В Демянском котле

Новгородская область. В годы войны здесь, на месте знаменитого Демянского котла, развернулась кровавая драма, унесшая сотни тысяч человеческих жизней. С тех пор прошло уже много лет, но поисковики...

Новгородская область. В годы войны здесь, на месте знаменитого Демянского котла, развернулась кровавая драма, унесшая сотни тысяч человеческих жизней. С тех пор прошло уже много лет, но поисковики Демянского района вносят свою посильную лепту в увековечивание памяти защитников Отечества. Именно в увековечивание, в полном смысле этого слова. Ибо с первого своего захоронения в уже далеком 1989 году поисковики поняли, что важно не только найти в лесах и болотах солдат, но и сделать все, чтобы их захоронение смотрелось достойно.

Заросшее воинское кладбище с потрескавшимися и покосившимися надгробиями, с облезшей архаичной оградой в деревне Цемена. Такое же, как десятки и сотни других, забытых в обезлюдевших наших деревнях. Полтора десятка мраморных плит с фамилиями павших, сваленных в кучу и уже вросших в землю – вот и все, что осталось.

Поисковый отряд «Демянск» взялся благоустроить кладбище: пригнали самосвал, экскаватор, притащили передвижную электросварку. В центре на кирпичном постаменте поставили бюст воина-освободителя, найденный на районной свалке.
Через год на взгорке у кладбища, на кирпичном постаменте появилась башня танка Т-60 — дань памяти поисковиков погибшим танкистам 1-й ударной армии.

Морской якорь

Первый раз взять Цемену наши пытались еще в феврале 1942 года. На деревню наступали батальоны 154-й отдельной морской бригады. В ночь на 23 февраля наступали по-флотски лихо: в полный рост, с бескозырками на головах и расстегнутых на груди бушлатах.

Но на позициях их уже ждали не только пулеметные расчеты фашистов, но и поставленные на прямую наводку самоходные пушки. Ворвавшиеся на окраину деревни цепи моряков захлебнулись в море огня и крови. Погибших гитлеровцы сбросили в карьер и завалили землей.

Найти моряков поисковый отряд пытался трижды. Заброшенный карьер к этому времени превратился в заросшее болото, заваленное мусором и отходами. И когда совхозный экскаватор первый раз съехал на его дно, то сразу же плотно сел в жижу, по самый двигатель. Второй раз к карьеру подступались более вдумчиво и основательно. Еще весной от него прорыли канаву к болоту и осушили почву, вручную пробили на дне десятки шурфов. Безрезультатно. В дело вступил работавший на шоссейной дороге тяжелый экскаватор. Большой ковш «кубовика» перелопатил буквально всё дно пересохшего карьера. И лишь в одном месте наткнулся на останки погибших. Их, как водится, выбирали вручную. В том, что это были моряки, сомнений не было: несколько кожаных ремней с позеленевшими пряжками с якорями, такие же пуговицы. Но только тринадцать человек. А где же пропавший батальон? Его не было.

И вот весна 1998 года. Свой базовый лагерь поисковики разбили сразу за кладбищем и, придя вечером выполнять уже ставшую привычной работу по уходу за захоронением, кто-то вспомнил, что в свое время, делая планировку территории, мы засыпали песком большой капонир на краю оврага, приняв его за огневую позицию тяжелого орудия.

Однако высокая пятиметровая стена обрыва в этом месте смотрелась грозно и неприступно. Пришлось снова гнать из Демянска экскаватор. Пропавший батальон на сей раз нашли быстро. Останки лежали на глубине вперемешку со ржавым и искореженным железом войны…

Сидя вечером у костра, все ломали головы, как лучше обозначить будущее захоронение. Наиболее удачным вариантом было поставить на их могиле морской якорь. Но где его найти в сухопутном районе? Неожиданно эту проблему взялся решить заехавший на огонёк к соседям, командир поисковиков Парфинского района: «Есть у нас в поселке один якорек, на металлом собираются разрезать. Берите ребят покрепче и приезжайте затемно. Дело-то деликатное».

В следующую полночь тяжелый «Урал» был в указанном месте. Там демянцев встретил сконфуженный коллега. «Не углядел, мужики, вчера разрезали ваш якорь и уже сдали. Да вы не расстраивайтесь. Вон, мой напарник толкует, что у него в деревне в реке тоже какой-то якорь лежит. Лодку за него чалит».

Через час были по указанному адресу в деревеньке, расположенной ниже по течению Ловати на десяток километров. Заспанный хозяин указанного дома, уразумев в чем дело, безропотно указал место в реке с якорем. Два десятка сильных рук, взявшиеся за веревку, дружно потащили находку к берегу…

Ко дню захоронения двухметровый якорь руками поисковиков был доведен до военно-морской кондиции. К несущему каркасу была приварена положенная ему по статусу пятиконечная звезда, а от кольца к якорной лапе наискось протянулась металлическая цепь.

На бронеспинке от советского истребителя, найденного на месте падения самолета, выжгли электросваркой: «Братишкам из 154-й морской бригады».

Через месяц на стволе одной из берез у могилы появилась фотография молодого паренька во флотской форме. Ее привезли из Великого Новгорода родственники 21-летнего матроса Александра Кочетова, павшего смертью храбрых в том ночном бою.

В Демянском котле

Памятник – это от слова «память»…

Каждый, кто въезжает в Демянск, обращает внимание на стоящую на постаменте у моста через реку Явонь пушку-«сорокапятку». Ее нашли в лесах района и установили как дань памяти артиллеристам Северо-Западного фронта еще в 1990 году.
Скромно венчает захоронение погибших при разминировании района саперов памятный знак – «взрыв», выполненный руками поисковиков из корпусов мин, бомб и снарядов.
Задумчиво смотрит на воду реки Явонь серый валун в цепном обрамлении и с мемориальной плитой. Его установили члены отряда на месте гибели в период оккупации 800 раненых и больных советских военнопленных.
Другое их творение – высокий металлический крест, обвитый колючей проволокой и с солдатской каской наверху установлен в центре бывшего концлагеря.

На втором километре шоссе Демянск – Вотолино на обочине дороги стоит памятник интернациональному экипажу самолета Пе-2, погибшему в воздушном бою над Демянском в сентябре 1941 года. Останки обнаружили поисковики на месте падения бомбардировщика и похоронили здесь в 1996 году.
На могиле побывали родственники всех трёх героев: русского, командира корабля капитана В.А. Агуреева; белоруса, штурмана лейтенанта Д.В. Швайковского; украинца, стрелка-радиста старшего сержанта И.Я. Фаренюка.

В Демянском котле

Аналогичный по замыслу, но отличный по исполнению памятник поисковики установили у деревни Пески, на месте наземного тарана вражеской автоколонны пилотом ИЛ-2 из 288-го штурмового авиаполка лейтенантом С.А. Луниным.

Композицию из десятка ржавых орудийных и пулеметных стволов разного калибра, реактивных снарядов, танковой брони и братское захоронение, увенчанное легендарным «Максимом», представили они на суд всех, кто проезжает мимо по автомагистрали Демянск – Марево. И, судя по нескольким фотографиям, опубликованным в различных печатных изданиях, это творение оставило след в душе у многих.

В Демянском котле

…Сопка, заросшая стройными соснами, поднималась вверх прямо от полотна грунтовки. На самом верху сохранился провал нашего пулеметного дзота. Два хорошо различимых сектора обстрела контролировали дорогу и моховое болото, за которыми уже шли позиции немцев. Отсюда, весной 1942 года, пыталась прорваться к Демянску только что сформированная 53-я армия Северо-Западного фронта. Почти месяц наши 130-я, 166-я и 235-я стрелковые дивизии при поддержке 33-й танковой бригады взламывали оборону фашистов. Много тысяч жизней стоили нашим войскам те ожесточенные майские бои.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector