23 февраля: интересные факты истории

Официальная информация из Большой Советской Энциклопедии: 23 февраля —День Советской Армии и Военно-морского флота, праздник, отмечаемый в СССР ежегодно. 15(28) января 1918 В. И. Ленин подписал декрет СНК...

Официальная информация из Большой Советской Энциклопедии:

23 февраля —День Советской Армии и Военно-морского флота, праздник, отмечаемый в СССР ежегодно.

15(28) января 1918 В. И. Ленин подписал декрет СНК об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), а 29 января (11 февраля) — Рабоче-Крестьянского Красного Флота (РККФ).

22 февраля 1918, в обстановке наступления германского войска на Советскую Россию, был опубликован декрет-воззвание СНК от 21 февраля «Социалистическое Отечество в опасности!». 23 февраля 1918 состоялись массовые митинги в Петрограде, Москве и др. городах страны, на которых трудящиеся призывались встать на защиту социалистического Отечества. В ознаменование массового подъёма советского народа на защиту социалистического Отечества и мужественного сопротивления отрядов Красной Армии германским захватчикам 23 февраля ежегодно отмечается как День Советской Армии (до 1946 — Красной Армии) и Военно-Морского Флота.

О связи 23 февраля с военными победами и поражениями:

Вечером 10 февраля 1918 года Брест-Литовские переговоры, проходившие с 20 ноября 1917 года в ставке главнокомандующего германским Восточным фронтом, были прерваны после декларации советских представителей во главе со Львом Троцким, возвестивших — в одностороннем порядке — о прекращении войны с государствами четверного союза (Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией).

Утром 11 февраля советское правительство распорядилось о полной демобилизации российских вооруженных сил. Всем, кто не мог понять, зачем распускать войска, не подписав сепаратного мира, глава петроградских большевиков Зиновьев разъяснил с трибуны: ожидать неприятельского нападения не следует, так как трудящиеся Германии и Австро-Венгрии воевать не желают совсем, готовится подписание мирного договора.

Но через неделю германское верховное командование под руководством маршала Гинденбурга, давно перебросившее на свой Западный фронт самые боеспособные соединения, заявило об окончании временного перемирия. Немецкие воинские части начали наступление по всей линии Восточного фронта, захватив Двинск (впоследствии Даугавпилс) 18 февраля, Минск — 20-го, Полоцк — 21-го, Режицу (позднее Резекне) — 22 февраля.

Неординарность возобновившихся военных действий заключалась прежде всего в стремительности нового германского вторжения. Противник продвигался на восток преимущественно «боевыми поездами», не встречая практически никакого сопротивления. В 14 — 16 вагонах таких эшелонов размещались эскадрон кавалерии, до полуроты пехоты при 14 — 16 пулеметах и 2 — 4 пушках и саперный взвод.

По признанию того же Зиновьева, в хорошо укрепленный Двинск въехал неприятельский отряд, состоявший не то из 60, не то из 100 человек. В Режицу, как писали «Русские ведомости», ворвалось подразделение настолько малочисленное, что не сумело с ходу занять телеграф, проработавший еще почти сутки…

Успех немецкой армии объяснялся исключительно тем, что роспуск войск «под перемирие» фактически оголил фронт, а вероломной атаки со стороны немцев на фоне подготовки к мирному договору никто не ожидал.

Утром 20 февраля из Минска под угрозой германской атаки эвакуировались представители Советской власти, к белорусской столице приблизилась германская кавалерия. Город был взят в течение одного дня.

После короткой передышки в Минске немецкие отряды продвинулись на 117 верст по направлению к Москве за каких-нибудь 18 — 20 часов.

В ночь на 19 февраля Ленин и Троцкий спешно телеграфировали в Берлин о готовности Совнаркома все-таки подписать мир — с учетом германских условий. Но наступление при неактивном сопротивлении оказалось для немцев выгоднее мира.

Таким образом, необходимость все-таки воевать стала очевидной. Буквально на следующий день Совнарком призвал все местные советы и войсковые организации приложить максимум усилий к воссозданию стремительно разрушающегося фронта и возрождению армии.

Первый пункт по вербовке добровольцев в Красную армию открылся в Выборгском районе Петрограда 21 февраля. В тот же день был учрежден чрезвычайный штаб Петроградского военного округа во главе с управляющим делами Совнаркома Бонч-Бруевичем, а Ленин написал воззвание «Социалистическое отечество в опасности!».

Чрезвычайный штаб объявил столицу на осадном положении, ввел военную цензуру и вынужден был распорядился о расстреле по решению ревтрибунала «контрреволюционных агитаторов и германских шпионов».

Необходимость продолжать боевые действия осознавалась на этом этапе даже не всеми командирами. Например, советский главнокомандующий Крыленко опубликовал приказ об «организации братания» и поручил революционным агитаторам убеждать немецких солдат «в преступности их наступления».

Тем временем германские военные части направились к Пскову, где был штаб Северного фронта и находились обширные склады военного имущества, боеприпасов и продовольствия. 23 февраля большевики объявили Псков на осадном положении. Но сопротивление организовать не удалось: войска были малочисленны и настроены на перемирие. Когда они поняли, что «брататься» немцы отнюдь не собираются, они просто отступили. 24 февраля немецкий отряд овладел городом. В тот же день, 24 февраля, пали Юрьев и Ревель.

«Мне еще не доводилось видеть такой нелепой войны, — вспоминал немецкий генерал Макс Гофман. — Мы вели ее практически на поездах и автомобилях. Сажаешь на поезд горстку пехоты с пулеметами и одной пушкой и едешь до следующей станции. Берешь вокзал, арестовываешь большевиков и красногвардейцев, кто пытается стрелять — только тех и убиваешь, и едешь дальше».

«Никакой армии нет. Товарищи спят, едят, играют в карты, ничьих приказов и распоряжений не исполняют. Немцам все это отлично известно», — свидетельствовал начальник штаба одного из корпусов Северного фронта полковник Беловский.

«Люцин был взят следующим образом: в городок прибыло из Режиц всего 42 человека немцев в двух вагонах. Немцы были очень утомлены, и прежде отправились в буфет, где сытно закусили. После чего ими был задержан эшелон солдат, готовившихся к отъезду. Немцы построили солдат в шеренгу на платформе, отобрали у них ружья и заявили: «Теперь вы свободны. Марш, куда хотите, хоть по домам, только паровозов не получите», — сообщала 1 марта газета «Известия».

«Имеются сведения, что в некоторых случаях безоружные немецкие солдаты разгоняли сотни наших солдат, тоже без оружия, пришедших по случаю перемирия брататься», — признавал Григорий Зиновьев.

«Остатки царской армии, перешедшие на сторону революции, в значительной части оказались недееспособны, дали большой процент дезертирства, ослушания. Отряды Красной Гвардии по сути, обучены не были, обнаружи¬ли слабую выносливость, плохую маневренность и боеспособность», — вспоминал советский военный деятель Владимир Антонов-Овсеенко.

«Армия бросилась бежать, бросая все», — заявил по горячим следам собственного приказа главком Николай Крыленко.

Через несколько часов после падения Пскова Бонч-Бруевича всполошила телеграмма о возможном германском наступлении на Петроград. В ночь на 25 февраля он зачитал это тревожное известие на заседании Петроградского совета и потребовал разбудить спящий город заводскими гудками, дабы перейти от слов к делу и срочно приступить к записи добровольцев в Красную армию.

К вечеру 25 февраля «Правда» опубликовала воззвание: «Смертельный удар занесен над Красным Петроградом! Если вы, рабочие, солдаты, крестьяне, не хотите потерять своей власти, власти Советов, — до последнего издыхания сражайтесь с разбойниками, которые надвигаются на вас! Все к оружию! Сливайтесь немедленно в красные социалистические батальоны и идите победить или умереть!»

Также 25 февраля Владимир Ильич Ленин опубликовал в «Правде» статью «Тяжелый, но необходимый урок» о «мучительно-позорных сообщениях об отказе полков сохранять позиции, бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве».

С этого дня в разных районах Петрограда действительно открылись призывные пункты, где принимали кандидатов в защитники отечества ежедневно, за исключением выходных и праздничных дней, с 10 или 11 до 15 или 16 часов, но только по рекомендации того или иного комитета (партийного, солдатского или фабричного).

В дневнике В.Г. Короленко отражены сцены комплектования советских войск на Украине еще в январе 1918 года:

«…Приходит наниматься в Красную гвардию человек. Ему говорят: — Вы, товарищ, значит, знаете нашу платформу? — Знаю: 15 рублей в сутки»… В условиях разрухи и Гражданской войны солдатское жалование было неплохим подспорьем для голодающей молодежи.

Через три дня после начала февральской призывной компании Красная армия разрослась, чуть ли не до ста тысяч человек. Но это были наспех сколоченные рабочие отряды — фактически, ополчение. И именно на них оказалась возложена задача по восстановлению линии фронта. И фронт был восстановлен, сопротивление немцам организовано. Именно в этом — массовый подвиг первых красноармейцев.

Вполне реальная, судя по направлению главного удара, угроза германского наступления на Петроград побудила советское командование выдвинуть на защиту столицы лучшие воинские части. Например, сохранивших организованность революционных балтийских моряков. Нарком по морским делам Дыбенко лично повел их навстречу противнику. 1 марта красные военморы заняли Нарву. Правда, к вечеру 3 марта Дыбенко с матросами отступил в Гатчину под угрозой немецкого наступления.

Утром 4 марта небольшой немецкий отряд занял Нарву — снова при минимальном сопротивлении отступавших красных войск. Опытный боевой генерал Парский организовал оборону Ямбурга, но германская армия уже прекратила наступление, поскольку 3 марта в Брест-Литовске все-таки был подписан мирный договор.

Согласно этому договору Советская сторона должна была:

  • признать независимость Курляндии, Лифляндии, Эстляндии, Финляндии, Украины и вывести с их территории войска.
  • передать Турции Анатолийские провинции (Батуми, Карс);
  • демобилизовать армию и разоружить флот в Балтийском и Черном морях и на Ледовитом океане;
  • признать невыгодный для России русско-германский торговый договор 1904 года, предоставить Германии право наибольшего благоприятствования в торговле до 1925 года. Разрешить беспошлинный вывоз в Германию руды и иного сырья;
  • прекратить агитацию и пропаганду против держав Четверного союза.

Уступив территориально и политически, Советская Россия выживала как государство. Если бы в февральские дни 1918 года не была создана Красная армия, условия врага были бы еще более жесткими, и речь о сохранении государственности просто не могла бы идти.

Собственно о празднике:

Знаменитый полководец Климент Ворошилов в 1933 году писал:

«…приурочивание празднества годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный и трудно объяснимый характер, и не совпадает с историческими датами реальных первых побед Красной армии».

Нарком обороны знал, о чем говорил — он был свидетелем и участником рождения Красной армии. Почему же День защитника Отечества мы все-таки отмечаем 23 февраля?

Дело в том, что в феврале 1918 года советское правительство учредило «День красного подарка»

— праздничное мероприятие в поддержку Вооруженных сил. В этот день планировался военный парад и сбор среди мирного населения добровольных пожертвований в пользу красноармейцев

— продуктов, теплых вещей и предметов первой необходимости для войск. Первый такой праздник прошел 17 февраля, но в 1919 году дата пришлась на будний день, и мероприятие перенесли на ближайшее воскресенье — 23 февраля. Так родилась традиция именно 23 февраля дарить подарки солдатам.

Удивительно, но факт: в Гражданскую войну, в 1920 и 1921 годах, День красного подарка не праздновался, а пожертвования рабочих на подарки войскам собирались по решению местных партийных организаций — в произвольный день года.

Зато в 1922 году председатель Реввоенсовета Троцкий устроил в этот день военный парад на Красной площади, заложив тем самым традицию ежегодного всенародного торжества. Ровно в полдень 23 февраля Троцкий принял рапорт командующего парадом и, обойдя полки, выступил с речью, напомнив о «трагических днях февраля 1918 года, когда создание Красной армии спасло молодую республику». Так именно 23 февраля как армейский праздник было идеологически привязано к ленинскому декрету о ее создании…

Однако, тут имеется некоторая временная нестыковка: Декрет об организации РККА был принят на заседании Совнаркома 15 января 1918 года (здесь и далее даты до 1 февраля 1918 года указаны по старому стилю.) На следующий день, 16 января, Ленин подписал декрет о выделении из государственного казначейства 20 миллионов рублей на нужды заново формируемых воинских соединений. Оба декрета были распубликованы 19 января 1918 года. (по старому стилю!) Казалось бы, вот в день публикации декрета и стоит учредить советский армейский праздник…

И только в сентябре того же 1938 года, когда газета «Правда» впервые напечатала «Краткий курс истории ВКП(б)», трудящиеся получили наконец единственно правильное истолкование всенародного праздника:

«В ответ на брошенный партией и советским правительством клич «Социалистическое отечество в опасности!» рабочий класс ответил усиленным формированием частей Красной армии. Молодые отряды новой армии — армии революционного народа — героически отражали натиск вооруженного до зубов германского хищника. Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. День первого решительного сопротивления отпора войскам германского империализма — 23 февраля — и стал фактически днем рождения молодой Красной армии».

Заметим — речь не о военной победе. Речь о том, что на смену отдельным героически сопротивлявшимся иррегулярным отрядам красногвардейцев и огромной массе уставших от войны фронтовиков Первой мировой, готовых лишь мириться с немцами или отступать перед ними, на фронте появилась первая более-менее организованная боевая сила, ставшая потом основой Вооруженных сил страны.

Остальное додумал и озвучил никто иной, как лично Иосиф Виссарионович Сталин. Перед очередной годовщиной РККА в 1942 году он так сформулировал свое видение событий:

«Молодые отряды Красной армии, впервые вступившие в войну, наголову разбили немецких захватчиков под Псковом и Нарвой 23 февраля 1918 года. Именно поэтому день 23 февраля 1918 г. был объявлен днём рождения Красной армии».

Именно с легкой руки Верховного главнокомандующего очаг организованного героического сопротивления немецкому наступлению превратился в большую военную победу — несмотря на то, что из Нарвы потом пришлось все-таки отступить…

Впрочем, несмотря на то, что как такового военного успеха не было, а был лишь пример массового героизма первых красноармейцев, сегодня 23 февраля — День защитника Отечества — был и остается профессиональным днем советских и российских военных, главным мужским праздником года.

При этом всеобщий воинский праздник у нас не один. Традиции народа предписывают поздравлять военных и в другие дни. Например:

  • 6 мая. День Святого Георгия — небесного покровителя Русских воинов. В настоящее время отмечается как престольный праздник Русской Православной Церковью, казачьими и общественными объединениями и военно-патриотическими клубами, специализирующимися на дореволюционной тематике.
  • 9 ноября. День Героев. Происходит от дореволюционного праздника, учрежденного в честь кавалеров ордена Святого Георгия. В настоящее время в этот день принято чествовать всех Георгиевских кавалеров, Героев Советского Союза, Героев России и орденоносцев, имеющих боевые награды.

источник: polkrf.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector