Альфонс, соблазнивший 5000 человек, или Бориса — на царство!

Борис Михайлович Скосырев, он же граф Оранский, он же король Андорры Борис I, жил не в темные времена Средневековья, а в XX веке, однако достоверных фактов о нём...

Борис Михайлович Скосырев, он же граф Оранский, он же король Андорры Борис I, жил не в темные времена Средневековья, а в XX веке, однако достоверных фактов о нём известно крайне мало. Сам он рассказывал о себе много разного, но далеко не всем этим историям можно верить. Тем не менее даже из достоверных фактов складывается увлекательная биография русского авантюриста, сумевшего стать в буквальном смысле калифом на час, точнее королем на неделю.

Борис Скосырев родился в 1896 году в Вильно в семье отставного армейского корнета, занимавшего пост земского начальника участка Лидского уезда. Про его юные годы мало что известно. Рос он в семейном имении Тарново, видимо там же получил и образование. Факт того, что мальчик свободно владел четырьмя европейскими языками, а впоследствии выучил даже японский, говорит не только о его лингвистических способностях, но и о том, что образование было неплохим.

Следующий достоверно известный эпизод жизни Бориса Скосырева относится уже к периоду Первой мировой войны. В 1916 году в Россию прибыли три английских дивизиона бронемашин. На равнинах Франции и Бельгии, где шла окопная война, эти металлические монстры оказались не нужны и их отправили в помощь русским союзникам. К командиру одного из дивизионов, капитан-лейтенанту сэру Оливеру Локер-Лэмпсону оказался прикомандирован в качестве переводчика двадцатилетний Борис Скосырев. К 1918 году он дослужился до звания штабс-капитана. С большой долей вероятности можно утверждать, что русский переводчик пришелся по душе сэру Оливеру, который был на 16 лет его старше. В мемуарах Локер-Лэмпсона Скосырев несколько раз упоминается с теплотой. В частности рассказывается, как после Февральской революции Борис, ярый сторонник монархии, предлагал англичанам выкрасть из Царского Села отрекшегося императора Николая II, вывезти его на бронемашинах в Архангельск, а оттуда переправить в Британию.

Альфонс, соблазнивший 5000 человек, или Бориса - на царство!

Машины британского бронедивизиона. 

Этот авантюрный план не состоялся из-за отказа гражданина Романова покидать Россию. Зато в начале 1918 года Локер-Лэмпсон, отбывавший в Британию, забрал с собой и Бориса. Сэр Оливер начал политическую карьеру, а своего переводчика пристроил в японское посольство в Лондоне. Прослужил там, правда, Борис не очень долго: через несколько месяцев лондонская полиция арестовала его за драку и подозрения в краже золотых часов у военного атташе майора Хашимото. При обыске дома у Бориса пропавших часов не нашли, но с работы он вылетел.

Локер-Лэмпсон подкинул ему еще одну работу, но и там его протеже долго не задержался. В январе 1919 года Скосырев предстал перед английским судом за попытку расплатиться поддельными банковскими чеками. Молодой мигрант полностью признал свою вину, горько раскаялся и поклялся в ближайшее время возместить потерпевшим все причиненные им убытки. Растроганный судья отпустил Скосырева на свободу, и через несколько дней тот спешно покинул Великобританию.

Следующим местом, где всплыл Борис, оказались Нидерланды. Он зарегистрировал в Амстердаме коммерческую фирму «Импорт, экспорт и представительские услуги», и теперь на его визитных карточках значилось «Kapitein Boris van Skosareff». В образе лондонского денди, в цилиндре и с моноклем, он посещал великосветские тусовки и всячески пытался подобраться поближе ко двору королевы Вильгельмины. О себе этот денди рассказывал, что он наследник баронского титула, учился в одной из престижнейших британских школ, где сидел чуть ли не за одной партой с принцем Уэльским, и обладает обширными знакомствами при английском и российском дворах. Неизвестно, насколько близко Борис подобрался к королеве, но в 1923 году он получил гражданство Нидерландов.

Чем занимался Скосырев следующие семь лет, доподлинно неизвестно. Позже в своих немногочисленных интервью он туманно рассказывал, что-то ли занимался коммерцией в Южной Америке, то ли выполнял секретные задания нескольких европейских правительств, за что был удостоен титула графа Оранского. Последнее являлось явной ложью: не говоря уж об отсутствии каких-либо подтверждающих этот вымысел документов, княжество Орания было фамильным владением голландской королевской семьи, и ни один иностранец не мог быть удостоен подобного титула. Судя по дальнейшим похождениям Скосырева, можно предположить, что в конце 1920-х он, пользуясь своей импозантной внешностью, жил за счет богатых женщин, то есть вёл жизнь типичного альфонса. Таких женщин было немало, и о большинстве из них Борис предпочитал умалчивать, упоминая лишь о своём бурном романе с леди Дианой Купер, звездой европейского кинематографа.

