Выжить назло врагам

Биографическая справка Героя Вячеслав Воробьев был рожден весной 1984 года в Белгороде. Окончив ПТУ № 5, отправился на срочную службу. Распределен он был в отряд спецназа «Русь» при...

Биографическая справка Героя
Вячеслав Воробьев был рожден весной 1984 года в Белгороде. Окончив ПТУ № 5, отправился на срочную службу. Распределен он был в отряд спецназа «Русь» при МВД Российской Федерации. В общей сложности четырнадцать месяцев находился в командировках в Чечне, числясь наводчиком и стрелком. Весной 2004 года заслужил свой краповый берет. Отслужив срочную службу, пошел работать в ОМОН в Белгороде. Уже работая там, опять несколько раз ездил в командировки на Северный Кавказ. Там совершил подвиг, за что весной 2009 года был удостоен звания Героя России.

Выжить назло врагам
Вначале данная спецоперация была похожа на все остальные, где участвовал старший сержант Воробьев. Проходила запланированная акция ОМОНа из Белгорода на Северном Кавказе. База находилась на территории Ингушетии, у границы с Чеченской Республикой. Обрушивались на разведанные адреса, захватывая бандитских головорезов.

Перед этим в конце дня все шло своим чередом. Определили результаты, командир отряда рассказал, чем будут заниматься завтра. Правда, немного странным показалось то, что в этот раз ОМОН из Белгорода был усилен еще двумя ОМОНами и одним СОБРом. Всего на операцию выходили почти сто человек, да еще несколько бронетранспортеров и грузовиков марки «Урал».

Почему тогда Слава Воробьев поехал на Северный Кавказ – не по своей очереди, не со своей сменой – сейчас неизвестно. Вот возникло желание. Или внутренний голос позвал, какое-то неясное предчувствие…
Он тогда возвратился после трех месяцев в Ингушетии, немного передохнул и опять его потянуло в горячую точку. За 3 года уже 5-й раз. Не со своим взводом, правда, ну да это не страшно, ведь там это же омоновское братство…
Наверное, так было предопределено судьбой…

На спецоперацию выехали ранним утром 12 февраля. Дом, где, как ожидалось, засели боевики, находился среди новостроек Назрани на углу двух улиц и приметно выделялся среди других строений. 4 этажа из дорогого кирпича, вокруг 4-метровый забор из того же материала – очень было похоже на средневековую цитадель.

Особняк окружили. В окнах ничего не шевелилось. Во дворе было очень тихо. Старший группы постучал в железные ворота, громко объявив, что приехала милиция. Потом снова постучал. Но все было тихо…

Обычно человек, который поступает, как герой, совершенно не дает себе в этом отчета. Только в книгах кто-то может сказать, мол, сегодня я спасу мир. А милиционер или военный обычно просто работает. Как вчера, как завтра. Это тяжелая, настоящая мужская работа. А потом оказывается, что это был подвиг…

Выжить назло врагам

И вот прозвучала команда наступать. Омоновцы, заслоняясь щитами, поднимались по лесенкам, придвинутым к забору. Воробьев двигался первым. Ему поручили войти во двор и отворить ворота.

С верхушки забора старший сержант оглядел периметр и, не увидев ничего угрожающего, спустился вниз. Другие штурмовики прикрывали его сверху. В усадьбе был виден гараж и прочие хозпостройки. На небольшом расстоянии от особняка, у широких ворот, прямо у забора, располагался большой, сделанный явно на совесть, навес для автомобиля, загороженный стеной из кирпича, чуть выше метра в высоту.

Спустя сорок минут жестокого сражения именно эта стена сохранила 24-летнему Вячеславу Воробьеву жизнь…

Старший сержант зашел за угол дома, пройдя между зданием и навесом для авто. Там он неожиданно наткнулся на двух боевиков, у которых были автомат и гранатомет. Сразу же среагировав, омоновец выстрелил по врагу очередью. После этих звуков другие штурмовики быстро ушли с линии огня, сохранив этим свои жизни. Перегруппировавшись, омоновцы встали в удобные огневые позиции.

Воробьев, непрерывно ведя стрельбу, медленно отходил к навесу. И через пару мгновений из окон особняка штурмовиков начали массированно обстреливать. Палили так плотно, что невозможно было понять, сколько же в доме бандитов. Укрывшись за кирпичной стенкой, отделяющей навес, старший сержант попробовал по рации связаться со старшим штурмового отряда. Получив в этот момент первую рану, Вячеслав обрисовал ситуацию и начал подсказывать, куда штурмовикам лучше стрелять.

Следующая пуля поразила Вячеслава в руку. Третья – в ногу, четвертая – в живот. Сам себе поражаясь, Воробьев заметил, что больно было только в первый раз, последующие раны уже не ощущались, он их просто хладнокровно отмечал про себя. Вероятно, это случилась такая особенная восприимчивость организма, который в защитных целях перестал чувствовать боль.

Схватка в этот период становилась все отчаяннее. Бандиты навели огонь гранатомета на ворота. Но они не сломались, а лишь слегка приоткрылись. И в эту щель боевики начали лупить по бронетранспортеру. А из каждого окна свистели сплошным потоком пули. Воробьева доставала, уже, наверное, десятая пуля, так что он перестал их считать. Тут еще и пропала чувствительность в ногах. Вячеслав без сил свалился за кирпичную стену у навеса для авто и уже не вставал.

О том, что может умереть, Воробьев даже тогда и мысли не допускал. Да, дело было плохо, но он упорно верил в лучшее.

И тут послышался оглушительный взрыв. Омоновец увидел его, потому что сознания не потерял ни на мгновение. Это бандиты, поняв окончательно, что проиграли, взорвали мощную бомбу. Ударная волна обрушила на Вячеслава кирпичную стенку, за которой он укрывался, сверху образовался большой завал. А потом послышались голоса друзей…

Выжить назло врагам

Чуть позже стало известно, что в цокольном этаже особняка бандиты устроили мини-завод, где изготовляли бомбы. Милиционеры нашли потом под завалами 4 бочки со взрывчаткой. Если бы это все взорвалось вместе с домом, было бы уничтожено полгорода Назрани.

Оказывается, в доме располагалась «лаборатория смерти», и ее защищали 6 шахидов-камикадзе под предводительством главаря малгобекской бандитской группы Мустафы.

Доктора зафиксировали у Вячеслава Воробьева 16 огнестрельных ран. Причем несколько из них были такими, которые обычно приводят к смерти. Да еще контузия в очень тяжелой форме. То, что старший сержант выжил, было просто чудом…

После этого Воробьеву предстоит длительное лечение.Но, главное, он жив, а все остальное обязательно приложится. Мало того, Вячеслав на осторожные вопросы уверенно отвечает, что еще обязательно вернется в строй…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector