Покрышкин не стал советским бюрократом

Характер – вот, что позволило первому трижды Герою Советского Союза Александру Покрышкину стать асом второй мировой войны, лучшим среди летчиков-истребителей союзных войск. Даже находясь на гауптвахте, он рисовал...

Характер – вот, что позволило первому трижды Герою Советского Союза Александру Покрышкину стать асом второй мировой войны, лучшим среди летчиков-истребителей союзных войск. Даже находясь на гауптвахте, он рисовал схему воздушных боев. Но после войны он столкнулся с советским бюрократизмом и вынужден был отступить.

Он родился в обычной рабочей семье в далеком сибирском городе Новосибирске. Вся его жизнь была уже заранее предопределена так же, как и жизнь многих мальчиков и девочек, мечтающих о небе. Учеба в школе рабочей молодежи, работа на заводе, а потом – летное училище в Перми. Но приехав туда, он узнал, что там уже готовили техников, и принял решение остаться.  Потом его направили в Ленинград на курсы усовершенствования технического состава ВВС Красной Армии имени К. Е. Ворошилова при первой военной школе авиатехников. Везде он учился на «отлично».

40 рапортов Ворошилову

Его отправили в Краснодар оттачивать свое мастерство в местном  аэроклубе, и здесь он хорошо летал. Он подал на имя министра обороны Клима Ворошилова 40 рапортов с просьбой перевести в летное училище. Упорного молодого авиатора направили в знаменитую Качинскую Краснознаменную военную авиационную школу. Его служба началась на советско-румынской границе в 55-ом истребительном полку. 23 июня 1941 года он встретился с четырьмя Мессершмиттами, с трудом вышел из боя, потеряв своего ведомого и сбив один немецкий самолет за счет вертикального взлета, которым он владел в совершенстве.

Новая тактика боя над Кубанью

Звезда Александра Ивановича Покрышкина загорелась в небе над Кубанью: летом 1943 года здесь разгорелись ожесточенные воздушные бои, в ходе которых Покрышкин, наконец, смог отстоять свое жизненное право на новые виды полетов перед своим командованием. В битве над Кубанью концентрация самолетов с обеих сторон была огромной: историки говорят примерно о 1000 единицах.

Именно за новую технику пилотирования Покрышкину больше всего доставалось: он неоднократно был подвергнут наказанию за то, что отказывался воевать по старинке, по тем инструкциям, которые советские летчики были обязаны соблюдать. Как известно, советские летчики ВВС не могли летать по своему собственному усмотрению. Видные летные военачальники составили не одну инструкцию по пилотированию. Нарушать эти установки было категорически запрещено. Летчика, допустившего хоть какое-то отклонение от норм и правил ждало наказание, вплоть до увольнения из рядов Красной Армии.

Большинство летчиков, подготовленных по такой технологии привыкли летать в общем строю. Они особо не высовывались и на многочисленных учениях вполне спокойно могли поставить себе в летную книжку зачет по основам ведения воздушного боя.

Но Александр Покрышкин всеми силами вырывался из этого спокойного общего строя. Конечно, он был не один, кто понимал, что необходимо в корне менять главные основы ведения боя, но пример Покрышкина стал классикой воздушного жанра.

Правый и левый разворот самолета

Представьте на минут, что чувствовало вышестоящее летное руководство, когда в ходе учений, неожиданно, из общего спокойного строя или имитированного боя, вдруг  вырывалась машина Покрышкина и, совершив невероятный кульбит, делала победный рывок и оказывалась победительницей, выпустив в хвост растерявшемуся противнику несколько очередей. Покрышкин с одинаковой легкостью владел как левым, так и правыми разворотом. Правым разворотом, кстати, хорошо владеют все летчики, а вот, чтобы научиться делать левый разворот, необходимо много тренироваться.

Заветный коричневый блокнот

Но за такие художества в небе Покрышкина нещадно наказывали. Его посылали на гауптвахту в надежде, что под страхом наказания он прекратит эксперименты в небе. Но Александр был иного склада личности. Даже сидя на узкой койке, он доставал свой любимы коричневый блокнот и там скрупулезно рисовал схемы будущих боев. Он зримо представлял себе, как можно обхитрить противника, какие действия он должен совершить как летчик, чтобы обойти врага. За такими размышлениями время проходило быстро, и непокорный летчик снова возвращался в строй.

Он сумел выработать свои действия в воздухе до автоматизма, его руки, как руки пианиста всегда могли четки и быстро найти нужную кнопку в кабине, умение владения штурвалом тоже было доведено до совершенства.

Более 50-ти сбитых самолетов

Выдержка его была феноменальной, он вылетал иногда по 12 раз в день, перебегая от одного самолета к другому.

Новая тактика ведения боя доказала его правоту. В 1941 году он смог сбить четыре немецких самолета лично и три самолета, действуя в группе с другими летчиками, а в 1942 году он сбил 12 самолетов противника: шесть – лично и шесть – в группе. Всего за время войны на счету у летчика более 50-ти сбитых самолетов. В документальном фильме о летчике, снятом в 1945 году говорилось, что Покрышкин сбил 59 самолетов. Точное количество побед сегодня узнать не представляется возможным: 55-ый истребительный авиаполк, в котором начинал воевать Покрышкин, в срочном порядке был эвакуирован и многие документы в начале войны сгорели.

Немцы знали Покрышкина

Немецкие летчики узнавали по почерку ведения самолета своего необычного противника, от которого не было спасения. Они в панике передавали друг другу сообщения по рации, что видят самолет Покрышкина, что нужно спасаться, выходить из боя. Аэрокобра – новый тип самолета, который поставлялся союзниками по ленд-лизу через Персидский коридор – была исписана в несколько рядов маленькими звездочками, обозначающие количество сбитых немецких самолетов в личных и групповых победах.

Полевая академия

В землянке Александра постоянно собирались летчики, и он самым тщательным образом разбирал каждый полет, заставляя своих однополчан, прежде всего, думать. Эту землянку называли полевой академией.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...