Самый умный губернатор

На Покровском кладбище возле храма сохранилась могила рижского губернатора, генерала от инфантерии, сенатора и генерал-прокурора Александра Андреевича Беклешова, скончавшегося в Риге в 1808 году. Еще совсем недавно над...

На Покровском кладбище возле храма сохранилась могила рижского губернатора, генерала от инфантерии, сенатора и генерал-прокурора Александра Андреевича Беклешова, скончавшегося в Риге в 1808 году. Еще совсем недавно над захоронением возвышался гранитный монумент с портретом и эпитафией, возведенный в начале XIX века. Пережив все войны и революции, этот уникальный монумент исчез в конце двадцатого века. Но память о человеке — это тоже монумент.

Александр Андреевич Беклешов принадлежал к старинному русскому дворянскому роду, был сыном капитан-лейтенанта флота Андрея Богдановича Беклешова и супруги его Анны Юрьевны, урожденной Голенищевой-Кутузовой. Родился 1 марта 1745 года. В тринадцатилетнем возрасте Александр Беклешов поступил в сухопутный шляхетский кадетский корпус, пожалуй, лучшее военное училище в России того времени. В его стенах получили образование многие именитые российские военачальники.

В корпусе Беклешов получил блестящее образование, владел несколькими языками, интересовался естественными науками, историей и литературой. Это были еще те времена, когда дворяне должны были начинать военную службу как рядовые, и только со временем получали офицерское звание — штрих всем памятный по судьбе Гринева из пушкинской «Капитанской дочки», записанного для выслуги лет в полк еще до рождения.

Фрагмент памятника Беклешову А. А. Фрагмент памятника Беклешову А. А.

С 1769 года началась служба Беклешова в лейб-гвардии Преображенском полку. Боевое крещение получил в русско-турецкой войне. Как свидетельствует 2-й том «Русского биографического словаря», изданный в Санкт-Петербурге в 1900 году, «участвуя в турецкой кампании и отличаясь распорядительностью и храбростью, Беклешов в 1770 году находился при осаде крепости Модона, при Чесменской битве, при обложении острова Лемноса и в жарком бою при осаде крепости Пеларии». Несомненно, война способствует быстрому продвижению талантливых офицеров. И уже через три года он был переведен из гвардии в армию полковником. В 1779 году Александр Андреевич был произведен в генерал-майоры и до приезда в Ригу командовал Шлиссельбургским пехотным полком, находившимся в составе финской дивизии.

8 декабря 1783 года по личному выбору Екатерины II Беклешов определен правителем Рижского наместничества, где за шесть лет он успел сделать немало полезных дел и заслужить лестные отзывы местных жителей. По отзывам современников, Беклешов был человеком ясного ума, сведущим в государственном управлении, отличаясь при этом честностью и правдивостью. Вместе с этим, он часто был «несдержан в словах и отзывах своих», характер его был достаточно тяжел, и общаться с ним далеко не всегда было легко и приятно. Правда, отмечали, что гнев его был недолгим и после мощного взрыва, быстро наступало затишье.

Всем этим качествам суждено было проявиться в Риге в неспокойные годы Рижского наместничества. Для Российской империи 1775 год ознаменовался введением новой, и для своего времени передовой, формы губернского правления, так как старое, введенное еще в начале века, устарело и давало частые сбои. На долю Беклешова как раз и выпало установление в Риге воли императрицы Екатерины II.

Рассуждая об этом периоде, иногда главой Лифляндской губернии называют, то Беклешова, то графа Броуна. Противоречие? Никакого противоречия нет, но для того, чтобы это понять, следует хотя бы коротко ознакомиться с новой системой управления государством, введение которой началось с 1775 года. Страна была разбита на четыре десятка губерний и наместничеств. Наместничество первоначально — та же губерния, но с большей централизацией власти. Во главе каждой губернии или наместничества ставился наместник или генерал-губернатор, но ввиду того, что их власть во многом совпадала с властью губернаторов, их стали назначать по одному на две и даже на три губернии. Общее значение должности наместника или генерал-губернатора определяется словами: «строгое и точное взыскание чинить со всех подчиненных ему мест и людей о исполнении законов и определенного их звания и должностей; но без суда да не накажет никого». Лично генерал-губернатору принадлежали, главным образом, функции надзора за местным управлением. Само управление сосредоточивалось в наместническом и губернском правлении. Главным действующим лицом в губернском правлении являлся губернатор, который в случае отлучки из губернии генерал-губернатора исправлял свою должность самостоятельно. По сути, должности генерал-губернатора и губернатора в конце XVIII века соответствовали должностям губернатора и вице-губернатора в XIX веке. После 1837 года должность вице-губернатора существовала, но имела значительно меньше влияния.

Так вот, с 1 марта 1762 года до 18 сентября 1792 года Лифляндской губернией управлял граф Юрий Юрьевич Броун. С 1775 года в его ведение была передана и Эстляндская губерния. Недолгое правление Беклешова в качестве рижского губернатора с декабря 1783 года по 1790 год на фоне правления Броуна кажется кратким мигом, но приходится на тот важный период, когда делалась попытка модернизировать политическую и экономическую жизнь города.

Немецкое население Остзейского края полагало, что так называемые Аккордные пункты, подписанные еще Петром I при капитуляции Риги в 1710 году, подтвержденные при подписании Ништадтского мирного договора в августе 1721 года, сохранят за ними навечно все права и привилегии. Цели, которые ставила перед собой императрица Екатерина II в Лифляндии и Эстляндии, — положить конец столь долго сохранявшемуся привилегированному положению этих губерний. Остзейский край был неотъемлемой частью Российской империи, но сохранял своего рода статус государства в государстве, чья жизнь определялась средневековыми законами, которые к концу XVIII века явно тормозили его развитие.

«Для скорейшего введения всех этих новостей, — как писал современник событий Нейендаль, — и уничтожить прежнее управление губернатором сюда прислали из Петербурга человека, который обладал качествами, необходимыми для такой должности. Высокомерный, деятельный, несведущий по судебной части, но обладающий большими умственными способностями, с желанием реформ начал он свое дело». Сущность городской реформы сводилась к тому, что вместо Рижского рата — учреждалась городская дума. Если ранее членство в Рижском рате было фактически пожизненным, а на освобождавшиеся места ратманы сами выбирали удобных кандидатов, то согласно нововведениям члены городской думы могли избираться на несколько лет. Избирательным правом могли воспользоваться те рижане, которые имели определенный имущественный ценз. Вместо средневековой Большой гильдии, членство в которой было предельно ограничено для латышей и русских, были введены три купеческие гильдии. В эти гильдии могли записываться все желающие, занимавшиеся торговлей и готовые платить налоги в соответствии с рангом гильдии. Также снимались ограничения на занятия ремеслом. Как всегда, были и противники, и сторонники реформы. Но с воцарением в 1796 году императора Павла Петровича все начинания графа Ю. Броуна и рижского губернатора А. Беклешова свелись на нет.

К числу заслуг Беклешова принадлежит и следующее: он фактически вывел из подчинения городу благотворительные заведения. Цель? Как следует из скандалов, происходящих вокруг всевозможных благотворительных фондов в наши дни, подобная структура — лучший инструмент для делания денег из воздуха. И строгая отчетность здесь не помеха. Было ли так в XVIII веке? Кто знает? Если финансовый инспектор, располагая полными папками документов, не всегда может докопаться до истины, что же говорить о «несчастных» историках, восстанавливающих картину давно минувших лет по разрозненным фрагментам.

Созданное Александром Беклешовым Управление благотворительными учреждениями должно было заниматься и городскими школами. Известно, что школам рижский губернатор уделял немало внимания. Под его непосредственным руководством происходило и открытие в Риге для русской молодежи элементарного Екатерининского училища. Не могу утверждать, что это была исключительно идея Беклешова — открытие училища проходило в рамках общеимперской школьной реформы, но то, что личность Беклешова наложила свой отпечаток на работу Екатерининского училища — несомненно.

В период наместничества Александра Андреевича Беклешова так называемое ненемецкое население (главным образом латыши, русские, поляки) Риги получило возможность вдохнуть полной грудью: в городе появляется большое число ремесленников, купцов иных национальностей. Причем, удельный вес немецкого населения Риги постоянно сокращался за счет увеличения рижан латышей и русских. Росла свободная конкуренция, развивалась экономика города и края. От успехов в городском управлении и экономического роста немцы были не в восторге. Ведь совсем недавно успех в коммерции легко достигался запретительными мерами против тех, кто не входил в Большую гильдию. Убежденные сторонники старых порядков не могли не признать, что несмотря на «вредные» нововведения, торговля Риги все-таки процветала. Легко добываемый и значительный барыш вел к развитию роскоши, которая заставляла жителей забывать неприятности нововведений.

Как свидетельствует «Русский биографический словарь», «в награду за труды по организации Рижского наместничества в 1784 году Беклешов пожалован орденом св. Владимира 2-й степени, а 14 апреля 1789 года ему присвоен чин генерал-поручика. С 24 ноября 1790 он был назначен на должность генерал-губернатора Орловского и Курского наместничества».

В царствование императора Павла Беклешову пришлось сменить должности, звания и познать горькое чувство опалы. Так, 3 декабря 1796 года Александр Андреевич назначается военным губернатором Каменец-Подольска с поручением ему управлять губерниями Подольской и Волынской, позже становится киевским и малороссийским генерал-губернатором. В. С. Иконников, биограф Беклешова, писал: «Столь частые перемещения не были участью одного Беклешова. Подобная судьба постигла тогда многих, стоящих на верху правления: награды и опалы, повышения и удаления быстро чередовали друг друга и часто казались необъяснимыми даже для лиц, близко стоящих к среде, окружающей императора». 7 июля 1799 года Александр Андреевич возглавил высший судебный орган Российской империи — стал генерал-прокурором Сената. Эта должность считалась одной из важнейших в империи. Вместе с новым назначением Беклешов был пожалован командором ордена св. Иоанна Иерусалимского. Но на этом посту Александр Андреевич оставался чуть более полугода, уже 2 февраля 1800 года император неожиданно уволил его не только с должности генерал-прокурора, но и вовсе со службы.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...