Первый танковый нарком, первый атомный министр

Наркомовский дебют Вячеслава Малышева состоялся 6 февраля 1939 года, то есть когда в Европе пахло войной. Он возглавил образованный днем раньше Народный комиссариат тяжелого машиностроения СССР. Малышев быстро...

Наркомовский дебют Вячеслава Малышева состоялся 6 февраля 1939 года, то есть когда в Европе пахло войной. Он возглавил образованный днем раньше Народный комиссариат тяжелого машиностроения СССР.

Малышев быстро расставил приоритеты в работе вверенной отрасли и четко сформулировал их в речи на XVIII съезде ВКП(б). По существу была предложена «дорожная карта» для сегмента ВПК, завязанного на тяжелое машиностроение. Соображения Малышева нашли поддержку на самом верху. Со 2 октября 1940 года по 11 сентября 1941-го он нарком среднего машиностроения СССР, и на первое место выходит танковая промышленность.

В Великую Отечественную Малышев будет заниматься этой отраслью и как заместитель главы советского правительства, и как профильный министр. Известно, что 11 сентября 1941 года создан Народный комиссариат танковой промышленности («Урок третий: система прежде всего»). Малышев возглавлял его почти всю войну за исключением периода с 14 июля 1942-го по 28 июня 1943-го.

Пришлось решать уравнения со многими неизвестными. Необходимо было превзойти врага и по количественным, и по качественным параметрам. И это когда наши потери по танкам выглядели просто катастрофическими, когда стало ясно, что РККА не удержит территории, на которых находились предприятия, составлявшие ядро советского танкопрома. Предстояло в кратчайшие сроки эвакуировать их и полноценно встроить в ВПК тыловой зоны. Промышленный ландшафт востока СССР должен был расшириться за счет новых заводов, конечная продукция которых включала КВ, Т-34, Т-50, танковые дизели. Ряд предприятий перепрофилировался на выпуск танков. Малышев блестяще решил все перечисленные задачи.

Под его руководством совершен технологический прорыв в танковой промышленности. Мозговым трестом выступало детище наркома – научно-конструкторский центр. Обрела реальные очертания конвейерная сборка, были органически встроены в производственный процесс многорезцовые, револьверные станки и даже полуавтоматы. Танковый нарком объявил вчерашним днем ковку деталей и взял курс на литье. Советские производители танков выступили пионерами в отливке крупных стальных деталей в металлических формах. Со временем Малышев решился на штамповку. Соответствующая технология была доведена до ума и заняла прочное место в танкопроме, вытеснив литье. По всем меркам уникальным стал переход к штамповке башен.

Малышев по максимуму использовал изобретательский талант «гения сварки» Евгения Патона. Речь об автоматической сварке танковых корпусов под флюсом («Урок второй: думать нужно до боя»). Нарком решил опробовать уникальную технологию на заводе № 183. Почему именно там? Дело в том, что этот завод был ведущим производителем «тридцатьчетверки», которая всю войну превалировала в танковом парке РККА. Внедрение автоматов скоростной сварки (АСС) прошло без сучка и задоринки. Пройдет совсем немного времени, и АСС будут использовать на всех танковых заводах. Здесь как нельзя кстати выражение: «Убить двух зайцев». Раньше сваркой танковых корпусов занимались физически крепкие мужчины, имевшие знания и навыки на уровне не ниже выпускника ПТУ, школы ФЗО. Таковых явно не хватало, о чем нарком прекрасно знал. С внедрением метода Патона все стало с точностью до наоборот. С АСС прекрасно управлялись женщины, подростки 14–15 лет. Трудоемкость изготовления корпуса «тридцатьчетверки» уменьшилась в восемь раз.

Малышев руководил отраслью не из московского кабинета, а стараясь как можно чаще бывать на местах. Наркомат находился в Челябинске, но случалось смотреть смерти в глаза. В Сталинград дела танкопрома привели Малышева в то время, когда город подвергался непрерывным обстрелам. Здесь нарком был един в нескольких лицах. Он денно и нощно руководил выпуском танков на местном тракторном заводе и формировал из рабочих вооруженные отряды, которые стояли насмерть, защищая от врага и Сталинград, и родное предприятие. Потом добровольцы перешли в подчинение командарму Василию Чуйкову.
Нарком взял за правило строжайший спрос и с себя, и с подчиненных. Но никогда не скатывался до самодурства, давал понять критикуемому, что руководствуется только интересами дела.

Народный комиссар танковой промышленности СССР Вячеслав Александрович Малышев (1902–1957, в кепке), работники наркомата и челябинского Кировского завода у транспортного самолета Ли-2

Танкопром находился на личном контроле у Сталина. За военное лихолетье, подсчитано, Малышев побывал у главы Советского государства 107 раз. То есть они встречались каждые 13 дней.

В послевоенный период главное место в деятельности Малышева занял поиск советским ВПК ответов на вызовы глобальной военно-технической революции. Закладывался базис для достижения стратегического паритета с США. Сначала атомные дела частично совпадали с функциональными обязанностями Малышева. Ситуация кардинально изменилась с 26 июня 1953 года, когда он возглавил Министерство среднего машиностроения СССР (Минсредмаш), в ведении которого к этому времени находились все без исключения вопросы атомной промышленности. Потому не будет преувеличением назвать Малышева первым атомным министром. Он занимал эту должность до 28 февраля 1955-го. Но и после ухода из Минсредмаша много делал для отрасли, будучи председателем Государственного комитета Совета министров СССР по новой технике. С Вячеславом Александровичем связано блестящее руководство большими коллективами, которые эпохально отметились по трем позициям. Во-первых, создали атомную бомбу имплозивного типа второго поколения для стратегических Ту-4 и Ту-16. Во-вторых, предъявили миру первую водородную бомбу, причем в том виде, который позволял использовать ее как аргумент силы. В-третьих, запустили процесс становления атомного подводного флота. Видный деятель советского ВПК Лев Рябев свидетельствовал: «Инициатива разработки первой атомной подводной лодки принадлежит Малышеву. Он писал об этом Сталину, и тот поддержал его».

Конечно, атомные дела, на которые было направлено столько энергии министра, затрагивали интересы не только людей в погонах. Малышеву было известно выражение Курчатова: «Пусть атом будет рабочим, а не солдатом!». Хотя у Вячеслава Александровича была иная, чем у Игоря Васильевича, расстановка акцентов, первый атомный министр много сделал для применения ядерной энергетики в гражданском секторе.

По линии высшего органа исполнительной власти Малышев курировал создание двухступенчатой межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 с дальностью полета до 10 тысяч километров. Очень тесно взаимодействовал с ОКБ-1, принимал деятельное участие в согласовании тактико-технических характеристик носителя термоядерного заряда.

Для цельности портрета Малышева важно отметить, что 18 лет он входил в Центральный комитет партии, еще дольше работал как депутат Верховного Совета СССР. В этих двух качествах Вячеслав Александрович пребывал с 1939 года до своей смерти, случившейся 20 февраля 1957-го, то есть в разгар десталинизации.

16 декабря исполняется 115 лет со дня рождения легендарного министра. Герой Социалистического Труда, кавалер многих орденов и медалей, дважды лауреат Сталинской премии, генерал-полковник инженерно-танковой службы Малышев являет собой отличный пример для современной генерации руководящих работников «оборонки».

автор: Михаил Стрелец

источник: vpk-news.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...