Я стреляю стоя. Привык. В окопе места мало

Посмертная статья в журнале «Унтер-офицер» 100 лет назад. Об Иване Начевном. Он был кавалером четырех Георгиевских крестов. Сегодня никто не сможет вспомнить, кто был это унтер? Но издание...

Посмертная статья в журнале «Унтер-офицер» 100 лет назад. Об Иване Начевном. Он был кавалером четырех Георгиевских крестов. Сегодня никто не сможет вспомнить, кто был это унтер? Но издание для младшего комсостава статью разместило.

Не просто так. Что-то было геройским в этом человеке. И четыре Георгия подтверждают это. Используя рассказы сослуживцев, корреспондент написал очерк, которым зачитывались в войсках во время Первой мировой войны.

Унтер-офицер Начевный

Был Иван Начевный обычным мужиком, каких в России начала 20-ого века хоть пруд пруди. Его хорошо знали в своем полку. Оказавшись в армии на следующий день от начала войны, он служил старшим унтер-офицером, потом стал взводным.

Огромный рост и невозмутимый характер выделяли его. Авторитет среди сослуживцев прирастал. Ходил Иван в самые жаркие бои и был примером для младших товарищей. Любые ответственные поручения – боевая разведка, охранение, нападение на немцев в тылу – начальство передавало Начевному с его взводом.

И он хорошо, добротно справлялся с этим. Неудач у взвода не было. Бойцы уважали своего командира, начальство ценило за сметливый ум, расчетливость и безотказную боевую работу. Но Начевный был …

Мы бы нынче сказали – выпендрежник. Высокого роста, статный, красивый, щеголеватый парень не желал кланяться врагам. Желая показать смелую удаль перед сослуживцами, не стрелял из укрытия. Вставая из окопа, стрелял стоя на бруствере.

Ротный криком кричал «Разбойник! Что ж ты со мной делаешь? Тебя убьют, кому я взвод передам?» Начевный невозмутимо отнекивался «Меня не убьют. Я стреляю стоя. Привык. В окопе места мало. Да я немца прямо в лоб бью».

Удачлив был унтер. Великолепный стрелок, он стрелял только в голову. И попадал в глаз, как белке на охоте. Махнув рукой, ротный уходил, а Иван охотился на немцев. И пули его не брали. Фаталист, он говаривали. От судьбы не уйдешь.

Твоя пуля не потеряется. Чужая мимо проскочит. Ее бояться нечего. И судьба хранила храбреца, не посылая пулю. Не обиженный телесной силушкой и духом, Иван редко вспыхивал и сердился. Никогда не терял самообладания в штыковой атаке.

Деловито, по-хозяйски, работая винтовкой, прокладывал путь себе и товарищам. Так же, как дома, на гумне, цепом молотил хлеб из ржаных снопов. Спокойно работая со штыком, успевал подсчитывать убитых врагов.

На привале делал зарубки на винтовке, сколько всего убил врага на войне. В начале 1915 года зарубок было сорок. Украшали его грудь три Георгиевских креста. И слава шла по пятам. К нему приходили со знакомством из соседних окопов. Погиб герой случайно.

Полк отходил на отдых, в тыл. Уже отошли на приличное расстояние, как он обнаружил, что забыл кисет, Скорым шагом вернулся в окоп, нашел кисет. И вдруг увидел трех немцев. Верный себе, Иван бросился к немцам.

А они, увидев русского солдата, бегущего с винтовкой наперевес, кинулись в лес. Начевный выстрелил два раза, убил бегущих. Стал догонять оставшегося. Да решил забрать документы у фельдфебеля, как велено командирами.

Не заметил, как подоспела к немцам подмога. Всем скопом навались немцы на Ивана, но привыкший к рукопашной, он выбил все зубы с одного удара одному напавшему. Остальные подняли его на штыки. Герой, исколотый, пришел в себя в лазарете.

И опять фаталист перевесил. Сожалел о том, один немец убежал в лес. За последний подвиг Начевный Иван, малоросс, представлен к Георгиевскому кресту I степени посмертно. На винтовке героя было 47 зарубок.

Кто вы, забытые герои Первой мировой? Где искать информацию о маленьких, но удивительно сильных личностях русской армии? Их было так же много, как героев Великой Отечественной войны.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...