Преемник «Максима»

В марте 1942 года на заседании Государственного Комитета Обороны было признано, что формирование новых частей находится под угрозой из-за нехватки пулеметов. Красная Армия вступила в Великую Отечественную войну,...

В марте 1942 года на заседании Государственного Комитета Обороны было признано, что формирование новых частей находится под угрозой из-за нехватки пулеметов. Красная Армия вступила в Великую Отечественную войну, имея в качестве основного станкового пулемета «Максимы» образца 1910/30 гг., а также незначительное количество станковых пулеметов Дегтярева ДС-39. Но ДС-39 был снят с производства в самый канун войны — в июне 1941 года, ввиду низкой живучести его основных деталей, большому количеству задержек при стрельбе и чрезмерной чувствительности к запыленности и воздействию низких температур.

«Максим» в силу своего почтенного возраста (более 50 лет, конструкция конца XIX века) слишком устарел. Одна только проблема с водяным охлаждением в боевых условиях чего стоила, не говоря уже о множестве других. Кроме того, «Максим» был очень сложным и трудоемким в производстве. Был объявлен конкурс на новый образец станкового пулемета. В итоге его победителями неожиданно стали Петр Максимович Горюнов, его племянник Михаил Михайлович Горюнов, а также Василий Ефимович Воронков.

Руководитель группы разработчиков нового станкового пулемета Петр Максимович Горюнов не имел высшего образования. Он родился в 1902 году в деревне Каменка Коломенского уезда Московской губернии в крестьянской семье. Закончив три класса начальной церковно-приходской сельской школы, он начал работать слесарем на Коломенском паровозостроительном заводе. Затем, переехав в Ковров, работал на оружейно-пулеметном заводе слесарем-отладчиком в опытной мастерской, затем конструктором-изобретателем в отделе главного конструктора (ОГК) завода.

Правда, признали хорошие качества созданного его группой пулемета далеко не сразу.

«Работа советских оружейников по созданию новых образцов постоянно находилась в поле зрения И. В. Сталина, — подчеркивает в одной из книг о стрелковом оружии известный советский исследователь Д. Н. Болотин. — Он имел с ними неоднократные встречи, следил за ходом испытаний, беседовал по телефону, давал личные указания. Такая заинтересованность, имевшая немалое положительное значение, подчас ограничивала возможности конструкторов и могла затруднить выбор наилучшей системы. Так, в частности, было со станковым пулеметом, к созданию которого он проявлял повышенный интерес. Сталин хорошо знал Дегтярева, верил в его талант и не без оснований считал его непререкаемым авторитетом в пулеметном деле. Он не допускал мысли, что кто-либо из других конструкторов может превзойти Дегтярева в этой области. И новые, ничего не говорившие ему имена, вызывали у него настороженность».

Очевидно, к 1943 году Сталин подустал от широко рекламируемого в тридцатые годы народного технического творчества, от изобретателей-самоучек, предпочитая опираться на мнение проверенных специалистов.

Принцип, безусловно, правильный, но как раз в данном конкретном случае он не сработал. Работа конструктора-самоучки оказалась лучше, чем пулемет, созданный признанным авторитетом в конструировании пулеметов — Дегтяревым.

Заместитель наркома вооружения СССР Владимир Николаевич Новиков так вспоминал об этом: «Испытания, проведенные в первых числах мая 1943 года, подтвердили правоту тех, кто стоял за станковый пулемет П. М. Горюнова. Выводы комиссии не соответствовали мнению Сталина. Ознакомившись с актом об испытаниях, он созвал совещание руководителей наркоматов обороны и вооружения, куда пригласили и В. А. Дегтярева. После того как огласили соответствующие документы, Сталин спросил Василия Алексеевича:

— А что думаете по этому поводу вы, товарищ Дегтярев? Какой пулемет считаете нужным принять на вооружение — ваш или конструктора Горюнова?

Со свойственной прямотой и сознанием долга Василий Алексеевич ответил:

— Пулемет Горюнова лучше, товарищ Сталин. И промышленность его освоит быстрее».

Надо отдать должное порядочности Дегтярева. Ведь он мог просто объявить пулемет конкурента ничего не стоящим. Или мог сказать, что пулемет нуждается в усовершенствовании и стать его соавтором. Кстати, Дегтярев отдал для пулемета Горюнова свой станок, который у него получился лучше. Но…в соавторы при этом не набивался. Ох, нечасто такое бывает среди конструкторов. После Великой Отечественной В.А.Дегтярев в своих мемуарах вспоминал: «Мы неустанно следили за работой Горюнова и оказывали ему повседневную помощь. В эти суровые дни мы меньше всего думали о личной славе. Все наши мысли и стремления были направлены на то, чтобы как можно больше сделать для фронта».

Петр Максимович Горюнов

3 марта 1943 года был подписан «Приказ о награждении изобретателей Горюнова П.М., Воронкова В.Е. и Горюнова М.М.» в котором сказано: За создание хорошего образца станкового пулемета награждаю изобретателей тт. Горюнова Петра Максимовича, Воронкова Василия Ефимовича и Горюнова Михаила Михайловича по 5000 рублей каждого. Заместитель Народного комиссара обороны маршал артиллерии ВОРОНОВ». Затем создатели пулемета получили Сталинскую премию.

Но 23 декабря 1943 года, вернувшись из Москвы, где на курсах «Выстрел» заканчивались испытания его пулемета, Петр Максимович Горюнов скоропостижно скончался.

Его судьба поразительно напоминает судьбу Михаила Ильича Кошкина — ведущего конструктора танка «Т-34», скончавшегося в 1940 году, буквально через несколько месяцев после того, как его замечательная машина была принята на вооружение…

Справка

В мае 1943 года был принят на вооружение пулемет под обозначением «7.62 мм станковый пулемет конструкции Горюнова обр. 1943 года», или СГ-43. По окончании Великой Отечественной войны пулемет подвергся модернизации, и под обозначением СГМ производился до 1961 года и состоял на вооружении Советской Армии до середины 1960-х годов, когда его начал заменять единый пулемет Калашникова в станковом варианте (ПКС). В варианте танкового пулемета под обозначением СГМТ этот образец ставился практически на все послевоенные советские танки. Кроме того, имелся бронетранспортерный вариант СГМБ. Пулемет СГ-43 является автоматическим оружием с газовым двигателем автоматики и ленточным питанием. Газовый двигатель имеет поршень с длинным рабочим ходом, газовый регулятор и расположен под стволом. Ствол быстросменный, для удобства замены имеет специальную рукоятку. На пулеметах СГ-43 ствол снаружи гладкий, на пулеметах СГМ — с продольными долами для облегчения и улучшения теплообмена. Запирание ствола — перекосом затвора вбок, за стенку ствольной коробки. Питание — из не рассыпных металлических или брезентовых лент на 200 или 250 патронов, подача ленты слева направо. Из-за того, что использован патрон с закраиной и лента с замкнутым звеном, подача патронов осуществляется в два этапа. Сперва, при движении затвора назад, специальный захват, связанный с затворной рамой, извлекает патрон из ленты назад, после чего патрон снижается на уровень затвора. Затем, при движении затвора вперед, патрон досылается в патронник. Стрельба ведется с открытого затвора. На пулемете СГ-43 рукоятка заряжания располагалось под затыльником пулемета, между спаренными рукоятками управления огнем.

автор: Максим Кустов

источник: www.stoletie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...