Персидский поход князя Баратова

Среди малоизвестных событий Первой мировой войны Хамаданская операция русских войск Кавказского фронта в октябре – декабре 1915 года может стоять, очевидно, на одном из первых мест. Дело в...

Среди малоизвестных событий Первой мировой войны Хамаданская операция русских войск Кавказского фронта в октябре – декабре 1915 года может стоять, очевидно, на одном из первых мест. Дело в том, что замысел и исполнение этой уникальной операции неразрывно связаны с именами трех военачальников, в советский период преданных на Родине анафеме: генерала от кавалерии великого князя Николая Николаевича, генерала от инфантерии Николая Юденича и генерала от кавалерии Николая Баратова.

Между тем рейд корпуса Баратова по Персии, равно как и активные действия отечественных дипломатов, теснейшим образом увязанные, заслуживают пристального внимания. Это классический образец спецоперации по очистке важной в геополитическом отношении территории от многочисленных вооруженных формирований, подготовленных к партизанской войне, от террористов и диверсантов, тем более сложной, что проводилась она в пределах иностранного государства. Это поучительный пример того, как взаимодополняющими мирными и военными средствами удалось в самый короткий срок склонить на свою сторону население и политиков в районе, оказавшемся под влиянием враждебных России сил.

«Защитник ислама» — германский император

С середины 1915 года Германия стала добиваться скорейшего вовлечения Персии и Афганистана в войну против держав Антанты. С этой целью в Тегеран прибыла немецкая миссия во главе с полковником Боппом. А еще ранее в древней столице Персии Исфагане устроил штаб-квартиру представитель германского генштаба граф Каниц. Он заручился поддержкой влиятельных лидеров шиитского духовенства, убедив их, что наступил благоприятный момент для вызволения Персии из-под опеки Великобритании и России, а также завел небескорыстную дружбу с вождями местных племен бахтиаров и кашкайцев.

После провала блицкрига в Европе в Берлине надеялись, что подняв мусульманский Восток на «священную войну» против «англо-русских завоевателей», создав в тылу громившей турок Кавказской армии Юденича новый фронт на плато Ирана и в прилегающем Закавказье, Германии удастся повернуть весь ход мировой войны в нужную сторону…

Большая часть персидской элиты тогда полагала выгодным оказаться в стане врагов Антанты. События 1915 года – вступление Болгарии в войну на стороне Тройственного союза, провал Дарданелльской операции англо-французских войск, отступление русской армии из Польши, Белоруссии, Прибалтики – давали повод полагать, что чаша весов клонится на сторону германо-турецкого блока. Поэтому многие иранские политики, включая премьер-министра Мустоуфи-эль-Мемалека (называют его также и Мустофиоль-Мамалеком), считали, что Тегерану следовало поторопиться занять место в стане держав-победителей. Тем более что в Берлине был создан «центральный комитет по персидским делам», который щедро субсидировался кайзеровским правительством. Он вырабатывал указания по проведению на иранской территории антирусской и антианглийской агитации, организовывал отправку в Персию оружия, армейского снаряжения, военных инструкторов, переводил денежные суммы для подкупа сановников в окружении Султан-Ахмед-шаха и создания вооруженных отрядов.

Из турецкой Месопотамии караваны с немецким оружием прибывали в города Исфаган и Тебесс, где германские и турецкие инструкторы спешно формировали отряды наемников и обучали их партизанским и рейдовым действиям в условиях горно-пустынной местности.

Всю деятельность инструкторов контролировало турецкое верховное командование, ключевые посты в котором были отданы германским генералам Кольмару фон дер Гольц-паше, Лиману фон Сандерсу и др.

Петербург и Тифлис (в столице Грузии располагалась штаб-квартира Кавказского фронта), были осведомлены о нарастающей угрозе присоединения Персии к германо-турецкому блоку, как из своих источников, так и из британских сообщений.

В начале июля 1915 года Лондон указал на желательность отправки в северо-восточную Персию нового контингента русских войск. На персидской территории имелись уже русские отряды, но этих сил было недостаточно. Поэтому министр иностранных дел России Сергей Сазонов поставил перед Ставкой Верховного главнокомандующего и штабом Кавказской армии вопрос об отправке в Персию дополнительных сил численностью около 10 тыс. человек.

Надо сказать, что оба соперника — Россия и Германия — в преддверии будущего столкновения заблаговременно готовили в Персии вооруженные кадры защитников своих интересов. Российское правительство еще в XIX веке по соглашению с шахским правительством создало персидскую «казачью» бригаду (8000 сабель) из местных жителей с русским командным составом.

Немцы при помощи субсидировавшихся ими шведских и турецких инструкторов организовали персидскую жандармерию (около 7,5 тысяч солдат и 75 офицеров), ставшую противовесом «казакам». Оба контингента были разбросаны небольшими отрядами по всей стране и сосредоточивались где-либо по усмотрению своих начальников.

В начале осени 1915 года отряд жандармов под командованием шведского майора Чальстрема напал на дороге из Тегерана в Хамадан на русскую миссию барона Черкасова, консула в Керманшахе. Летом этого года дипломатов изгнали оттуда религиозные фанатики, и барон возвращался на место службы в соответствии с достигнутой русско-персидской договоренностью на этот счет Это было уже не первое нападение на дипломатов стран Антанты с начала Великой войны: ранее в Исфагане террористы убили русского вице-консула Кавера…

Главной причиной стремительно охватывавшей Персию русофобии являлась проводившаяся германскими агентами щедро оплачиваемая агитация — политическая, национальная, религиозная.

Но это была лишь одна из причин. В 1909 году Россия в связи с охватившими Персию революционными беспорядками двинула войска в Тавриз, Тегеран и Решт, и память об этих событиях спустя шесть лет, конечно, была свежа… Как правило, агитаторы выступали в обличье дервишей, проповедовавших на площадях, в мечетях и медресе. О приблизительно одинаковом содержании их речей оставил свидетельство А.Г. Емельянов, земский деятель, с 1915 года находившийся в Персии и издавший в эмиграции в Берлине в 1923 году книгу «Персидский фронт».

«Мусульмане всего мира восстают против гнета и насилия, — говорилось, по его словам, в антирусских проповедях. — Сунниты (имелись в виду турки. – А.П.) уже подняли меч против креста… Шииты (большинство населения Персии. – А.П.), очередь за вами! У порабощенных народов есть один друг — народ немецкий… У ислама защитник перед Аллахом пророк, а на грешной земле — германский император!».

13 августа волонтерами графа Каница был занят г. Кянгевер, где широко развернулась вербовка добровольцев на «священную войну». К середине сентября этот отряд вырос до 2000 человек и двинулся на Хамадан – узел дорог в персидском Курдистане, население которого немцы рассчитывали привлечь в свои ряды.

В начале сентября русский командир персидской «казачьей» бригады полковник Ляхов (по совместительству командующий кавалерией Персии) докладывал, что активно действующие в Тегеране немецкий и турецкий военные представители фактически держат правительство в своих руках и через агентов, рядящихся в дервишей, искусно манипулируют толпой, разжигая националистические настроения и призывая мусульман к «джихаду»…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector