Смелый сокол Фомченков Константин

Почти все лётчики полка отправились на Большую землю за истребителями. Новые боевые машины по скорости, маневренности и вооружению намного превосходили те, на которых им приходилось воевать. За самолётами...

Почти все лётчики полка отправились на Большую землю за истребителями. Новые боевые машины по скорости, маневренности и вооружению намного превосходили те, на которых им приходилось воевать. За самолётами ехали, как на праздник.

Друзья уехали, а заместитель командира эскадрильи Константин Фомченков остался. Ему очень хотелось тоже отправиться вместе с ними. Прежде он всегда находился в числе первых кандидатов, кому доверяли получать новые машины, и за образцовую перегонку самолётов даже отмечался командованием. Но на этот раз его оставили в полку. Прибыла группа молодых лётчиков, и надо было побыстрее вводить их в строй: ознакомить с районом боевых действий, обучить практике полётов в трудных условиях Заполярья, подготовить к боям. По традиции обучение новичков во фронтовых условиях поручали «старикам» — лётчикам, прослужившим в Заполярье не один год, имевшим боевой опыт. Вот Фомченкову и приказали возглавить это дело.

Но недолго пришлось ему заниматься обучением молодёжи. Поступил новый приказ: отправить 6 истребителей на другой аэродром. Фомченкова назначили старшим группы.

— Задачу вам поставят на месте, — по тону командира полка Фомченков почувствовал, что работа предстоит горячая. Да и обстановка на фронтах напоминала об этом. Шёл февраль 1944 года. Советская Армия проводила одну за другой крупные наступательные операции. Врага гнали с Украины, вели наступление войска Ленинградского и Волховского фронтов. Видимо, дошла очередь и до Карельского фронта.

…Почти все стоянки аэродрома, куда прилетела группа Фомченкова, были заняты штурмовиками Ил-2. Опытному лётчику не представляло труда определить, что готовится крупная наступательная операция. Уж очень близко к фронту концентрировались значительные силы штурмовиков !

В прошлом году Фомченков познакомился с появившимися под Мурманском штурмовиками, не раз сопровождал их на боевые задания. Тогда и началась их фронтовая дружба. Прежде они летали небольшими группами по 4 — 6 самолётов. А здесь, он прикинул, целая дивизия ! Вот это мощь !

На КП Фомченков получил боевую задачу. Правда, о ней он сразу же догадался, когда прилетел на аэродром. На командном пункте ему только детализировали задание. Предстояло прикрывать штурмовики, которые должны были помогать наземным войскам «прогрызать» вражескую оборону.

— Слушайте боевую задачу, — сказал товарищам Фомченков, появившись в землянке, где их разместили. Вынул из планшета карту и развернул её на грубовато сколоченном столе. — Завтра утром идём на сопровождение штурмовиков. Они наносят удар по ледовому аэродрому. Нашли ? — Фомченков показал на карте.

Лётчики внимательно слушали командира, делали пометки на своих картах.

— В полёте идём впереди штурмовиков, — продолжал командир. — А когда достигнем цели, то блокируем аэродром. Наша задача — не дать взлететь истребителям. Боевой порядок: Сверкунов, Журавлёв, Лелик и я составляем ударную группу, Фабристов с Рябовым — группу прикрытия. Всё ясно ? Если вопросов нет — всем спать. Завтра предстоит трудный день.

Вскоре в землянке стало тихо. Лётчики быстро уснули. Только к Фомченкову сон не шёл. Кажется, не первый его боевой вылет, их уже перевалило за 300. И опыт накоплен немалый. Предстоящий полёт разложен по полочкам и для беспокойства вроде бы оснований нет. И всё же его мысли снова и снова возвращались к завтрашнему дню. Трудно предугадать, как сложится полёт. Но он твёрдо знает: друзья не подведут и задание выполнят.

Фомченков приподнялся на нарах, посмотрел на спящих товарищей. Вот Николай Сверкунов — командир звена, грамотный лётчик. Смел, энергичен, напорист. И есть у него ещё одно очень ценное качество — интуитивное чутьё на изменение обстановки. Чётко взаимодействует в бою.

Чуть подальше Сверкунова — Фома Журавлёв. Человек интересный и видный в полку.

Фомченков вспомнил канун 1944 года. Тогда редакция газеты Воздушной армии «Боевая вахта» проводила новогоднюю анкету. Журналисты вручили её Фоме Журавлеву и ему. Три вопроса задала газета: какое самое важное событие было у вас в личной жизни, ваши замыслы, мечты на новый год ?

Он, Фомченков, ответил, что самый памятный эпизод — бой 4 истребителей под командованием Ивана Бочкова с 14 «Мессерами», когда они сбили 7 немецких самолётов. Самое важное событие — присвоение звания Героя Советского Союза. А мечта — больше уничтожить фашистских стервятников.

Фома написал, что для него самый памятный эпизод — воздушный бой, в котором он сбил первый немецкий истребитель и открыл счёт мести за убитых фашистами мать и брата. Заветная мечта: стать таким же воздушным бойцом, как его учителя — Герои Советского Союза Павел Кутахов и Константин Фомченков. Самое важное событие — нашёл друга Колю Сверкунова.

Да, Фома Журавлёв и Николай Сверкунов неразлучные друзья, готовые отдать жизнь друг за друга. Однажды, когда они в составе восьмёрки сражались с 13 «Мессерами», пара немецких истребителей зашла в хвост самолёта Сверкунова. Считанные секунды — и пушечные очереди прошили бы машину. Журавлёв, увидев, в каком тяжёлом положении находился его друг, бросился на выручку и оказался между самолётом Сверкунова и немецкими истребителями. Вся мощь огня «Мессеров», предназначенная истребителю Сверкунова, могла обрушиться на Журавлёва. Но он в эти минуты не думал о себе. Только бы спасти Сверкунова ! И атаковал с такой яростью, что немцы в первое мгновение растерялись. Сверкунов был спасён, а один из «Мессеров» рухнул на землю.

Виктор Лелик — тоже опытный воздушный боец. А ведь ещё недавно ходил в новичках. На фронте люди растут быстро. Горяч. Но в бою надёжен.

Остальные двое хотя и новички в полку, но по стажу лётчики опытные. Николай Фабристов участвовал в Советско — Финляндской войне 1939 — 1940 годов. Имеет около 300 боевых вылетов, два ордена. У Петра Рябова послужной список скромнее, но и в нём уже есть несколько побед. Все лётчики боевые. А он, Фомченков, старший из них. Завтра ему исполняется 26 лет.

Константин улыбнулся. Возраст такой, что можно подводить определённые итоги: чего успел достичь:

В авиацию он пришёл в 1937 году, когда ему было 19 лет. Сначала авиашкола, потом служба в 145-м истребительном авиаполку, который базировался под Мурманском. Военная авиация в конце 1930 годов ещё только «обживалась» в Заполярье. Многого не хватало. А суровые северные условия создавали дополнительные трудности. Но они закаляли характер, воспитывали в лётчике необходимые ему качества: выносливость, умение преодолевать трудности, смелость и инициативу в принятии решений.

В боях Советско — Финляндской войны он участвовал уже как зрелый, хорошо подготовленный лётчик и за образцовое выполнение заданий был награждён медалью «За отвагу».

И вот Великая Отечественная война. В первые её месяцы защитникам Заполярья пришлось особенно трудно. Немецкие войска, опьянённые лёгкими победами в Европе, рвались к Мурманску. Ожесточённые кровопролитные бои не утихали ни днём ни ночью. Где только ему не приходилось тогда сражаться: над рекой Западной Лицей и городом Мурманском, над полуостровом Рыбачьим, над Туломской ГЭС и районом с причудливым названием Ура — Губа. Враг имел значительное превосходство в авиации. А им, лётчикам — истребителям, помимо «своей работы», приходилось бомбить вражеские позиции на суше и катера в море, уничтожать артиллерийские батареи и огневые точки, штурмовать войска на марше.

За первый год войны он совершил около 100 боевых вылетов, провёл свыше десятка воздушных боёв. Участвовал в знаменитом воздушном бою 15 июня 1942 года, когда 6 истребителей под командованием Ивана Бочкова на подступах к Мурманску сражалась с 30 немецкими самолётами и уничтожила 9 из них. Тогда он сбил 2 самолёта и вскоре получил третью награду: к медали «За отвагу» и ордену Красной Звезды прибавился орден Красного Знамени.

Ещё один памятный бой — 12 марта 1943 года. Тогда они сбили 4 Ме-109, одного из которых сразил он. Правда, и его самолёт был сбит. Лётчик вражеского истребителя выбросился с парашютом и попал в плен. А он, Фомченков, был ранен и несколько месяцев провёл в госпитале.

Позднее, не раз анализируя тот бой, он искал ответ на вопрос: как же его сбили ? Конечно, в чём-то был допущен просчёт. И старался сделать для себя выводы. Он любил анализировать проведённые бои. Рисовал схемы боёв, описывал их в специально заведённой для этих целей тетради. За эту страсть друзья в шутку прозвали его «академиком».

Впрочем, таким «академиком» в полку он был не единственным. Эффективные приёмы боя постоянно искали и другие лётчики. Искали и в одиночку и сообща, вместе. Ведущие групп, как правило, сразу же после боя, по горячим его следам, разбирали действия каждого лётчика и поведение противника. Проводились и лётные конференции.

Однажды Фомченкову предложили поделиться с молодыми лётчиками опытом, как эффективнее вести бой с Ме-110. Этот двухмоторный истребитель был многоцелевым самолётом (он мог выполнять роль штурмовика, истребителя и разведчика). «Ягуар», как называли его немцы, интенсивно использовался в Заполярье.

В боях с Ме-110 у Фомченкова уже накопился опыт. В беседе он подробно рассказал об уязвимых местах этой машины и дал немало конкретных советов.

— Стройте атаки так, чтобы прежде всего поразить стрелка, а затем перенести огонь на моторы и бензобаки, расположенные рядом в центроплане, — наставлял он молодёжь.

Каждый фронтовой год был для Фомченкова примечательным. В апреле 1942 года стал 145-й авиаполк, в котором он сражался, стал Гвардейским. В 1943 году Фомченкову присвоили звание Героя Советского Союза. К 24 августа, дню присвоения звания Героя, он сбил в 37 воздушных боях 34 самолёта (8 лично и 26 в группе). Не только в полку, но и в дивизии, даже в Воздушной армии тогда не так уж много было лётчиков, имевших такой солидный боевой счёт.

Звания Героя и Гвардейца обязывали сражаться ещё лучше. Об этом ему напомнил командующий Воздушной армией генерал И. М. Соколов, когда вручал Золотую Звезду и орден Ленина:

— И впредь будьте примерным воздушным бойцом и воспитателем новых, таких же стойких воинов. Только помните, что в бою задор должен быть здравым, расчётливым. Бейте врага только наверняка. Бессмысленно не рискуйте ни собой, ни товарищами. Учитесь сами и учите молодёжь расчёту и хладнокровию в бою.

На первый взгляд, генерал, может быть, сказал обычные слова и напомнил известные истины. Но напомнил с умыслом и со значением.

…Проснулся Фомченков рано утром. Лётчики ещё спали. Только Фома Журавлёв, имевший привычку подниматься раньше всех, уже бодрствовал, деловито разбирая что — то в своем походном чемоданчике.

— Доброе утро ! — приветствовал его Фомченков, поеживаясь от холода. Потом сделал несколько приседаний.

— Как она ?

— Погода, что ли ? Как и вчера, пасмурная…

Фомченков недовольно поморщился. Не торопясь, причесал свой каштановый чуб и вышел из землянки.

Небо было затянуто тучами. Шёл густой снег. За ним, словно за стеной, скрылись окружающие аэродром деревья.

«Может быть, погода разгуляется ? — подумал Фомченков. — Она здесь капризная. Сколько раз случалось, когда за какие — нибудь пару часов небо вдруг настилали невесть откуда — появившиеся густые облака, или, наоборот, тучи, затянувшие всё небо, неожиданно быстро растаскивал ветер и начинало проглядывать солнце. Неужели сегодня погода не изменится ?»

Вернувшись в землянку, он вынул из походного чемоданчика бритву, мыло, помазок и принялся за бритье. Ещё никто и никогда не видел его небритым. Пример командира стал законом и для подчинённых.

Проснулись и остальные лётчики.

— Интересно, немцы ещё спят или тоже поднялись ? — обратился к Журавлёву Сверкунов.

— Ты меня спрашиваешь ? — откликнулся тот. — Конечно, встали. Ждут не дождутся, когда к ним пожалует Гвардии лейтенант Николай Сверкунов.

— Ты, Фома, всё остришь. А я серьёзно. Интересно, когда у них подъём, когда завтрак ? Немцы — народ педантичный. У них всё точно, минута в минуту. Вот хорошо было бы нагрянуть к ним во время завтрака.

— Поторапливайтесь, ребята ! — Фомченков, закончив бритьё, складывал бритвенные принадлежности в чемодан. — Полчаса на сборы — и в столовую ! Как говорит Сверкунов, надо успеть к завтраку фашистов.

В столовой рассаживались шумно, с шутками и прибаутками. Официантка принесла котлеты с кашей и чай с бутербродами. Лелик тоном, каким обычно делали сообщение на лётных разборах, сказал:

— Журавлёв — Лелик идут на боевое задание. Встретился противник. Пара переходит к активным действиям…

Он пододвинул к себе тарелку, взял нож и вилку:

— Если котлету считать врагом, то мы берём его в клещи и обрушиваемся всей мощью своего огня, — с этими словами он вонзил в котлету нож и вилку. — Вот так !..

— За столом у вас получается очень здорово, — усмехнулся Сверкунов. — А если всё произойдёт наоборот. Не вы возьмёте врага в клещи, а он вас ? Что тогда ?

— А тогда, — Лелик повернулся в его сторону, — нам на помощь придёт Гвардии лейтенант Сверкунов. Смелой атакой он нанесёт разящий удар по врагу и выручит из беды своих товарищей.

— Вы с утра уже о боях, — заметил Журавлёв. — А сегодня у нашего командира день рождения. Вот я и хотел бы от всех нас поздравить его с этим днём !

Журавлёв встал, взял стакан с чаем и, посмотрев с улыбкой на него, сказал:

— По русскому обычаю другим напитком отметим эту дату вечером, после боевых вылетов. А сейчас — чаем. С днём рождения, командир ! За твоё здоровье и скорую победу !

— Спасибо, друзья, за поздравление, — поблагодарил Фомченков, приподняв свой стакан с чаем.

…В морозный воздух взлетела серия зелёных ракет. Аэродром наполнился гулом моторов. На старт выруливали самолёты и, разбегаясь по лётному полю, поднимались в воздух. Первой взлетела группа истребителей прикрытия. За ней — штурмовики. Группа Фомченкова отправлялась на задание последней, но к аэродрому противника должна была прийти первой.

Снегопад прекратился, но облака по — прежнему низко висели над землёй. Группа Фомченкова набрала высоту и по прямой взяла курс на цель. Летели в белом молоке облачности. На маршруте гряда облаков стала постепенно редеть.

— Кажется, проясняется, — обрадовался Фомченков.

Но радость оказалась преждевременной. Когда пролетали линию фронта, снова пошёл снег. И опять всё вокруг затянула пелена облаков, через которую еле — еле просматривалась земля.

— Сомкнуться ! — передал команду ведомым Фомченков. — Не терять из виду друг друга !

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...