Взять в плен полторы сотни фашистов без единого выстрела…

Весной 1944 года комбат Василий Федоров совершил это военное достижение, проявив солдатскую смекалку, и за это был награжден Орденом Александра Невского. Случилось все спустя год после битвы под...

Весной 1944 года комбат Василий Федоров совершил это военное достижение, проявив солдатскую смекалку, и за это был награжден Орденом Александра Невского. Случилось все спустя год после битвы под Сталинградом, которая переломила ход войны, и советские войска после этого неутомимо двигались вперед, планомерно выгоняя гитлеровцев из городов и сел. Очистив от нацистов территорию Советского Союза, советские солдаты уже теснили их в Европе. Весну 1944 года советские военные встретили уже на территории Польши.

Перед военным подразделением под командованием Фролова, базировавшимся тогда близ городка Корытово, стояла дилемма – как не дать сойтись двум частям войск неприятеля. Они перегородили им путь и сами же оказались в блокаде, окруженные со всех сторон нацистами. Бойцы утомились, снарядов оставалось мало, нацистов вокруг целое скопище… Само провидение, казалось, отвернулось от Фролова и его сослуживцев. Все понимали, что если начнется бой, шансов остаться в живых практически никаких.

После заката гитлеровцы вдруг начали наступать на советскую батарею. Комбат Фролов решил применить военную хитрость, так как понимал, что по-другому с таким малым количеством боеприпасов и бойцов другого шанса не будет. Он приказал вести стрельбу по вражеским позициям методично и хорошо прицеливаясь. И поэтому сначала снаряды начали взрываться в самой середине гитлеровского войска. Поливали огнем противника много и долго. И вот, когда осталось только два снаряда, обстрел прервали. И вдруг произошло невероятное – гитлеровцы начали медленно отступать назад и через некоторое время затормозили. Гнетущую тишь на утренней заре прервал польский говор. К советский войскам двигался гитлеровец. Он размахивал белым платком и что-то кричал. Когда навострили уши и разобрались, поразились до глубины души – нацист шел сдаваться в плен.

И тут комбат Фролов повел себя так, как, наверное, поступил бы сам Александр Невский. С уверенным видом офицера, у которого еще неистощимые запасы снарядов за спиной, он вышел к парламентеру. И с видом великого одолжения пообещал оставить в живых сослуживцев нациста, которые пойдут к нему в плен. Гитлеровец направился опять к своим. Через некоторое время он возвратился и позвал Василия Фролова на переговоры со своим военным начальством. Советский комбат приказал зарядить оба оставшихся снаряда и, делая вид, что совершенно спокоен, пошел к нацистам. Но переживал он зря. Командир гитлеровцев почти сразу выразил согласие сдаться в плен. Противник, который хорошо понимал русский язык, услышав обещание Василия Ивановича сохранить жизнь всем пленным, сразу же этим удовольствовался.

Из немецкого подразделения, которое насчитывало примерно триста гитлеровцев, в плен сдались сто пятьдесят человек. Но дело все еще не было в шляпе. Потому что в автоматах подопечных комбата Фролова не было ни одного патрона! А вести пленных немцев надо было на расстояние нескольких десятков километров. И снова советский комбат схитрил. Он поставил в конвой к пленным только двух солдат – типа, мы вас не боимся. Но если бы гитлеровцы догадались, что автоматы сопровождавших не заряжены – все бы провалилось.

В это время те нацисты, которые не пошли в плен, стояли в раздумьях и не нападали. А Василий Фролов, пока суд да дело, приказал своему подразделению отойти с опасных позиций и приближаться к своим союзникам. Нужно было как можно скорее отойти с неудобной позиции, где советские войска были зажаты между гитлеровскими отрядами, но так, чтобы фашисты не поняли, что мы отходим из страха. И слава Богу, советским военным необычайно повезло – несколько десятков безоружных солдат избежали гибели и плена и наоборот, даже захватили сто пятьдесят человек нацистов.

Когда комбат Василий Иванович Фролов добрался до своих, его почти сейчас же направили в санчасть. А потом в сталинградский госпиталь. Фролов вспоминал, что когда его везли на лечение, им встретилась колонна из танков. Он поинтересовался, куда они двигаются. Один боец ему без слов протянул листовку с надписью «На Берлин!». А о походе в этом направлении так мечтал сам Василий Фролов. И вот теперь вместо Германии он едет в госпиталь. Осознав, что дальше идти со своими боевыми товарищами он не сможет, что больше ему никогда не придется воевать, комбат даже прослезился. От своей немощи, от радости, предчувствия скорой Победы.

На выписку из больницы Василий Фролов пошел с присвоенной ему II группой инвалидности. Ему вначале хотели дать первую группу, но он с большим скандалом от нее открестился. Очень хотел еще повоевать. Но война тем временем завершилась. На родине в районном военкомате Василию Фролову торжественно вручили орден Александра Невского, за тот самый хитрый маневр безоружного комбата вблизи городка Корытово. И стал старший лейтенант Фролов жить обычной гражданской жизнью. С усилием, но смирился все-таки Василий Иванович с тем, что военным ему больше не быть, он нашел применение своим силам в родном городе по своей давней, гражданской специальности – в качестве зоотехника.

А в 1967 году Василий Иванович вместе с женой и сыновьями перебрались в город Волгоград. Туда перебазировалось предприятие, где трудилась жена Фролова Тамара Львовна. Там им дали небольшую квартиру из двух комнат. Все складывалось хорошо. Но через полмесяца Василия настиг приступ высокого артериального давления и сильной головной боли. Позвали врача, он отправил в больницу. Там супруге сказали, что жизнь Василия Ивановича висит на волоске и каждый день может стать последним. С тех пор он прожил еще 15 лет и супруга очень берегла его здоровье.

Героически проявив себя во время военных действий, Василий Иванович также вел себя и после Великой Отечественной войны. Не отчаялся, не запил, переживая свое списание из военных. Напротив, до самой смерти работал, вел приусадебное хозяйство. Никакими льготами для инвалидов никогда не пользовался.

В свободные часы писал мемуары. Делал это понемногу, так как переживания захлестывали. Тщательно вспоминал ход боев и зарисовывал их схемы. Тем не менее, несмотря на всю точность записей, в них спрятана и чувствуется затаенная грусть по поводу того, что не сбылась его мечта встретить нашу общую Великую Победу в Берлине…

Василий Иванович Фролов долго болел и упокоился в 1985 году. Перед наступлением шестьдесят первого празднования Дня Победы на одном из кладбищ Волгограда, где был похоронен герой, ему установили памятник.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...