Альфонс, соблазнивший 5000 человек, или Бориса - на царство!

Борис Скосырев. 

В 1931 году Скосырев женился на богатой француженке Марии-Луизе Пара-де-Гасье, вдове, которая была старше его на 10 лет. Примерно год он привольно жил в городке Сен-Канна, щедро расходуя приданное своей супруги. Вскоре он покинул семейный очаг и вновь взялся за старое. Борис познакомился с английской аристократкой Филис Хёрт и отправился вместе с ней в Испанию. Отдых влюбленных на средиземноморских курортах был бы безоблачным, если бы не досадное недоразумение. Видимо, леди Хёрт большой щедростью не отличалась, и её любовник решил пойти ва-банк. Испанская полиция арестовала его при попытке заложить в ломбард драгоценности англичанки. Каким-то образом Борису удалось выкрутиться из неприятной ситуации и даже избежать высылки из страны, но вот Филис почему-то обиделась и порвала с ним всякие отношения. В горести и печали «барон» отбыл на Майорку, где вскоре встретил новую пассию — американку Флоренс Мармон.

Альфонс, соблазнивший 5000 человек, или Бориса - на царство!

Флоренс Мармон. 

Флоренс была на 15 лет старше Бориса и в деньгах явно не нуждалась. После развода с Говардом Карпентером Мармоном, миллионером и основателем автомобильного концерна «Marmon Motor Car Company», она получила огромные алименты и теперь с охотой тратила их на своего любовника. Парочка кочевала по Испании и в 1933 году судьба впервые занесла их в Андорру.

Маленькое государство площадью в 467 кв. км было зажато в отрогах Пиренеев между Францией и Испанией. Хотя оно официально называлось княжеством, собственных монархов у Андорры никогда не было. С 1278 года сюзеренами княжества являлись епископ Урхельский, живший в Испании, и французский граф Фуа. С течением веков права на французскую половину власти над Андоррой перешли к королю, а затем и к президенту Республики Франция.

К началу XX века жизнь в Андорре мало чем отличалась от средневековой. Население занималось сельским хозяйством и ремесленничеством. Только в 1920-х годах в княжестве появились электричество и шоссейные дороги, связавшие его с соседями. За пределами региона о существовании Андорры мало кто слышал. Характерный факт: в 1914 году не имевшее армии княжество объявило войну Германии, но этого никто не заметил. В Версальском мирном договоре Андорра не упомянута в числе стран-победительниц, и лишь в 1958 году в ФРГ обнаружили, что уже почти полвека находятся в состоянии войны с карликовым пиренейским государством.

Альфонс, соблазнивший 5000 человек, или Бориса - на царство!

Андорра в 1930-х. 

К моменту, когда Борис и Флоренс пересекли границу княжества, её 5-тысячное население волновали политические проблемы. Бунтовать против своих со-сюзеренов андорранцы не собирались. Они с готовностью ежегодно выплачивали им дань — 960 франков президенту Франции и 460 песет, 12 головок сыра, 12 петухов, 12 куропаток, 6 окороков Урхельскому епископу. Жителей княжества волновали собственные права. Избирательным правом обладали лишь отцы семейств, чем были недовольны остальные сограждане. Несколько раз в княжестве вспыхивали волнения, утихавшие всякий раз, как наступало время сбора урожая помидоров. Ознакомившись с политической обстановкой в Андорре, Скосырев сообразил, что на этой маленькой территории есть где развернуться предприимчивому человеку.

Летом 1933 года иностранец, представившийся графом Оранским, явился в Генеральный совет Андорры и предложил список необходимых для маленького княжества реформ, проведение которых гарантировало превращение этой пустоши в райский уголок (в переводе с наварро-арагонского языка слово «андорра» означает «пустошь»). Пока ошарашенные депутаты обсуждали предлагаемый прожект, Скосырев умудрился благодаря деньгам Флоренс получить андоррское гражданство. Это депутатов не впечатлило, и они мало того, что отвергли проект своего нового соотечественника, но и постановили выслать его за пределы княжества.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector