180 человек при трех орудиях. Порядок не был нарушен ни в Порт-Артуре, ни в Талиенване. Значительная часть населения покинула Порт-Артур и Талиенван. Китайцы хорошо помнили резню, учиненную японцами при занятии Порт-Артура, и предпочли не испытывать судьбу. Русское командование было этому только радо и разместило войска в брошенных китайцами административных зданиях, кумирнях и частных домах.

В 30 милях от Порт-Артура имелась группа островов, которые китайцы называли Мяо-дао. Острова имели стратегическое значение, и контр-адмирал Дубасов решил занять их. 16 ноября 1898 года крейсер «Дмитрий Донской» высадил на островах небольшой десант, и населению островов были розданы прокламации о присоединении островов к арендуемой Россией территории. Однако министр иностранных дел граф Муравьев испугался и уговорил Николая II отдать приказ об уходе русских сил с островов Мяо-дао. Взамен русские дипломаты заключили с китайцами отдельное соглашение по этим островам, согласно которому Китай обещал не передавать их другим странам и не позволять иностранным кораблям базироваться на них.

Это было очередной наивностью наших дипломатов. За несколько дней до начала Русско-японской войны японцы захватили острова, а затем стали использовать их в качестве военно-морской базы для блокады Порт-Артура.

В 1891 году началось строительство Транссибирской железнодорожной магистрали Санкт-Петербург–Владивосток. Первоначально планировалось строить ее только по русской территории вдоль Амура до Хабаровска, а далее – на юг на Владивосток. Плюсами этого варианта было удобство снабжения стройки пароходами по Амуру, а также экономическое развитие юга Сибири. Тем не менее под нажимом ряда сановников, среди которых был и министр финансов С.Ю. Витте, Николай II решил спрямить дорогу по хорде через Маньчжурию, то есть по территории Китайской империи. Этот участок дороги получил название «Китайская Восточная железная дорога» – КВЖД.

Для финансирования строительства КВЖД в декабре 1895 года был учрежден Русско-китайский банк с уставным капиталом 6 млн руб.: 15% средств предоставил Санкт-Петербургский Международный коммерческий банк, а еще 61% получен от четырех французских банков.

Если строительство Транссиба от Урала до китайской границы осуществлялось в основном русскими заключенными и солдатами, то для строительства КВЖД наняли около 200 тыс. китайцев.

По договоренности с китайскими властями КВЖД обязательно выкупала у частных владельцев отчуждаемые ею для нужд дороги земли. Ширина отчуждаемой земли на перегонах между станциями устанавливалась в 40 сажень (85,4 м) – по 20 сажень в каждую сторону, но фактически была меньше: по 15 сажень (32 м) с одной стороны и по 18 сажень (38,4 м) – с другой. Под большие станции отчуждалось по 50 десятин земли (54,5 га), под остальные станции и разъезды – до 30 десятин (32,7 га).

Под Харбин первоначально было отчуждено 5650,03 десятины (6158,53 га) несколькими отдельными участками, а в 1902 году площадь отчуждения увеличилась до 11 102,22 десятины (12 101,41 га). На правом берегу Сунгари (Харбин) отчуждалось 5701,21 десятины, на левом берегу (Затон) – 5401,01 десятины. Вся эта площадь была объединена общей границей.

Для обеспечения строительства КВЖД закупили несколько десятков речных пароходов. Большая часть их спускалась вниз с Амура по реке Сунгари, а меньшая часть с юга из Желтого моря поднималась вверх по реке Ляохэ. Таким образом, Россия фактически взяла под контроль обширные районы Китая на 50–100 и более километров в сторону от КВДЖ.

С занятием Порт-Артура было решено вести ветку от Харбина на Порт-Артур и построенный русскими вблизи него порт Дальний.

Для охраны КВЖД в 1896 году создается специальная «охранная стража» из 120 офицеров и 699 нижних чинов. В ее задачи входила охрана полосы длиной 2,5 тыс. верст. Одновременно с объектами строящейся КВЖД стража также силами отдельных постов несла охрану судоходства на реке Сунгари на участке от Харбина до Хабаровска. Две сотни дислоцировались в окрестностях города Гирина, охраняя местные заготовки леса.

К 1901 году охранная стража была преобразована в Заамурский округ отдельного корпуса пограничной стражи. На момент сформирования округа он состоял из 55 рот, 55 сотен, 6 батарей, 25 учебных команд. Эти силы были объединены в 8 линейных и 4 резервных отряда и составляли 4 бригады при общей численности личного состава около 25 тыс. человек, что соответствовало армии небольшой европейской страны. Впрочем, эти силы могли защитить КВЖД только от шаек разбойников, но в 1900 году в стране началось народное восстание.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector