Подвиг Скобарихина: лобовой удар по японцам

Бои в небе над Халхин-Голом. В сложных стычках с японцами советские летчики не всегда побеждали, зато своих в беде не оставляли никогда. Сегодня мы хотим вспомнить один из...

Бои в небе над Халхин-Голом. В сложных стычках с японцами советские летчики не всегда побеждали, зато своих в беде не оставляли никогда. Сегодня мы хотим вспомнить один из самых ярких подвигов Героя Советского Союза Витта Скобарихина.

В 1939 году после многочисленных пограничных провокаций армия Японии вторглась на территорию Монголии в районе реки Халхин-Гол. Не обращать внимания на тревожные события возле своих границ СССР не мог, и в мае 1939 на территорию дружественной республики, с которой Советы имели соглашение о взаимопомощи, прибывают части советской армии.

В их числе и эскадрилья 22-го истребительного авиаполка Витта Скобарихина. До Монголии старший лейтенант прошел весь путь от простого летчика до командира эскадрильи, служил в Забайкалье, во время боев на озере Хасан охранял советские границы, и вот — Халхин-Гол. Скобарихин участвовал в первых тяжелых для советской авиации боях, когда превосходство японцев в воздухе было неоспоримым.

Самолеты противника всегда вылетали большими компактными группами и всегда одерживали победы.

И дело было даже не в численном превосходстве: у советских летчиков не было сработанности звеньев, а у многих опыта пилотирования в условиях реальных боевых действий.

Советские летчики на фоне истребителя И-16 Халхин-гол. Август 1939 г.

В начале июня в район Халхин-Гола прибыла группа опытных летчиков-асов, которые стали наставниками молодых авиаторов. Инструктором Витта Скобарихина был Герой СССР Борис Смирнов. «И он, и другие асы, прежде всего, учили нас хорошо переносить большие перегрузки, тренировали в быстроте взлета по тревоге, — вспоминал Скобарихин. — И то и другое было очень важным. Прежде, до боевых действий, мы пилотировали чисто, но излишне плавно. А воздушный бой потребовал пилотажа более стремительного, резкого, при котором возникают сильные перегрузки. Быть способным переносить их — значит увереннее выполнять боевой маневр, вести огонь по противнику наверняка. А предельная быстрота взлета, когда в небе неожиданно появлялись вражеские самолеты, тоже создавала преимущества в схватке с ними».

Вскоре ситуация стала меняться. Советские летчики стали оспаривать превосходство в небе, одерживая победы одну за другой.

В конце июня боевой счет открыл и старший лейтенант Скобарихин.

Витт Скобарихин

20 июля 2-я истребительная эскадрилья Скобарихина совершала четвертый боевой вылет подряд. Плохая из-за степных пожаров видимость затрудняла ориентировку и наблюдение, и явно играла на руку противнику. Появившись из ниоткуда, японские И-97 атаковали девятку советских И-16. Используя преимущество в высоте, противник зашел в хвост эскадрильи и открыл огонь. Летчики пошли на снижение и, увеличив скорость, пытались уйти от погони. В самом сложном положении тогда оказался замыкающий, летчик Василий Вусс. «Оглянувшись назад, — вспоминал Скобарихин, — я заметил, что командир звена отстал от нашей группы, как потом выяснилось, из-за неисправности мотора. И ему в хвост зашли два японских истребителя. Видя, что товарищу требуется немедленная помощь, я подал команду — „вступить в бой“ и первым сделал энергичный разворот на ближайший самолет противника, который уже вовсю стрелял».

Старший лейтенант открыл огонь по врагу. Пули впивались в обшивку вражеского самолета, но японцы продолжали атаковать замыкающего.

Расстояние между И-16 Скобарихина и машиной врага стремительно сокращалось. 200 метров, 150. Необходимо было развернуться и зайти на второй круг, но времени не было. Летчик понимал: пока он займет позицию для очередной атаки, японцы собьют Вусса. Решение пришло мгновенно — идти на таран!

«Я подошел вплотную к самураю, направил нос своего самолета на его фюзеляж и отрубил хвостовое оперение. И-97 загорелся, хвост отвалился, самолет упал тут же на землю».

И-16 Скобарихина закрутило, а сам летчик, ударившийся головой, потерял сознание. Когда очнулся — самолет падал, высотометр показывал 2000 метров. Машинально пройдя по рычагам управления, Витт с облегчением понял — самолет слушается. С огромным трудом выравнив машину, превозмогая слабость, летчик повернул на аэродром.

А самолет неистово вибрировал, грозя и вовсе рассыпаться — от столкновения загнулись концы лопастей винта, порвана обшивка. Но Скобарихин все же привел израненную машину на аэродром, а после сложной посадки потерял сознание.

Очнувшись, он узнал, что в воздушной схватке его эскадрилья сбила три самолета японцев. Все летчики живы, легкое ранение у замыкающего — Василия Вусса.

29 августа 1939 года «за мужество и героизм при исполнении интернационального долга» Витту Скобарихину присвоили звание Героя Советского Союза.

За время боев на Халхин-Голе старший лейтенант совершил 169 боевых вылетов, участвовал в прикрытии наземных войск и сопровождении бомбардировщиков, участвуя в 23 воздушных боях, сбил пять самолетов врага лично и шесть в составе группы.

Последующие победы летчика пришлись уже на годы Великой Отечественной.

источник: defendingrussia.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями: