История создания фильма «Мимино»

Поначалу никакого «Мимино» в планах Георгия Данелии не было. После того как он снял социальную комедию «Афоня», которая стала лидером проката 1976 года (62,2 млн зрителей), ему захотелось...

Поначалу никакого «Мимино» в планах Георгия Данелии не было. После того как он снял социальную комедию «Афоня», которая стала лидером проката 1976 года (62,2 млн зрителей), ему захотелось снять что-то простенькое и светлое. В итоге со своим давним соавтором, писательницей Викторией Токаревой, он решил написать сценарий о деревенской девочке, влюбленной в летчика, который сочиняет стихи и вдобавок играет на трубе. Сценарий был написан на одном дыхании и так же быстро принят для постановки на «Мосфильме». 13 мая 1976 года был дан старт подготовительному периоду, то есть надо было искать актеров, строить декорации. Как вдруг произошло неожиданное.

Мимино списали… с учителя

В гости к Данелии пришел его приятель, писатель Максуд Ибрагимбеков . Естественно, разговор зашел о ближайших планах Данелии. Когда режиссер рассказал другу о своем новом проекте, тот внезапно сказал:

– По-моему, раньше у тебя была куда более интересная идея: фильм про сельского вертолетчика, который запирает свой вертолет на замок. Когда ты мне рассказывал эту историю, я сразу понял, что из нее может получиться очень трогательная комедия. Гораздо интереснее, чем фильм о девочке и летчике.

Эти слова настолько запали в душу Данелии, что он всю ночь не мог заснуть – мучительно размышлял о правильности своего выбора. Наконец под утро твердо решил: буду снимать фильм о вертолетчике из глухого грузинского села.

Когда Данелия поделился своей идеей с членами съемочной группы, те чуть ли не хором заявили: чистой воды авантюра! И понять их можно было. Ведь подготовительный период уже начался. Но Данелия все равно решил рискнуть. Он позвонил в Тбилиси своему другу, сценаристу Ревазу Габриадзе (они стали сотрудничать с 1968 года, с фильма «Не горюй!»), и тот немедленно примчался в Москву.

И они втроем (с ними была все та же Виктория Токарева ) отправились в Дом творчества «Болшево» и там достаточно быстро родили на свет новый сценарий. Главным героем в нем стал вертолетчик Валико Мизандари, которого Габриадзе списал… со своего школьного учителя-скульптора. Тот жил в Кутаиси, делал надгробия из мрамора и чуть ли не единственный в городе носил шляпу.

Шофер вместо эндокринолога

Как и в фильме, в сценарии тоже было два главных героя. О первом мы уже упоминали – вертолетчик Валико Мизандари, которого должен был играть Вахтанг Кикабидзе (с ним Данелия тоже познакомился на фильме «Не горюй!»). Однако второй герой был совсем не тот, что знаком нам по окончательному варианту фильма. Им должен был стать эндокринолог из Свердловска, роль которого предполагалось отдать любимому актеру Данелии, с которым он познакомился еще раньше, чем с Кикабидзе (с середины 60-х, с фильма «Тридцать три»), Евгению Леонову.

По сюжету, Валико влюбляется в красавицустюардессу пассажирского лайнера и приезжает к ней в Москву. В гостинице он знакомится с героем Леонова, и вдвоем они ищут стюардессу, попадая при этом в различные смешные ситуации.
Однако по ходу написания сценария у кого-то из авторов внезапно возникла мысль подселить в номер к Валико не русского эндокринолога, а армянского шофера Рубика Хачикяна.

Такой вариант получался более оригинальным, поскольку грузины и армяне всегда друг над другом подтрунивают, и это придавало сюжету особый колорит. Однако и терять Леонова авторам тоже не хотелось.
Тогда они бросили жребий – кинули в воздух монетку, загадав, что решка – это Кикабидзе, орел – Леонов. Выпала решка. Но Данелия от Леонова все равно не отказался: написал для него роль бывшего фронтовика Волохова.

Вертолетчики в деревне не поют

Съемки фильма решили начать с натурных эпизодов в Грузии. Местом для работы выбрали городок Телави и высокогорную деревню в Тушетии под названием Омала.
Именно в последней должны были снимать эпизоды, рассказывающие о деревенском житье-бытье Мимино (по-грузински – «сокол»). Однако съемки там едва не сорвались. Киношники приехали в Телави в середине сентября и собирались сразу отправиться в Омала.

Но добраться туда можно было на рейсовом вертолете (пешком по горам путь занял бы двое-трое суток), а самолет вылететь не смог из-за сильного тумана. В итоге пришлось ждать летной погоды несколько дней. А чтобы не скучать, съемочная группа отдавала дань Бахусу, благо вина в тех краях было более чем достаточно. Так продолжалось три дня, после чего на дворе распогодилось и вертолет взял курс на Омала.

Съемки начались 17 сентября с эпизода, где Валико идет по деревне и поет. Фонограмма была заранее записана Кикабидзе еще на «Мосфильме», и теперь ему предстояло всего лишь открывать под нее рот. Но актер внезапно… встал как вкопанный. Когда удивленный Данелия спросил у него, в чем дело, тот ответил: «Я не могу себе представить, чтобы здешние вертолетчики ходили по деревне и пели».

Данелия на минуту задумался, после чего полностью согласился с Кикабидзе – этот эпизод совершенно не жизненный. И в итоге выбросил из фильма все песни Валико, которые он пел в кадре (их было несколько). Но одну оставил – «Чито-грито», которую Кикабидзе исполнял за кадром. Как покажет будущее, режиссер не прогадал – именно эта песня станет всесоюзным шлягером.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...