Сталинский сокол Аркадий Ковачевич

О профессии военного лётчика Аркадий Ковачевич до поры до времени и не помышлял. В середине 1930-х годов их семья жила на Украине, юноша учился в сельскохозяйственном техникуме и...

О профессии военного лётчика Аркадий Ковачевич до поры до времени и не помышлял. В середине 1930-х годов их семья жила на Украине, юноша учился в сельскохозяйственном техникуме и хотел работать на земле механизатором. Правда, как и многие молодые люди той поры, он увлёкся авиацией и параллельно осваивал лётное мастерство и планеризм в Кировоградском аэроклубе. Как-то уже ближе к окончанию курса с ним полетел вторым пилотом сам начальник аэроклуба. А когда Аркадий, выполнив задание, посадил самолёт, тот сказал ему: «Быть тебе лётчиком — истребителем. Ты рождён для неба». Слова эти оказались пророческими, к тому же небо уже накрепко привязало к себе Аркадия. И по комсомольской путёвке он уехал учиться в Одесское лётное училище. После успешной учёбы его оставляли там инструктором, но он рвался летать.

Наконец-то его мечта исполняется: окончив авиашколу с отличной аттестацией, в декабре 1938 года, Ковачевич прибыл для дальнейшего прохождения службы в 27-й истребительный авиационный полк Московского военного округа, где был определён в 1-ю эскадрилью. Здесь он настойчиво совершенствует своё лётное мастерство. За короткий срок успешно освоил полёты на нескольких типах истребителей. Успехи молодого пилота не остались незамеченными. Уже через год его назначили командиром звена.

В первый же день войны эскадрилья, в которой служил А. Ф. Ковачевич, перебазировалась в район города Калинина. Отсюда Аркадий, ставший к тому времени заместителем командира эскадрильи, на истребителе МиГ-3 вылетал на охрану подмосковного неба.

В авиационных частях царил необыкновенно высокий боевой настрой. За Москву молодые лётчики были готовы драться день и ночь. Устав предписывал каждому из них делать по 3 вылета в день. И ещё столько же вылетов делали ночью. Вели в воздухе поиск фашистских самолётов — разведчиков и бомбардировщиков, ориентируясь в основном по инверсии — белому следу, тянущемуся за вражеской машиной. Обнаружив его, бросались вдогонку, вступали в бой. К своим аэродромам лётчики не привязывались, когда заканчивалось топливо, садились на ближайшем. Аркадий Ковачевич помнит, как в те трагичные дни на их аэродроме садилось до 100 самолётов.

Свою первую победу лейтенант А. Ф. Ковачевич одержал осенью 1941 года: на пикировании разогнав свой МиГ-3, длинной очередью сбил вражеский истребитель Ме-109. Сам Аркадий Фёдорович вспоминает об этом так:

«При сопровождении бомбардировщиков истребители прикрытия нашей эскадрильи схлестнулись в жаркой схватке с истребителями Ме-109. Бой шёл в несколько ярусов. МиГ-3 и Ме-109 то камнем падали вниз, то вертикально взлетали вверх. Мне удалось сбить одного из «Мессеров». И тогда фашисты не выдержали, стали уклоняться от боя, а вскоре и вовсе удалились».

А на рассвете следующего дня Ковачевич и его товарищи покинули свой аэродром и перелетели ближе к Москве, в Клин. Оттуда они осуществляли боевые действия в течение всей осени и начала зимы 1941 года. Он участвовал в разгроме врага в районе Клина, Калинина, Завидово, воевал под Брянском.

Уже к 6 декабря 1941 года Аркадий Ковачевич совершил 201 боевой вылет, 8 раз штурмовал наземные войска и аэродромы противника. Участвуя в 12 воздушных боях, сбил лично 4 и в группе 3 самолёта противника. Его назначили командиром эскадрильи.

В марте 1942 года, в условиях позиционной войны, когда противник настойчиво пытался разведать с воздуха позиции советских войск, он столь же настойчиво барражировал в зонах ожидания, совершая по нескольку вылетов в день. Дважды ему удалось перехватить и сбить дальний разведчик Ju-88.

Так, 8 марта 1942 года барражируя над одним из охраняемых пилотами полка пунктом он заметил немецкий самолёт, пытавшийся прорваться к столице. Лётчик смело пошёл на сближение с противником, навязал воздушный бой и поджёг вражеский бомбардировщик, который рухнул вниз с высоты 4000 метров…

Уже на следующий день, Ковачевич провёл ещё один бой и опять добился успеха, уничтожив самолёт — разведчик Ju-88, на этот раз летевший на высоте около 7000 метров. Аркадий атаковал врага 8 раз ! В последний раз он подошёл к «Юнкерсу» так близко, что мог различиить лицо пилота. Атака оказалась удачной. Объятый пламенем самолёт, потеряв управление, пошёл к земле, пополнив кладбище немецкой авиации на полях подмосковья. Так он одержал свою 7 победу.

