М-4: первый в мире стратегический реактивный бомбардировщик

Атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки возвестили о начале эры ядерного оружия. Но бомбу мало было изобрести и изготовить — ее нужно было доставить до места бомбардировки. А именно...

Атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки возвестили о начале эры ядерного оружия. Но бомбу мало было изобрести и изготовить — ее нужно было доставить до места бомбардировки. А именно с этим у противников по новой, «холодной» войне возникли проблемы. И в СССР, и в США хватало современных бомбардировщиков, способных наносить мощные удары — но не было таких, которые достали бы до врага, оставаясь неуязвимыми на своей территории. Для этого требовались самолеты, способные быстро пересечь океан. И создавать их надо было с нуля.

Первыми за разработку таких крылатых машин взялись американцы. И неудивительно: они уже обладали атомной бомбой, а кроме того, имели богатый опыт создания дальних бомбардировщиков для войны в Европе. Контракт на разработку и постройку стратегического реактивного бомбардировщика, способного доставить ядерное оружие на территорию Советского Союза, фирма «Боинг» получила в июне 1946 года, выиграв конкурс проектов.

В СССР только в августе 1949 года произвели подрыв первой собственной атомной бомбы, и потому всерьез работами над созданием средств ее доставки озаботились лишь после этого. К тому же самые срочные потребности в них уже были удовлетворены: незадолго до первого советского атомного взрыва в строй вступили тяжелые «стратеги» Ту-4, являвшегося почти точной копией (за исключением собственной радиостанции, а также более мощных моторов и пушечного оборонительного вооружения) американского В-29.

Cоветский реактивный стратегический бомбардировщик М-4

Но Ту-4 имели дальность всего 5000 км, а значит, размещать их надо было как можно ближе к противнику — то есть под угрозой внезапного удара, подобного ударам 22 июня 1941 года. И задача создания самолета, который базировался бы в глубине страны, в безопасном отдалении от противника, оставалась актуальной — и с каждым месяцем все более важной.

По традиции первым к решению проблемы привлекли главного специалиста по советским бомбардировщикам — авиаконструктора Андрея Туполева. Но он, как ни странно, отказался от высокой чести, несмотря на то, что задачу ему ставил сам Иосиф Сталин. Свой отказ Туполев аргументировал просто: создание подобного самолета в настоящий момент невозможно, поскольку имеющиеся двигатели не обеспечат нужную дальность, а турбовинтовые — скорость и высоту полета. И тогда за дело взялся один из его учеников, завкафедрой МАИ Владимир Мясищев. Несмотря на то, что его ОКБ № 482 в годы войны не выдало ни одного серийного бомбардировщика, а сам Мясищев был репрессирован и все еще не реабилитирован, готовность конструктора решить поставленный вопрос и аргументированные соображения по поводу этого решения в Кремле сочли достаточным основанием для начала работ. 24 марта 1951 года было подписано постановление правительства №949-469 о проектировании и строительстве нового самолета. Тогда же было воссоздано недавно закрытое ОКБ №23 при московском авиазаводе №23, который и стал производственной базой для новой машины.

Работы над проектом будущего бомбардировщика М-4 начались, когда ОКБ еще даже не было полностью сформировано. Но идеи были ясны, люди, способные воплотить их в металле, уже работали, и потому проект двигался достаточно быстро. Уже 30 ноября 1951 года был утвержден протокол макетной комиссии, а 15 мая заложили первый опытный самолет.

Согласно задачам, поставленным правительством, и по замыслу создателей, самолет, который до принятия на вооружение имел индекс «проект 25», должен был обладать следующими характеристиками: скорость — до 900-950 км/ч, потолок — 12-13 км, дальность полета — 12 000 км, высокая бомбовая нагрузка, наличие мощного оборонительного вооружения и возможность выполнять задачи в любое время суток и в любую погоду с прицельным бомбометанием выше кромки облаков. В реальности первый в мире строевой стратегический реактивный бомбардировщик М-4 имел такие ТТХ: максимальная скорость — 947 км/ч, практический потолок — 11 км, практическая дальность — 8100 км, боевой радиус действия — 5600 км. Правда, при этом самолет обладал весьма солидным вооружением, как и требовало техзадание. Его нормальная боевая нагрузка составляла 9000 кг, а максимальная — целых 24 тонны. Это с лихвой перекрывало требования военных: если первая советская атомная бомба весила 4,6 т, то серийные образцы — уже по 3,1 т, так что на одном М-4 можно было унести по три бомбы сразу. Плюс мощное вооружение для обороны от истребителей противника: три двуствольных пушечных турели — наверху, внизу и в хвосте, причем верхняя и нижняя полностью перекрывали свои полусферы.

На постройку первого опытного самолета ушло почти полгода. Осенью 1952 года его, разобрав по частям, переправили в Жуковский на аэродром Летно-исследовательского института (ЛИИ), где началась серия наземных испытаний. А впервые в воздух самолет поднял 20 января 1953 года экипаж летчика-испытателя Федора Опадчего: вместе с ним в первый полет отправились еще шесть специалистов.

Американский бомбардировщик В-52.

А дальше началась гонка. К этому моменту, и в СССР это знали точно, первенец стратегической авиации США — бомбардировщик В-52 — уже вовсю проходил программу летных испытаний. Размер советского ядерного арсенала явно уступал американскому, и значит, оставался единственный шанс снизить размер возможной угрозы с той стороны океана: принять на вооружение средства доставки советских атомных бомб. И с этим удалось справиться. М-4 — такой индекс мясищевский самолет получил при принятии на вооружение — прошел программу летных и государственных испытаний всего за два года. Формально государственные испытания завершились только 25 июля 1955 года подписанием акта, в котором говорилось, что самолет пригоден для использования в строевых частях. Фактически же первый серийный М-4 — правда, и сам этот индекс самолету присвоили только июльским актом, — перелетел из Москвы, где его собрали, на аэродром в Энгельс, где ему предстояло служить, уже 28 февраля 1955 года. Так и получилось, что советский стратегический реактивный бомбардировщик стал первым строевым самолетом такого типа в мире. Ведь американский В-52 начал поступать на вооружение только 29 июня 1955 года!

В общей сложности московский авиазавод №23 выпустил 34 самолета М-4: два опытных и 32 серийных. Все они достались летчикам специально сформированной 4 сентября 1954 года под освоение этих самолетов 201-й тяжелобомбардировочной авиадивизии, базировавшейся в городе Энгельсе. Опыт пилотов этой дивизии, который зарабатывался далеко не просто, послужил потом основой для доработки следующей модификации М-4 — знаменитого мясищевского «стратега» 3М, остававшегося в строю до середины 1990-х годов.

автор: Сергей Антонов

источник: rusplt.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...