Сапёр Плюхин не ошибся…

«Мне хочется вспомнить добрым словом и сапёров,  не помню случая, чтобы у военных сапёров звучала команда: «За мной, вперёд!», как это бывало, например, у автоматчиков. Но сапёры часто...

«Мне хочется вспомнить добрым словом и сапёров,  не помню случая, чтобы у военных сапёров звучала команда: «За мной, вперёд!», как это бывало, например, у автоматчиков. Но сапёры часто находились впереди, расчищая путь. Мужественные, доблестные воины — они разрезали проволочные заграждения врага, снимали неприятельские мины и скромно докладывали:

— Проход готов!

На снимке вы видите двух сапёров. Лето сорок третьего. Эти люди ползли по набухшей земле, а земля та была минным полем.

Их ратный подвиг был отмечен в корпусной газете «В бой за Родину!», номер которой на память о встрече с сапёрами у меня сохранился. Вот что было напечатано в солдатской газете: «Пытаясь задержать наше наступление, гитлеровцы усеяли путь своего отхода противотанковыми минами. Но сапёры умело и быстро разгадали коварство врага, расчистили путь нашим подразделениям.

Сапёры — это те, кто строит и взрывает мосты, наводит переправы под огнём врага, прощупывает землю. Умелыми сапёрами проявили себя ефрейтор Степанов и красноармеец Плюхин. Только за один период боёв они выловили и обезвредили 350 немецких мин». В подписи под фотографией отмечалось и то, что ратный труд этих сапёров был отмечен правительственными наградами…»

Сапёр на втором плане — это Сергей Плюхин. На момент съёмки ему двадцать шесть лет.

«Не страшно на такой работе?» И парень ответил: «Всё самое страшное со мной уже случилось…»

Откуда Сергей родом, не знаю. Рос в большой семье старшим и единственным сыном, у него было три сестрёнки.  Семью Плюхиных — девяностолетнего дедушку, отца на костылях (у него не было ноги), мать, двоих девочек — в самом начале войны заживо сожгли фашисты. Дом, который Плюхины с любовью и старанием строили всей семьёй, стал их могилой. За отказ выдать раненых красноармейцев, которые, как стало известно захватчикам, скрывались у кого-то в селе. Нет, не Плюхины укрывали раненых, но они знали, кто это делал, и помогали с едой.

Сергей узнал о беде от бывшей соседки — та написала ему на фронт уже после оккупации (из некоторых записей понятно, что длилась она чуть более месяца). Соседка спрашивала, как теперь быть с младшей сестрёнкой, которой исполнилось только восемь лет. В тот страшный день, поняв беду, мать успела вытолкнуть девочку из окна, приказала огородами добраться до тёти Глаши (она и написала Сергею).

Остальных дочек мать спасти не успела — пришли фашисты.

Тётя Глаша была уже старая, слепая на один глаз. Она боялась, что умрёт раньше, чем наши победят фашистов. Ответить на письмо Сергей не успел — следом, с разницей буквально в несколько дней, пришло второе. Решать судьбу девочки больше не требовалось: она вышла за деревню и наткнулась на мину…

…Говорят, сапёр ошибается один раз. Есть и другая поговорка: ошибается дважды. Первый раз — когда становится сапёром. Сергей не ошибся ни разу. Сапёром он решил стать не только из-за погибшей сестрёнки. В их селе на минах подорвались ещё шестеро детишек! И, отыскивая вражеские мины, боец Плюхин думал о том, что спасена ещё чья-то жизнь. Ещё кому-то благодаря его труду не придёт письмо с бедой…

автор: Софья Милютинская
источник:vegchel.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...