Фронтовой Высоцкий

Когда-то давно, еще до войны, родился поэт Владимир Высоцкий. Война застала его трехлетним ребенком. Он, как все дети войны, постоянно был голодным, в оборванных штанах и разбитых башмаках....

Когда-то давно, еще до войны, родился поэт Владимир Высоцкий. Война застала его трехлетним ребенком. Он, как все дети войны, постоянно был голодным, в оборванных штанах и разбитых башмаках.

Но позже, отец, вернувшийся с фронта, увез семью в Германию. Там Владимир получил первые уроки музыки, ставшей смыслом его жизни. Вернувшись в СССР, он жил то с матерью, то с новой семьей отца.

Возможно, эта житейская неустроенность повлияла на то, что он быстро стал понимать смысл духовной жизни, смысл фронтовой песни, которые часто пели друзья отца в праздничные застолья, отмечая День Победы.

Так случилось — мужчины ушли,
Побросали посевы до срока.
Вот их больше не видно из окон —
Растворились в дорожной пыли.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы —
Все судьбы в единую слиты.

Нам говорили: нужна высота
И не жалеть патроны!
Вон покатилась вторая звезда —
Вам на погоны.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя.
Мне не стало хватать его только сейчас —
Когда он не вернулся из боя.

Но не думай, что мы обошлись без потерь —
Просто так, просто так…
Видишь — в поле застыл как подстреленный зверь,
Весь в огне, искалеченный танк!

Но и отец и мать любили хулигана. А он рос талантливым и веселым парнем. Уже в 15-16 лет лихо играл на гитаре во дворе под московскими кленами. В те годы он уже пытался писать свои песни, а стихи писались сами собой уже в восьмом классе средней школы.

Поколение шестидесятников хорошо помнит блатную романтическую музыку московских подворотен. Он пел для друзей, которые стали записывать его песни на катушечные магнитофоны.

Позже, когда он шел по улицам любого города, создавалось впечатление, что шел он сквозь строй собственных песен. Высоцкий мог писать песни на любую тематику. Не обошел стороной и фронтовую жизнь страны.

За нашей спиной остались паденья, закаты,
Ну хоть бы ничтожный, ну хоть бы невидимый взлет!
Мне хочется верить, что черные наши бушлаты
Дадут нам возможность сегодня увидеть восход.

У штрафников один закон, один конец —
Коли-руби фашистского бродягу!
И если не поймаешь в грудь свинец,
Медаль на грудь поймаешь «За отвагу».

Мерцал закат, как блеск клинка.
Свою добычу смерть считала.
Бой будет завтра, а пока
Взвод зарывался в облака
И уходил по перевалу.

Вот кто-то, решив: «После нас — хоть потоп»,
Как в пропасть, шагнул из окопа,
А я для того свой покинул окоп,
Чтоб не было вовсе потопа.

Уходим под воду
В нейтральной воде.
Мы можем по году
Плевать на погоду,

А если накроют —
Локаторы взвоют
О нашей беде.

Вокруг было много фронтовиков. Это сегодня их осталось мало. А тогда, в праздничные майские дни, все улицы Москвы сияли орденами и медалями. Стоял тихий мелодичный перезвон наград на груди фронтовиков.

Он ринулся в тему фронтовых песен так же стремительно, как делал все. Высоцкий проживал собственную жизнь в каждой песне. Так глубоко входил в тело песни, что было очевидно, он сам был участником сражения в лесах Украины.

Их восемь — нас двое. Расклад перед боем
Не наш, но мы будем играть!
Сережа! Держись, нам не светит с тобою,
Но козыри надо равнять.

Я — «Як»-истребитель,
Мотор мой звенит,
Небо — моя обитель,
Но тот, который во мне сидит,
Считает, что он — истребитель.

Полчаса до атаки.
Скоро снова под танки,
Снова слышать разрывов концерт.
А бойцу молодому

Передали из дома
Небольшой голубой треугольный конверт.

Кто сказал: «Все сгорело дотла?
Больше в Землю не бросите семя»?
Кто сказал, что Земля умерла?
Нет! Она затаилась на время.

Сбивают из досок столы во дворе,
Пока не накрыли — стучат в домино.
Дни в мае длиннее ночей в декабре,
Но тянется время — и все решено.

Он Землю крутил от границы до Урала. Он бежал с автоматом наперевес через болота Белоруссии. Он прыгал с парашютом в тылу врага. Терял друзей, хоронил в братских могилах товарищей. Он жил в песне, срастался с ней. Его лицо менялось от музыки и стихов.

Высоцкий получал огромное количество писем от фронтовиков. Многие спрашивали его, где, на каком фронте был? Он не служил, не воевал. Но талант его исполнения, перевоплощения в музыку…

Проникая в каждое мгновение войны собственными чувствами, Высоцкий создавал ауру воинской славы. Он высоко нес знамя фронтовых побед русского солдата. Его фронтовые песни и сегодня поют молодые люди.

Высоцкий свято чтил память погибших воинов. Его песни на братских могилах исполняли фронтовики. А теперь и афганское братство поет эти песни в праздничном застолье. И не стареют они, не выходят из моды, фронтовые песни Высоцкого.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...