«Прости, мой неоцененный друг!»

В российской истории XVIII века фигура княгини Екатерины Романовны Дашковой – уникальный феномен. На протяжении более 10 лет, с 1783 по 1794 годы, она руководила главным научным органом...

В российской истории XVIII века фигура княгини Екатерины Романовны Дашковой – уникальный феномен. На протяжении более 10 лет, с 1783 по 1794 годы, она руководила главным научным органом империи – Академией наук, в результате чего стала единственной женщиной в истории России, которая занимала столь высокий пост.

Русский писатель и общественный деятель Александр Иванович Герцен, поклонник Дашковой, писал: «В Дашковой чувствуется что-то сильное, многостороннее, деятельное, петровское, ломоносовское, но смягчённое аристократическим воспитанием и женственностью». Дашкова играла значительную роль во внутренней политике Российской империи эпохи дворцовых переворот, будучи одновременно крестницей императрицы Елизаветы Петровны и Петра III, близкой подругой Екатерины II в юности и затем в первые годы царствования. Однако, несмотря на столь блестящие обстоятельства, Дашкова провела весомую часть своей жизни в изгнании и опале.

Екатерина Романовна Дашкова родилась в 1743 году в Петербурге, в семье графа Романа Илларионовича Воронцова — знатного вельможи, который, однако, совсем не интересовался семейным бытом, предпочитая тратить свое время на придворные развлечения. Будущая основательница Академии наук рано лишилась матери, а потому была отдана на воспитание дяде, канцлеру Михаилу Илларионовичу Воронцову. Вероятно, юношеские обстоятельства жизни Дашковой и та среда, в которой она воспитывалась, оказали особое влияние на становление личности девушки. Граф Воронцов кстати был участником дворцового переворота 1741 года, возведшего на престол дочь Петра I Елизавету. В воспоминаниях современников, фигура Воронцова, однако, трактуется весьма противоречиво. Так, императрица Екатерина II позже отзовется о нем: «Гипокрит, каких не бывало, вот кто продавался первому покупщику; не было иностранного двора, который бы не содержал его на жаловании».

Дашкова получила самое превосходное образование, которое было возможно дать девушке того времени: она выучила четыре иностранных языка (французский, немецкий, английский и итальянский), занималась живописью, танцами и музыкой. Но девочка, рано начавшая самостоятельно и критически мыслить, все равно чувствовала потребность в более основательных научных штудиях, «страстно желая образовать себя», как сама она позднее выражалась в мемуарах.


Михаил Илларионович Воронцов

С будущей императрицей Екатерина Дашкова подружилась еще будучи совсем юной, в возрасте 15 лет. Девушки постоянно переписывались, обмениваясь мнениями о прочитанной литературе и событиях из собственной жизни. Обе образованные женщины, большие поклонницы просветительских сочинений философов-энциклопедистов, они были «единодушны в том, что просвещение — залог общественного блага», грезили о способах приближения «царства разума», о «государе, любящем и уважающем своих подданных».

Дашкова играла активную роль в дворцовом перевороте, приведшим к власти Екатерину II, однако, ее роль в этом событии в реальности была много меньше, чем казалась с ее собственных слов. Муж Дашковой служил в элитарном Преображенском полке, а потому княгиня была хорошо знакома со многими гвардейскими офицерами, недовольными политикой Петра III. Будучи весьма дальновидной и практичной женщиной, чувствующей нестабильность положения, она начала усиливать проявления недовольства намеками на опасность, которая якобы угрожает Екатерине и ее наследнику. Эти сомнения, прежде всего, были связаны с распространившимися в высшем обществе слухами о предполагаемой женитьбе Петра с Елизаветой Воронцовой, сестрой княгини Дашковой. Несмотря на весьма неприглядную внешность (ее обзывали «толстой и нескладной», «с обрюзглым лицом», «широкорожей»), фрейлина Воронцова получила статус официальной фаворитки императора, предпочитавшего в приватной беседе называть ее попросту «Романовной».


Елизавета Воронцова

В 15 лет (в год знакомства с Екатериной II) Екатерина Воронцова выходит замуж за блестящего гвардейского офицера и дипломата князя Михаила Ивановича Дашкова. Однако, совсем не семейный быт занимает все время молодой матери и супруги — ее мысли полностью отданы любимым занятиям литературой. Дашкова весьма поспособствовала тому, что идеи европейских просветителей стали широко распространяться в образованных кругах российского общества. Она сама сделала первый перевод фрагментов философского сочинения Гельвеция «Об уме», в котором философ изложил свою идею о равенстве умственных способностей всех людей. А потому был сделан решительный вывод, что независимо от происхождения и степени знатности, государством может управлять любой человек, который достаточно усовершенствовал собственные природные задатки и таланты. Просвещенная княгиня активно занималась литературным творчеством: писала пьесы, стихи, эссе, мемуары, которые составили большой том ее «Записок», представляющих собой весьма ценный источник изучения русского общества и культуры второй половины XVIII века.

Страстно тянувшаяся к новым знаниям, Дашкова занималась подробным чтением современных исследований по педагогике (трактатов Жан-Жака Руссо и Иоганна Песталоцци), причем в вопросах воспитания она придерживалась самых передовых взглядов своего времени и прекрасно понимала, что именно образование делает из индивидуума — личность. Проповедуемые просветителями концепции формирования нового типа личности, разумного и ответственного подданного, как известно, находились в центре внимания самой Екатерины II, которая, вероятно, именно под их влиянием написала свой знаменитый «Наказ» к депутатам Уложенной комиссии.


Парадный портрет Екатерины Дашковой

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...