Газета «Красный воин» в одном из апрельских номеров рассказывала о том, как удачно лётчики эскадрильи Ковачевича провели штурмовку вражеского аэродрома. Ещё на подлёте к нему 16 МиГ-3 встретили большую группу немецких бомбардировщиков. В завязавшемся коротком бою наши лётчики сбили 2 самолёта, остальные поспешили убраться. Гнаться за ними не стали, поскольку имели приказ: уничтожить аэродром. И это боевое залание было выполнено — после налёта нашей группы из 25 «Юнкерсов», находившихся на нём, уцелел только один…

Минул год войны, отгремели бои на подступах к Москве. Летом 1942 года 27-й истребительный авиаполк, как и многие другие, был выведен из состава ПВО Москвы и направлен во фронтовую авиацию. В составе этого полка Ковачевич сражался на Брянском и Воронежском фронтах, оказывая помощь нашим наземным войскам.

Истребитель МиГ-3. На такой машине сражался А. Ф. Ковачевич в 27-м ИАП.

С июля 1942 года, в составе того же 27-го ИАП, Ковачевич участвовал в боевых действиях 8-й Воздушной армии на дальних подступах к Сталинграду, прикрывая наши войска и переправы. С отходом советских войск к Волге вёл борьбу за преодоление господства в воздухе немецкой авиации. В тех боях он одержал ряд блестящих побед. Так, 23 августа в групповом бою сбил в районе Сталинграда бомбардировщик Не-111, а через 4 дня там же лично сбил истребитель Ме-109. 3 сентября Ковачевич «сбрасывает с неба» бомбардировщик Ju-88, 9 сентября он уничтожает ещё один Не-111, и 12 сентября ему удалось в составе группы сбить корректировщик FW-189.

В сентябре 1942 года воздушные бои над Сталинградом носили ожесточенный характер. Истребительная авиация немцев в этот период господствовала в воздухе как над полем боя, так и в нашем тылу. Каждый вылет сопровождался воздушным боем или даже рядом воздушных боёв. Об одном из них вспоминает сам Аркадий Фёдорович:

«Как-то, возвращаясь с разведки со своим напарником лейтенантом Чиликиным, я заметил над Сталинградом группу из 6 — 8 немецких Ме-109, которые в свою очередь также обнаружили нас. Уклониться от боя не удалось, пришлось вступить с ними в схватку. Первая атака немцев не была для нас неожиданной; развернувшись на 180 градусов, мы встретили атакующих в лоб. После 3 — 4 минут боя мой напарник неожиданно ушёл на посадку и я остался один против всей группы. Я знал, что продолжать бой, хоть и оборонительный, я обязательно должен, в противном случае меня собьют, как только я попытаюсь выйти из боя.

Воздушная схватка длилась около 30 минут. В течение этого времени многочисленные атаки немцев я сводил на — нет своевременным маневром своего самолёта. В любой момент я видел, где находятся истребители противника, своевременно разгадывал их замысел, уходя из — под атаки каждого из них всевозможными маневрами. В итоге немцы оставили меня и ушли, расстреляв, по — видимому, все боеприпасы. Я произвёл посадку на свой аэродром без единой пробоины».

За боевые подвиги, совершённые под Сталинградом, Аркадий Ковачевич был удостоен ордена Красного Знамени.

В конце ноября 1942 года, решением командующего 8-й Воздушной армии, лучшие воздушные бойцы, и среди них Ковачевич, были собраны в составе 9-го Гвардейского авиационного полка, действовавшего в составе сил Сталинградского фронта. Ковачевич пришёл туда уже известным лётчиком, одержавшим 9 личных и 6 групповых побед…

Аркадий, назначенный комэском, уже скоро подтвердил свою репутацию классного лётчика. Уже в первом бою лётчики полка сбили 6 «Мессеров». А во время очередного вылета восьмёрка истребителей, ведомая Аркадием Ковачевичем, встретив 30 «Юнкерсов», сбила 16 из них. Когда восьмёрка по традиции пронеслась над окопами нашей пехоты, вверх полетели солдатские шапки.

Летая на новом истребителе Як-1, уже 14 декабря сбил в районе Брузиновки истребитель Ме-109, а 19 декабря уничтожил над Сталинградом довольно редкий самолёт Dо-217 — универсальную двухмоторную машину, использовавшуюся и как бомбардировщик, и как разведчик, и как истребитель, оснащавшуюся тепловизионной и радиолокационной станциями. В январе 1943 года, при блокировании окруженной армии Паулюса, Ковачевич уничтожил 2 транспортных Ju-52.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...