В той войне победу Миру подарили Вани…

Мир – самое главное на Земле!  С этим нельзя не согласиться, тем более если это говорит человек, переживший и познавший военные невзгоды и лишения, знающий цену человеческой жизни. Мир...

Мир – самое главное на Земле!  С этим нельзя не согласиться, тем более если это говорит человек, переживший и познавший военные невзгоды и лишения, знающий цену человеческой жизни.

Мир — жизнь без войны, в счастье и спокойствии…

сл. и муз. — С. Тимошенко, г. Омск

Дед не любил вспоминать о войне,
О ней беседы он не привечал,
От них всегда тяжелее вдвойне
В его глазах становилась печаль.

Но никогда не забуду тот день,
Мы с ним сидели в саду на скамье,
В жару укрывшись под яблони тень,
Он приоткрыл тайны занавес мне.

«Знаешь» — дед понизил голос
Так, что приподнялся волос,
«Внучек, там ведь очень страшно,
Выжить — вот и всё, что важно.

Слепо доверять не надо
Тем, кто говорит с бравадой
Там я тоже видел много
Правда, не увидел Бога…».

Наш откровенный такой разговор
Привычный образ сломал на куски,
Едва суровый уверенный взор
Накрыла сырость осенней тоски.

В то лето градус не хило подрос,
Я по-июльски легко был одет,
Но помню колкий по коже мороз
Ото всего, что рассказывал дед.

«Взрывы накрывают махом
Поле леденящим страхом,
Ротный, чтоб поднять нас скопом
Матом выгонял с окопов.

Разум в тот момент не нужен,
Будешь мёртв или контужен,
Крики разрывают уши,
Мысли разрывают души».

Почти на шёпот сменяя свой тон,
Он протянул мне дрожащий кулак,
В котором пальцы сжимали патрон,
А я подумать не мог, что да как.

Такой солдатский простой медальон
Ему отдал подо Ржевом боец
Осколком раненный в голову он
В бреду твердил всем, что скоро конец.

«Ванькой того парня звали,
Часто на смех поднимали,
С роты, пулемётом смятой,
К ДОТу он дополз с гранатой».

Слушал я, внимая деду:
«Внучек, в той войне победу
Миру подарили Вани
Те, что без наград и званий».

Прошли года, я слегка повзрослел,
И понял истинный смысл его слов,
Когда со взводом попал под обстрел,
В руинах Грозненских улиц, дворов.

Мы отходили и нас прикрывать
Остался там деревенский пацан
И в лазарете, сжимая кровать,
Я точно знал, его имя Иван.

Только вместо звёзд героя
Мамке с похоронкой горя,
Тушу оторвав с дивана,
Росич, вспомни всех Иванов.

Доблесть есть в сердцах мальчишек,
Даже не читавших книжек,
Завтра, если снова к бою,
Смогут Русь закрыть собою.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...