Средиземноморский вояж русской эскадры

Русские испокон веков были не только отважными воинами, но и отличными мореплавателями. Прежде образования Древнерусского государства они ходили по Балтийскому, Белому и Чёрному морям. Через Босфор и Дарданеллы...

Русские испокон веков были не только отважными воинами, но и отличными мореплавателями. Прежде образования Древнерусского государства они ходили по Балтийскому, Белому и Чёрному морям. Через Босфор и Дарданеллы русские мореплаватели — купцы и воины проходили в Средиземное море. Ряд исторических источников указывает, что русские появились здесь в IX веке. Известно, что флот русских в 860 году осаждал столицу Византийской империи, а веком позже появляются известия о русских, состоящих на службе византийского василевса. Под командованием полководца Никифора II Фоки они вместе с другими наёмниками освобождали от арабов средиземноморский остров Крит.

Тюркское вторжение в Европу, сначала монголов, захвативших северное Причерноморье, а затем турок, уничтоживших империю ромеев, на долгие столетия отрезало русских от Чёрного и, соответственно, Средиземного моря.

Русские возвращаются

Восстановление утраченных позиций началось в правление Романовых, особенных успехов Россия достигнет при Екатерине II. В первую екатерининскую войну с Османской империей, одной из главных задач этой войны стало прекращение преступной деятельности турецкого вассала — Крымского ханства, являвшегося источником многих бед. Для большего успеха в войне с турками в Средиземное море была направлена эскадра, которая должна была нанести удара в тыл противника и поднять христианское населения региона на борьбу с мусульманскими угнетателями.

Средиземноморский вояж русской эскадры

Портрет графа Алексея Орлова-Чесменского. Картина В. Эриксена. Между 1770 и 1783 годом

Первым ударить по средиземноморским позициям турок предложил Алексей Орлов. Эта мысль в пересказе его брата Григория выглядит так: «Послать, в виде вояжа, в Средиземное море несколько судов и оттуда сделать диверсию неприятелю».

«Вояж» предстояло совершать в сложных условиях: французский и испанский флот в любой момент мог атаковать российские корабли — отношения с Францией в этот период были враждебными. В то же время Россия, умело сыграв на противоречиях между Францией и Англией, заручилась поддержкой последней. Англичане преследовали свои цели в овладении комбинированного сухопутно-морского пути в Индию, часть которого пролегала через Египет. В тот период цели русских и англичан совпадали, поэтому в Мадриде и Париже прозвучало следующее заявление: «Отказ в разрешении русским войти в Средиземное море будет рассматриваться как враждебный акт, направленный против Англии».

Дружественные отношения с другими европейскими государствами, Данией, Великим герцогством Тосканским и Орденом иоаннитов, базировавшимся на Мальте, также облегчали путь экспедиции. Поскольку один из разработчиков этого смелого плана Алексей Орлов находился в тосканском портовом городе Ливорно, императрица назначила командовать первой эскадрой 56-летнего Григория Спиридова, произведённого в июне 1769 года в адмиралы.

18 (29) июля 1769 года эскадра из 15 кораблей, на которых находилось 3011 человек личного состава и 2571 человек десанта, из Кронштадта вышла в море. Плавание было довольно длительным, русские корабли не были готовы к продолжительному путешествию и регулярно ломались. Для многих матросов, впервые вышедших в море, это плавание оказалось последним, только за 2 два первых месяца от болезней умерло свыше 100 человек, среди них 20-летний сын адмирала Андрей Спиридов, скончавшийся в Порте-Магоне (о. Менорка, Балеарские острова).

К 25 декабря 1769 года в Порт-Магоне собрались лишь 9 судов: 4 линейных корабля — «Святой Евстафий», «Трёх Иерархов», «Трёх Святителей», «Святой Януарий», фрегат «Надежда Благополучия», 2 пинка — «Летучий» и «Почталион» и 2 транспорта — «Сатурн» и «Соламбул».

Боевые действия в Греческом архипелаге

Основная часть эскадры, выполняя приказ командующего экспедицией Алексея Орлова, подошла к полуострову Морея и высадила десант в порту Витуло. Русские были встречены майнотами, греками, считавших себя потомками древних спартанцев. Совместными усилиями объединённый отряд под командованием капитана Гавриила Баркова в 1100 человек разбил 3-тысячный турецкий отряд и занял крепость Мистру. После взятия Мистры потомки спартанцев излили свою многовековую ненависть к угнетателям: они без жалости убивали турок, и русским стоило большого труда защитить гражданское население города. Впоследствии остервенение майнотов сыграло негативную роль, турецкий гарнизон крепости Триполица, прослышав об их безжалостном отношении к пленным, сражался отчаянно и нанёс поражение отряду Баркова.

Первым крупным успехом экспедиции стало взятие морской крепости Наварино , её осада проводилась под командованием бригадира Ивана Ганнибала, и эта победа была предметом особой гордости знаменитого внука Ганнибала, Александра Пушкина. Наварино стал временной базой русского флота.

Успехи русских напугали Порту, с других фронтов военное турецкое руководство снимало лучшие войска и отправляло их в Морею. Как отмечает историк Евгений Тарле, «действия русских десантов в Морее… принесли существенную военную пользу, облегчив положение войск Румянцева в северных владениях Турции».

Средиземноморский вояж русской эскадры

На картине Айвазовского изображён кульминационный момент Хиосского сражения — столкновение «Святого Евстафия» и «Бурдж-у-Зафера»

В то же самое время, в мае 1770 года из Кронштадта прибыло подкрепление — вторая эскадра под командованием контр-адмирала Джона Эльфинстона, почти сразу вступившая в бой с турецкими кораблями близ Наполи-ди-Романья. Уже объединённая русская эскадра 7 июля разгромила турок в Чесменском сражении, эта победа взволновала всю Европу, считавшую экспедицию пустой прихотью императрицы. После Чесмы вторая эскадра приступила к блокаде Дарданелл, продлившейся из-за ошибки Эльфинстона всего около двух месяцев.

От захваченного Лемноса пришлось отказаться и перенести базу на Парос (Кикладские острова), ставший долговременной базой русского флота, сюда из Балтики подходили три другие эскадры русского флота. В кампанию 1771 года больших сражений с противником не было, но в это время русские корабли захватили 180 турецких торговых судов и разорили порт и верфь города Митилены на острове Лесбос, чем нанесли материальный урон противнику. Крупная морская баталия развернулась уже в ноябре 1772 года в Патрасском заливе, после поражения турки до конца войны больше не беспокоили русский флот.

В следующие два года до заключения Кючук-Кайнарджийского договора русский флот производил главным образом крейсерские действия на турецких торговых путях.

Победа над более мощным и многочисленным флотом османов, который обратил Средиземное море в Турецкое озеро, оказалась возможна благодаря высокому профессионализму наших флотоводцев и боевому духу русских моряков. Неустрашимость, храбрость и терпение русских моряков удивляли не только противника, но и европейцев — англичан, французов, мальтийцев и венецианцев.

Греческие острова в русском управлении

Греческое население Кикладских островов, а также Патмоса и Икария, оказавшееся под властью русских военных, приняли российское подданство. Новые правители разрабатывали проекты самоуправления Архипелагского великого княжества, один из разработчиков генерал-адъютант Павел Нестеров считал, что лучшей формой устройства островов будет республика по типу Венецианской, а законодательство предлагал разрабатывать с учётом местных традиций. Русские оставили налогообложение местных жителей, но значительно уменьшили его.

На Паросе, в главном городке Ауз, русские построили госпиталь, дома и казармы, мельницы, парусную и прядильные палаты. А на острове Наксия Алексей Орлов учредил образовательный центр, в котором обучались мальчики-островитяне, центр должен быть стать школой, которая бы готовила «новую породу людей» для будущей Греции. И хотя в 1770-е года острова не стали свободными, в следующем столетии именно с помощью русского военного флота, уже большая часть Греции обретёт независимость.

Значение Первой Архипелагской экспедиции

Русские флотоводцы в ходе продолжительного похода получили бесценный опыт ведения боевых действий вдали от основных источников пополнения ресурсов. Успешные военные операции подняли престиж российского флота и в целом России на мировой арене. Экспедиция значительно расширила круг российской внешней политики. Впоследствии Екатерина II, «опираясь на прогремевшее по всему свету имя Чесмы, с таким гордым сознанием своей силы продиктовала Европе начала морского вооружённого нейтралитета». Россия показал всему миру, что может выступать покровительницей и заступницей народов, находящихся в дискриминационном положении.

автор: Кирилл Брагин

источник: rusplt.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector