Родные Героя, отзовитесь!

В нашей семье трепетно чтят память о дедушке моей супруги Ямщикове Федоре Васильевиче. Я лично не был знаком с ним, и рассказ мой основан на документах, хранящихся у...

В нашей семье трепетно чтят память о дедушке моей супруги Ямщикове Федоре Васильевиче. Я лично не был знаком с ним, и рассказ мой основан на документах, хранящихся у нас дома, воспоминаниях дочерей, зятя и других родственников.

Дедушка, Ямщиков Федор Васильевич, родился 9 ноября 1911 года в деревне Ишаки (ныне Красногорное) Чамзинского района в многодетной семье. В 1920 году окончил 3 класса Ишаковской начальной школы. В ту пору дети рано взрослели — с 10 лет он уже ходил за сохой, самостоятельно пас стадо и помогал отцу по хозяйству. В 1933 году взял в жены девушку — первенца из многодетной семьи — Потянову Прасковью Дмитриевну. Тут на его плечи легло еще больше хлопот: необходимо было помогать теперь и семье Потяновых. Сейчас уже трудно сказать, сколько же у дедушки было братьев и сестер, дочери говорят, что семнадцать (это вместе с братьями и сестрами бабушки, которые для него стали родными и он одинаково помогал всем).

В январе 1936 года дедушку призвали на службу в РККА (Рабоче-крестьянская Красная армия) в войска НКВД (Народный комиссариат внутренних дел). Проходил он службу на станции Зилово, что на Дальнем Востоке. Освоил воинскую специальность — пулеметчик станкового пулемета второго номера. Там же вступил в ряды ВКП (б) — Всесоюзной коммунистической партии большевиков. Тогда в партию коммунистов принимали лучших из лучших — беззаветно преданных Родине и отлично освоивших воинские специальности красноармейцев.

В декабре 1939 года Федор демобилизовался и стал работать в родном колхозе «Память Ильича». В 41-м мирная жизнь закончилась…

В январе 1942 года Ф.В.Ямщиков был призван на защиту Родины. Проходил службу в 25-й стрелковой дивизии, был назначен вторым номером станкового пулемета «Максим». С февраля 1942 года — на Калининском фронте. Вспоминал, что его рота стояла на подступах к Москве, возле маленькой заболоченной речушки. Её дарами — нутриями и ондатрами, рыбы было мало, — порой и приходилось кормиться.

Как-то во время ротного марша красноармейцев обнаружил немецкий самолет. Командир отделения приказал солдатам покинуть машину и укрыться от обстрела в лесу. Все спешно выполнили команду старшего по званию. Все, кроме Федора Васильевича. Страх ушел, осталась только ненависть к фашистам, безнаказанно убивающим советских людей. Он быстро закрепил пулемет на заднем борту кузова и нажал на гашетку. Самолет скрылся далеко за лесом…

Утром следующего дня по части, в которую они прибыли, прошел слух, что приехало высокое начальство. Приказали построить весь личный состав. Большой начальник из штаба полка с генеральскими лампасами приказал: «Красноармеец Ямщиков, выйти из строя!» После нескольких коротких фраз генерал обнял Федора и вручил ему медаль «За отвагу» № 516 083, и приказал сопровождающему офицеру подготовить представление на награждение красноармейца Ямщикова Ф. В. орденом.

Награда не скоро нашла героя. Обещанный орден — орден Славы третьей степени» под № 586395 деду вручал уже Чамзинский военком.

Но это было потом, а пока начались активные боевые действия. Федор Васильевич не расставался со своим «Максимом» — спал рядом с ним, ел рядом с ним, в свободное время, которого у него и не было практически, чистил и смазывал его. Не раз верный «Максим» спасал Федора от неминуемой гибели. Но однажды и он не выручил — осколочное ранение левой лопатки. Несколько месяцев находился на излечении в московских госпиталях.

Организм молодой, выдюжил. С августа 1942 года — в составе 199-го стрелкового запасного полка. Воевал подо Ржевом на Юго-Западом фронте.

10 сентября 1942 года во время наступательных боев наши стрелки ползком и перебежками продвигались вперед. В таких боях пулемет — половина успеха. Поэтому немецкие снайперы устраивали настоящую охоту на наших пулеметчиков.

Опять тяжелое ранение. Хорошо, санитар оказался рядом. Даже не санитар, а санитарка. Сквозь зажмуренные от боли глаза дед разглядел под каской красноармейца-девушку. Лицо у девчонки было смуглое, волосы чёрные, глазищи раскосые, в пол-лица. «Господи, что она может, кто ребенка послал на передовую?» — подумал Федор. Но девчонка оказалась сильной и упрямой, вытащила с поля боя.

Опять госпитали… Там, в госпитале, Федор Ямщиков узнал о смерти сына Виктора. Долгие дни и бессонные ночи на госпитальных койках… В апреле 1943 года красноармеец Ямщиков был демобилизован по ранению.

После демобилизации работал в колхозе на разных руководящих должностях. Дружная семья из семнадцати детей поредела. Два брата Федора Васильевича не вернулись с полей сражений, один вернулся без левой кисти руки. Была и детская смертность.

Однако жизнь продолжалась. Левая нога плохо сгибалась, пришлось уйти на инвалидность, бросить руководящую работу, а поскольку сидеть сиднем без дела дед не мог, то стал трудиться конюхом.

Подрастали дочери. Старшая Людмила поступила в Ленинградскую художественную академию. Она — участник международных, всесоюзных, республиканских, персональных художественных выставок. Участвовала со своими работами в Париже, Эстонии, Финляндии.

Вторая дочь после окончания средней школы поступила работать на Саранский электроламповый завод. В трудовой книжке одна запись — принята на работу, присвоение разрядов, благодарности. Младшая дочь окончила Чебоксарский педагогический институт. В настоящее время она доцент МГУ. Автор графической картины «Портрет отца художника».

Родные Героя, отзовитесь!

Дед никогда не выделялся жадностью и хвастовством. Он был очень простым и так воспитал своих детей и внуков. Никогда не ставил своё выше общего.

Он не любил носить награды. Когда внучки просили рассказать, как он сбил самолет, отвечал: «С испугу». Когда просили надеть на День Победы все ордена и медали, он отвечал: «Надену на первое сентября, когда в школу пойдете». Поэтому в семье нет ни одной фотографии с полным комплектом орденов и медалей.

23 июля 1995 года Ямщиков Федор Васильевич скончался. Похоронили деда в деревне Огаревка Чамзинского района. Перед гробом на красной подушке деревенские ребятишки поочередно несли два ордена, восемь медалей, значок «50 лет пребывания в КПСС». Были цветы, священник из Маколова, много гостей и родственников. После похорон ордена и медали перевесили на пиджак, обвернули мягкой тканью и убрали в гардероб.

На сороковой день после смерти достали костюм и обнаружили пропажу. От ордена Славы за № 586395 остались только колодка и орденская книжка №107099, и ещё купон № 029076 о выплате награжденному пяти рублей.

Искать виновных в пропаже не стали. Дом Ямщиковых от железнодорожной станции — второй, рядом магазин, двери в деревнях тогда еще не закрывались. Винили только себя…

Ежегодно на День Победы сотрудники Б.Маресьевского сельского Совета с учащимися средней школы посещают могилы в деревне Огаревка и возлагают венки от районного начальства и ООО «Рассвет».

Лишь мы теперь — две дочери, зятья (я в том числе), внуки и правнуки — на любые праздники по-христиански с алюминиевой кружкой поминаем всех дедушек, всех, кто навеки остался молодым и неженатым, смугленькую медсестру, в сентябре 1942-го вытащившую Федора Ямщикова с поля боя. Детей, ни разу за свою короткую жизнь не познавших вкус простой конфетки. Подростков, под открытым небом стоявших у станков, изредка прибегавших домой, чтобы отдать кусок заработанного хлеба младшим. И многих, многих других…

Времена меняются. Появляются другие ценности. Как-то раз мы с женой поехали на юг. По дороге остановились у импровизированного базарчика. Я обратил внимание на звезду из белого металла, размером побольше юбилейного советского рубля. На оборотной стороне была аббревиатура «СССР» и мелким шрифтом выбит номер. Это что-то ценное, подумал я, и спросил у хозяина разрешения разглядеть вещь поближе. Он сам вытащил из-под значков и мелочи незнакомый мне предмет. За звездой из белого металла с надписью «СССР» потянулась черно-оранжевая колодка для медалей. Колодка была перетянута Георгиевской лентой.

Да, никаких сомнений, это орден Славы 3-й степени. Такой был и у деда.

— И почем такая вещь на вашем рынке? — спросил я у продавца.

— Да нипочем. Я его не продаю. Это какой — то нерусский, алкаш, занял у меня тысячу рублей и в залог оставил. Вот скоро три года как жду, а он не показывается. Говорят, вещь очень ценная.

— Это орден Славы. Он бесценен. — И я вкратце рассказал историю нашей семейной драмы.

Так и познакомились. Перешли на шутки. Потом я попросил его, лицо кавказской национальности, объяснить мне, лицу грузинской национальности, кто такие нерусские, о которых он упоминал. Потом долго смеялись. Он проводил нас до машины. Так на Кавказе поступают уважающие себя и гостей люди. Расстались как друзья.

Молодой кавказец незаметно от жены положил мне в нагрудный карман рубашки орден и попросил по номеру найти героя или его семью и вернуть его законным владельцам. Не только Восток, но и Кавказ — дело тонкое…

Я обещал, что обязательно выполню его просьбу.

Пришел к выводу, что лучше всего обратиться в архив Министерства обороны.

Запрос мы дали. Третий месяц пошел. Ответа пока нет. Вынужден обратиться к вам, уважаемые читатели, помочь разыскать через прессу хозяина ордена Славы третьей степени № 572 939. В свою очередь, обязуюсь безвозмездно вернуть орден законному владельцу или его семье.

Также убедительно прошу нашедшего орден Славы третьей степени, принадлежащий Ямщикову Федору Васильевичу, вернуть семье (можно анонимно) за вознаграждение.

…Проходят годы, десятилетия со времен Великой Отечественной войны. Но не властно время над памятью. Вечно в наших сердцах будет жить память о героях. В памяти, которая бессмертна, в сердцах, которые бьются вечно…

автор : Нугзар Майсурадзе

источник: izvmor.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector