Звездные собаки

Они стали первыми живыми существами, которым удалось совершить орбитальный полет и вернуться на Землю. Этот день, можно сказать, стал очередным «праздником со слезами на глазах»: история собачьих космических...

Они стали первыми живыми существами, которым удалось совершить орбитальный полет и вернуться на Землю. Этот день, можно сказать, стал очередным «праздником со слезами на глазах»: история собачьих космических путешествий в целом нечеловечески печальна…

«Стоит огромный звездолет
Космического флота.
Его построил весь народ
Для пробного полета.

Сталь сталевар ему варил,
Маляр покрасил лаком.
Радист приемник смастерил.
Кому летать? Собакам!»

Физиолог Павлов, наверное, и вообразить не мог, что благодаря его основательным исследованиям и опыту, накопленному им и его последователями в результате экспериментов с собаками, именно четвероногие друзья будут выбраны советскими учеными для первых полетов в космос. Известно, что американские исследователи пытались запустить в космос обезьян, но опыты проваливались. А собаки лучше поддавались дрессуре, были спокойней и стабильней, лучше переносили нагрузки. Первый собачий старт состоялся 22 июля 1951 г. на полигоне Капустин Яр. Дезик и Цыган взлетели на ракете на высоту 87 километров 700 метров, а через 15 минут спустились на парашюте невдалеке от стартовой площадки.

Сотрудник института авиационной медицины Александр Серяпин, готовивший собак к полету, вспоминал: «Первый полет оказался очень удачным, собаки были живы. Когда мы их освобождали, подъехало много машин, в одной из них был Сергей Павлович Королев. Когда он увидел собак — по-моему, счастливее человека там не было. Я удивился… такой солидный человек, он этих собак схватил, бегал с ними вокруг этой самой кабины. Поил их водой, колбасы давал, сахару. Потом взял их к себе в машину…».

Когда читаешь историческую справку о собачьих полетах, сердце сжимается многократно. Представляются все эти замечательные умные собачки с доверчивыми глазами, которых любили, дрессировали, кормили и выгуливали, а потом отправляли на произвол судьбы. Дезик и Лиса — погибли из-за неполадок в парашютной системе, Мишка и Чижик — погибли от удушья, вторая Лиса и Бульба — погибли от удара о землю. Лиса была любимицей А. Серяпина, ученый присутствовал при запуске, самостоятельно усаживал любимицу в летательный аппарат «так, чтобы она спокойненько спускалась с высоты 90 километров и обозревала своим взором Землю», и стал свидетелем аварии на высоте около 40 км. Нарушая инструкции, Серяпин похоронил Лису в степи, в тех местах, где он гулял с любимицей.

Пальма и Пушок — погибли из-за разгерметизации кабины, Лайка — умерла от стресса и перегрева кабины, Жульба и Кнопка — погибли из-за отказа парашютной системы. Лисичка и Чайка — взорвались, Пчелка и Мушка — взорвались. И так далее.

Всего в космос было отправлено 48 советских собак и две китайских (Сяо Бао и Шаньшань, которые летали по очереди, а потом вернулись и родили здоровых щенков). 20 собак погибли.

Кто-то может сказать, что и на Земле каждый день гибнут животные, в том числе от рук человека. Но тех, потерянных в космосе, почему-то особенно жаль.

Каждая загубленная собачья жизнь заставляла конструкторов задуматься о неучтенных моментах, исправить ошибки и усовершенствовать аппаратуру, аварийные технологии. Можно сказать, ценой своих жизней собаки-космонавты спасали жизнь космонавту-человеку.

При этом смерти собак воспринимались учеными, как личное горе — ведь за время подготовки к полетам собаки и люди привыкали друг к другу, у сотрудников появлялись любимцы среди четвероногих. И главный конструктор Королев знал каждое животное «в лицо», ежедневно справлялся об их самочувствии. Утром, приходя на работу, он шел сначала к собакам, а потом в свой кабинет.

Физиолог Олег Газенко, руководивший программой подготовки собак, говорил: «Любой экспериментатор, работающий с животными, не воспринимает их как собак. Он скорее воспринимает их как своих коллег, друзей. И удивительное дело — те небольшие болезненные процедуры — уколы или выстригание шерсти для введения датчика — никогда не воспринимались животными как агрессивный недружественный акт. Наоборот — иногда они поворачивались и лизали в щеку».

В подтверждение слов О. Газенко участник экспериментов В. Малкин рассуждал о собаках-коллегах: «Никогда не думал, что они знакомы с работами Ньютона, и в частности, с законом всемирного тяготения. А узнал об этом во время просмотра киноленты об одном из полетов. В отсеке оказалась не привинченная гайка, и в невесомости она стала летать. Вы бы видели, с каким удивлением собака наблюдала! Все не могла понять: почему гайка не падает. С тех пор я готов биться об заклад — законы природы собакам знакомы. А страха, по-моему, они не испытывали. По крайней мере, наши, космические…».

В этом контексте невозможно не вспомнить Лайку, запущенную в космос 3 ноября 1957 г. Она была единственной собакой, которую люди обрекли на верную смерть (в остальных случаях собаки погибали из-за нечаянных ошибок и недочетов). Собаку отправили в первый орбитальный полет, не успев разработать механизм для возвращения летательного аппарата на Землю. Впоследствии стало известно, что конструкторов подгоняло высшее государственное руководство, которому во что бы то ни стало хотелось продемонстрировать миру выдающиеся достижения и таким образом отметить 40-летие революции. К тому же в космической гонке нельзя было уступать американцам (которые безуспешно пытались отправить в космос шимпанзе). Так живая собака пострадала из-за человеческих амбиций. Вспоминается известная достоевская «слезинка замученного ребенка» и кажется, лучше уж проиграть все эти межконтинентальные гонки, но не обидеть безвинную собаку.

Лайка и капсула аппарата «Спутник-2»

Сотрудники лаборатории особенно тяжело пережили этот старт. В. Яздовский, возглавлявший медико-биологические исследования на ракетах, вспоминал: «Лайка была славная собачонка — тихая, очень спокойная. Перед отлетом на космодром я однажды привез ее домой, показал детям. Они с ней играли. Мне хотелось сделать собаке что-нибудь приятное. Ведь ей жить оставалось совсем недолго».

А. Серяпин признавался: «Перед полетом я Лайку за мордочку потряс. Я понимал, что она не вернется, но убеждал быть умницей».

Трагическая судьба Лайки поразила общество. «Самая лохматая, самая одинокая, самая несчастная собака в мире» — эта фраза из «Нью-Йорк Таймс» облетела планету, в Кремль шли многочисленные письма с негодованиями по поводу жестокого обращения с животным.

Известно, что в числе прочих звучало предложение отправить, куда подальше на таком же корабле самого генсека Н. Хрущева. Образ обреченной собаки до сих пор появляется в композициях рок и поп-групп — как метафора невозможности возвращения. В разнообразных мультфильмах и фантастических фильмах также встречаются упоминания о Лайке — иногда сердобольные авторы сценариев «спасают» собаку и находят ее живой в далеких звездных мирах, на неизведанных планетах.

О. Газенко вспоминал: «…Когда ты понимаешь, что нельзя вернуть эту Лайку, что она там погибает, и что ты ничего не можешь сделать, и что никто, не только я, никто не может ее вернуть, потому что нет системы для возвращения, это очень тяжелое ощущение… Когда я с космодрома вернулся в Москву, и какое-то время еще ликование было: выступления по радио, в газетах, я уехал за город. Хотелось какого-то уединения».

Газенко впоследствии забрал себе домой другую собаку-космонавта Жульку (которая летала также под кличками Снежинка и Жемчужная) после ее очередного трудного полета. Капсула с собаками сильно отклонилась от курса и приземлилась в Эвенкии, в районе падения Тунгусского метеорита. Зверей нашли только через трое суток. Несмотря на крайне низкую температуру воздуха, собаки остались живы. «С Жулькой у меня были сердечные отношения, — вспоминал Газенко. — Я помню, как пристраивал ее в кабинах. Иногда невольно сделаешь ей что-то неудобно, надавишь неприятно, она очень осторожно меня за щеку прикусывала, дескать, будь внимательней, так нехорошо».

Жулька

После полета Жулька прожила у ученого еще 12 лет.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...