Война и мир Георгия Зимина

Что знает о тяжелейшем периоде в истории Родины наш современник? Нечистоплотные историки, политики и журналисты уже позаботились о том, чтобы российские школьники и студенты знали Иосифа Сталина исключительно...

Что знает о тяжелейшем периоде в истории Родины наш современник? Нечистоплотные историки, политики и журналисты уже позаботились о том, чтобы российские школьники и студенты знали Иосифа Сталина исключительно как тирана, Георгия Жукова – как безжалостного полководца, не жалевшего своих солдат. Выпячены все просчеты советской военной политики, дискредитировано отечественное военное искусство и оружие. Подвергается сомнению сам факт Победы нашей страны в Великой Отечественной войне. А Красная Армия представляется агрессором, ее развязавшим.

Оставим убогих толкователей истории в покое. Бог им судья. Сегодня у нас есть замечательный повод пережить события минувшего столетия через судьбу человека, сделавшего для потомков больше, чем все «копатели правды» вместе взятые.

ДОРОГА В НЕБО

Георгий Васильевич Зимин родился 6 мая 1912 года в Петербурге. После смерти отца семья испытывала большие трудности. Мария Александровна, мама маленького Георгия, чтобы прокормить четверых детей, зарабатывала стиркой и шитьем. Несмотря на бытовые проблемы и недостаточную образованность – четыре класса приходской школы, – это была женщина начитанная и культурная. После переезда семьи в Калугу, к бабушке, умерли сестры, а старший брат ушел в Красную Армию. Мать заболела тифом, и Георгий попал в детский дом, откуда вернулся в семью только в 1922 году.

Георгий освоил рабочую специальность. Одновременно прошел трехлетний курс обучения в изостудии. Юноша хотел продолжить свои занятия живописью, но на учебу в Академии художеств не оказалось средств. Поэтому вместо академии Георгий поступил на заочное отделение МВТУ имени Н.Э.Баумана. Он учился и работал в мастерских электротехники и связи Западной железной дороги, умудрялся находить время и на занятие спортом.

Впрочем, была у молодого человека самая заветная мечта. Еще будучи мальчишкой, он увидел три военных самолета, приземлившихся в поле. Шесть летчиков – все в кожаных пальто, шлемах, с летными очками и необычными перчатками-крагами, о чем-то переговаривались между собой. С того дня мысли о небе не покидали Георгия.

В один из летних дней 1931 года ЦК ВЛКСМ обратился к молодежи страны с призванием: «Комсомол – на самолеты». Был тягостный разговор с начальником мастерских электротехники и связи Западной железной дороги, который возлагал на способного юношу большие надежды. Все сомнения отпали, когда Георгий Зимин был приглашен на вступительные экзамены в школу летчиков и попал в число 30 курсантов, отобранных из 267 кандидатов.

Школа имела теоретическую направленность. В ней глубоко изучали аэродинамику, двигатели, штурманское дело. В своих воспоминаниях Георгий Зимин отмечал, что никогда не жалел о получении столь добротной теоретической подготовки.

Первые награды будущего маршала были связаны со спортивными достижениями в школе летчиков. Из рук начальника ВВС РККА Якова Алксниса он получил серебряные часы, а от члена политбюро ЦК ВКП(б) Сергея Кирова – кожаный чемодан со спортивным костюмом, коньками и ботинками.

Практическое обучение летному делу продолжилось в городе Энгельсе. За два года курсант освоил учебный У-2, боевой Р-1. Примечательно, что к самостоятельным полетам Зимин был допущен после 19 «провозных» полетов, вместо положенных 70, что составило рекорд школы. Как единственный выпускник-отличник, Георгий Васильевич имел право выбора места дальнейшей службы. И он выбрал беспокойный в то время Дальний Восток.

По воспоминаниям летчика, первый отпуск, в 1935 году, запомнился ему напутственными словами матери: «Раз нужно, сынок, поезжай. Помни, что солнце светит для всех и везде одинаково. И мир не без добрых людей. Жизнь человеческая очень коротка, старайся сделать людям больше добра. Никого не обижай, и тебе все будут платить тем же. Хороших людей на свете много, бери от них все лучшее, учись у них… Летай, только пониже и потише…». Разумеется, последнюю часть пожелания сын выполнить не смог.

НАКАНУНЕ И В НАЧАЛЕ ВОЙНЫ

31-я отдельная истребительная авиационная эскадрилья, в которую прибыл молодой лейтенант, была вооружена самолетами И-5. Год практической работы – и новая должность, командира звена. Еще год – и он заместитель командира эскадрильи.

Первое боевое крещение Георгий Васильевич получил у озера Хасан. Из газет, где был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении участников боев, он узнал о своем первом ордене Ленина, который ему в Москве вручил председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин. В 1938 году командиру эскадрильи Зимину было присвоено воинское звание старший лейтенант. В 1940 году, уже капитан, Зимин с должности заместителя командира истребительного авиационного полка поступил в военно-воздушную академию. Завершить обучение помешала война.

По рекомендации однокурсника, Василия Сталина, группа слушателей, в числе которых был и Зимин, направляется в город Орел, в формируемый 42-й истребительный авиаполк. На освоение нового самолета МиГ-3 отведено меньше месяца. Положение войск Брянского фронта ухудшалось, а боевая напряженность росла. В мемуарах маршала читаем: «Нагрузка была предельной. Мы делали вылет за вылетом. После посадки летчики часто даже не выходили из кабин. Как только машину заправляли горючим и пополняли боекомплект, звено тут же шло на очередной взлет…».

Показателен такой эпизод из действий летчиков в период обороны Москвы. В октябре был получен приказ нанести сильные бомбоштурмовые удары по одному из вражеских аэродромов. Для выполнения задачи удалось набрать сводную группу из шести штурмовиков и шести истребителей. Плохая видимость и отказ от предварительных разведывательных полетов делали предприятие рискованным, но обеспечили внезапность удара. В донесении полка за тот день значилось: на земле уничтожено 60 бомбардировщиков противника, в воздухе сбито четыре Ме-109 и пять Ю-52. Партизаны передали уточнение: на земле сгорело 70 самолетов. Итого – 79 машин, не считая поврежденных.

В октябре 1941 года Георгий Васильевич открыл свой личный счет. Дневник, который он вел в эти дни, сам напоминал боевую сводку. Вот лишь запись за один октябрьский день: «Первый вылет: сбит т. Рузиным один Фокке-Вульф-189. Второй вылет: мною и младшим лейтенантом Котовым сбито по одному Ме-110. Третий вылет: старший лейтенант Судробин сбил одного Ме-109. Четвертый вылет: сбито нами пять самолетов противника. Я сбил двух, летчики Котов, Гусев и Воронцов – по одному каждый. Пятый вылет: уничтожено до 50 автомашин противника». А в ноябре армейская газета «Патриот» сообщала о бесстрашном летчике, сбившем уже семь вражеских самолетов.

В результате напряженных осенних боев полк потерял большую часть машин и был направлен на переформирование. Но передышка была недолгой.

КОМАНДИР ДИВИЗИИ

В феврале 1942 года Георгия Васильевича назначили командиром 485-го авиационного полка, оснащенного устаревшими истребителями «Харрикейн» английского производства. Теперь уже майор, Зимин перебазирует полк на Северо-Западный фронт. В районе Демянска, Выползова, Старой Руссы велись ожесточенные бои. Несмотря на устаревшую авиатехнику и общее невыгодное соотношение сил, летчики полка сбили 111 вражеских самолетов при гораздо меньших собственных потерях. 19 июня 1942 года Совинформбюро сообщило о дерзком поединке семи наших ястребков с 27 самолетами противника. Немцы потеряли 13 самолетов, 5 из них сбил ведущий – Зимин.

13 апреля 1943 года Георгий Васильевич назначен командиром 240-й авиационной дивизии, которой командовал до окончания войны. Боевое соединение перебазировали на Ленинградский фронт. Судьба основного моста через Волхов и ГЭС, обеспечивавшей город и предприятия электричеством, зависела от подчиненных подполковника Зимина. Результатом успешного выполнения боевых задач в течение трех месяцев стали 83 самолета противника, уничтоженных в воздушных боях, и 4 самолета, сожженных на аэродромах.

Далее предстояло перебазирование в Московский военный округ и перевооружение на новую технику – самолеты Як-9т с 37-мм пушкой.

Новое место предназначения дивизии – Калининский фронт, базовый аэродром Ржев. Авиация врага стремилась сорвать наступление советских войск на Смоленск. Вся тяжесть борьбы в воздухе легла на соединение подполковника Зимина.

В распоряжении командира дивизии теперь находилась единственная на фронте радиолокационная станция РУС-2. Станцию установили в районе расположения штаба соединения, а приемники – на КП всех полков. Воздушная обстановка стала более прозрачной. И это было очень важно, так как в налетах на объекты участвовало одновременно до 45–50 самолетов противника. Своевременный подъем в воздух необходимого количества авиационных подразделений обеспечивал рациональное распределение сил и эффективное отражение воздушных ударов.

За четкое и умелое руководство боевой работой частей дивизии за личное мужество, героизм и отвагу 28 сентября 1943 года Президиум Верховного Совета СССР присвоил полковнику Зимину звание Героя Советского Союза. На фюзеляже его самолета к этому моменту красовалось больше десятка звездочек, каждая из которых означала сбитый вражеский самолет.

Накануне Невельской операции Зимин посетил Московский авиазавод с целью организации приемки и последующего перегона новых самолетов. То, что он увидел, навечно отпечаталось в памяти командира. «В сборочном цеху работали женщины и подростки. Лица у людей были бледные, усталые от многомесячной работы с постоянным перенапряжением и явно недостаточного питания. Я видел совсем детские лица, с которыми резко контрастировало выражение глаз: ребята поглядывали на меня взглядом взрослых людей, хорошо понимающих, какую важную работу они выполняют. Наша сила на фронте во многом держалась на этих худеньких плечах…».

В ходе операции наши истребители численному превосходству противника противопоставляли боевую зрелость, высокое мастерство, упорство и силу духа. Например, в одном бою 7 октября авиаэскадрилья лейтенанта Лисецкого атаковала вражескую армаду в 40 бомбардировщиков и за 12 минут 9 из них уничтожила. В другом бою пара истребителей, пилотируемых Манулиным и Куницыным, атаковала 16 штурмовиков ФВ-190 и сбила 5 машин противника. Впоследствии выяснилось, что в осенние дни 1943 года 240-я авиадивизия противостояла в воздухе силам 6-го воздушного флота противника. Соотношение было такое: наших самолетов – 564, противника – 1125. Но во всех воздушных боях инициатива принадлежала нашим летчикам. Вот вам и ответ на вопросы о советском военном искусстве, качестве оружия и победителях Второй мировой войны.

В штабе полка, начало 1943 года, только что введены погоны. Слева направо: А.Т.Гришин, Г.В.Зимин, Ф.А.Колесников. Фото из книги воспоминаний Г.В. Зимина «Истребители». М. 1988

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями: