Третий тост: Мы называемся — спецназ

Было чувство, что Руслан готовился встать в строй спецназа с самого детства. А когда к нему приехал отец в часть, то сказал, что сын с шести лет стремился...

Было чувство, что Руслан готовился встать в строй спецназа с самого детства. А когда к нему приехал отец в часть, то сказал, что сын с шести лет стремился быть солдатом. Он начал с плаванья.

Это дает общее развитие, но нужно еще много других навыков. А мальчишке нравилось заниматься спортом. Постепенно он становился ловким и стремительным, чему научила легкая атлетика.

Третий тост: Мы называемся — спецназ

Силушку богатырскую приобрел, занимаясь штангой, бокс научил грамотно давать отпор уличным хулиганам. Растяжку получил в гимнастике, а ум шлифовал, играя в шахматы.

Ростом Господь не обидел, а красивую фигуру он сделал сам. И шел по жизни парень… Ценил каждую минутку, в любом проявлении. Он хотел стать кулинаром. Любил сладкие торты и надеялся радовать своих родных искусством.

Всегда и везде он делал полезное дело. На глупости не разменивался. Его «на слабо» не возьмёшь. Далекие латыши передали аккуратность, мужскую элегантность…

Вежливый и приветливый парень сразу привлек к себе внимание на призывном пункте.  Офицер, в краповом берете, скомандовал, указав на Руслана и его двоюродного брата – ко мне.

Крепкие и высокие парни притягивали взор. Сразу их бросили в тренировки со «стариками». Три месяца прошло, и командир сказал, что можно сдавать на краповый берет.

Кавказ 

Сочи город невеликий. Когда Дукансы (отец и мать) решили ехать проведать сына, им сразу сказали, чтобы забирали Руслана домой. Но отец коротко и ясно сказал, что его сын дезертиром не будет.

Владикавказ поразил отличием от недалекого Сочи. Весь город переполнен военными. Комендант Чермена сразу приказал освободить офицерскую комнату для родителей. Парней тут знали.

А это особый почет, что сам комендант стал заботиться о родителях срочников. Ребята приехали с передовой чистенькими и бодрыми. Но мать не поверила, что на войне можно быть такими чистыми.

Расплакалась, конечно. Отец держался. Он бывал в горячих точках. Еще в 73-ем в Чечню на массовые беспорядки выезжал. Но тогда…Государство быстро порядок навело. А что там сегодня?

Ох, нелегко далось расставание с парнями родителям. И отцово сердце не камень. Спросил, может попробовать перевести тебя куда? Есть знакомые. «Отец, я останусь с ребятами», сказал Руслан.

В боях

Рота специального назначения ходила на серьезные задания: выбивали боевиков из Ассиновской, штурмовали Бамут. Раненых было много, как-то выходило, что первую помощь им оказывал Руслан.

Он чутко прислушивался к сердцебиению, и делал искусственное дыхание тогда, когда уже человек не дышал. Бойцы оттаскивали его, а он все еще ждал, что человек вздохнет.

И сам получил осколочное ранение в лицо. В добавок, его контузило. Но улыбаясь, говорил, что все это пустяки. И опять уходили с товарищами в бой.

Спецназовцы шли за бойцами ОМОНа, через село Закан-Юрт. Вечером старейшины говорили, что боевики ушли, стрелять никто не будет. Но в спину ударили огнем из автоматов. Стали рваться гранаты. Одна рванула рядом с Русланом.

Почему старейшины солгали?

Изорванный осколками Руслан сумел приказать, чтобы бойцы отходили. Но он сам остался. И начал стрельбу по боевикам, давая возможность уйти братьям по оружию. Через минуту вертолеты расстреляли бандитов.

Последний день

Ему было жарко, и он просил воды. Кашляя кровью, улыбался и шутил. «Я с вами, ребята, вернусь через три дня».

Брат Виталий хотел полететь с ним в госпиталь, но ротный рявкнул, что «кто воевать-то будет»?

Он скончался от ран. И сегодня Виталий считает, что если бы он оказался с ним, то Руслан бы… спасли бы…

Из Сочи призвали семь человек. Пятый погибший был Руслан Дуканс. Гроб хотели пронести на руках по главному в городе Курортному проспекту. Всполошилась милиция — в те апрельские дни на курорте, рядышком, пребывал Верховный. Матери, отцы, однополчане и одноклассники павших на Кавказе российских солдат грозились пойти демонстрацией на Бочаров ручей, на госдачу…

Родители погибших ребят одного призыва, одноклассники, просто жители города, очень хотели пройти в Бочаров ручей. Милиция закрыла вход. А ливень весенний смывал слезы плачущих людей.

Третий тост: Мы называемся — спецназ

Как? Что это? Верховного беспокоить нельзя. А гибнуть мальчишкам можно?

Комната Руслана в родном доме незанята. Лежит краповый берет, горят свечи, иконы смотрят на входящих. Кладбищенский памятник – мраморно-черный. И в нем светлый парень.

Крест, символ спецназа и стихи:

Кто видел смерть и кровь друзей,
Соленый пот, усталость глаз, Тот знает нас.
Мы называемся — спецназ.

Еще до призыва

Он вступился за девушку, к которой приставали отморозки. Резко вступился. В милиции его спросили, чего ему не хватало? Шел бы домой, Робин Гуд!

И услышали голос, полный достоинства:

— Я не Робин Гуд. Я Руслан Дуканс!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector