Памяти князя Александра Барятинского

Человек, ясно понимающий ход истории Человек чести в самом высоком, подлинном смысле этого слова, который смог остановить Кавказскую войну, пленил имама Шамиля, спас нашу Родину, без всякого преувеличения....

Человек, ясно понимающий ход истории

Человек чести в самом высоком, подлинном смысле этого слова, который смог остановить Кавказскую войну, пленил имама Шамиля, спас нашу Родину, без всякого преувеличения. Он безоговорочно победил в той, самой длинной в истории России, опаснейшей войне, сделал то, что до него не удавалось никому почти 40 лет, прежде всего потому, что понял душу горцев, глубоко изучил ислам, постиг глубинную природу мюридизма, который тогда был пугающей загадкой для всех – примерно как сегодня ИГИЛ.

Князь Барятинский – командующий экспедиционной, по сути, десантной армией, с личной библиотекой в 50 тысяч томов, умелый солдат и одновременно философ, геополитик, этнограф.

Но о Шамиле, которого он начисто переиграл, победил и пленил, написаны десятки книг и столько же снято фильмов, он известен всем. Об Александре Барятинском, его победителе, знают немногие.

Говорят, что человек, ясно понимающий ход истории не 200 лет спустя, как мы сейчас, а сразу, в реальном времени, рождается раз в столетие. Александр Барятинский, несомненно, был этим человеком. Как и князь Евгений Трубецкой, допустим. Нам так сегодня необходимо его, Барятинского, понимание Кавказа, Османской империи, мусульманского мира. Его таинственная способность побеждать вчистую – и при этом не уничтожать побежденного, вчерашнего опаснейшего врага, а, наоборот, сделать его другом. И своим личным другом, и другом России.

Есть вопросы жизни и смерти, а есть вопросы судьбы, предназначения. И они, как свидетельствует история, обычно важнее и жизни, и смерти. Если же человек пытается отказаться, уйти от своего предназначения, то за это придется дорого заплатить…

Его судьба – история кровавых сражений в самых ключевых, самых трагических точках российской истории, супербоевик, блокбастер XIX века. Но одновременно, что еще важнее, – это история движения мысли. О тайных пружинах геополитики, о сути Кавказа, о восточной душе и об историческом пути славянства.

Князь А.И. Барятинский

Но сначала – это история любви. Поразительно, но на самых главных этапах жизни именно любовь к женщине меняла его судьбу, а через него, в какой-то степени, и судьбу России. Из-за несчастной любви в 19 лет он первый раз отправился воевать на Кавказ. Из-за нежелания связать свою жизнь с нелюбимой женщиной через 15 лет он отказался от огромного наследства, еще через 15 лет ради того, чтобы остаться, наконец, с женщиной любимой, отказался от всего, чего достиг кровью, трудом и талантом, бросил на эту карту и свой пост властителя Кавказа, и жезл фельдмаршала.
Александр – Рюрикович в двадцатом поколении, наследник древнейшего рода, давшего миру несколько святых, в том числе святого равноапостольного князя Владимира и святого благоверного князя Михаила Черниговского. Он – старший сын, в десять лет потерявший отца, и значит, еще до совершеннолетия – богатейший наследник огромных земель и 35 тысяч крепостных. Высокий, атлетичный, белокурый, блестяще образованный… В курском дворянском собрании его семью так и назвали – «эти красивые Барятинские». Завидный, словом, жених, любая красавица в стране сочла бы за счастье принять его предложение. Но надо же было ему выбрать ту единственную девушку империи, которая была ему не ровня, слишком знатна. В 19 лет он влюблён не в кого-нибудь, а в дочь императора Николая I, Марию, и великая княжна отвечает ему взаимностью.

Но это в сказках светлый витязь, спасая страну, получает в жёны царскую дочь и полцарства в придачу. Увы, его возлюбленная предназначена для королевича заморского, для династического брака, и, нетрудно догадаться, император не в восторге от этого, скорее всего платонического, но очень серьёзного романа. А если быть точным – он в ярости.

Александру нет еще 20-ти, он учится в гвардейской школе, и, надо же, удивительное совпадение, дружит и живёт в одной комнате с юнкером из древнего, но обедневшего рода, неким Михаилом Лермонтовым. В тот момент Михаил широко известен в офицерской среде как автор… эротических стихов в духе Баркова и раннего Пушкина. Молодые люди в силу гусарских традиций их элитного учебного заведения «куролесят», разыгрывают своих высоких непосредственных начальников, лазают в окна к окрестным девушкам, подолгу сидят на гауптвахте. И всё бы ничего, обычное курсантское дело, но Михаил не нашёл ничего лучшего, как взять и вывести Александра в качестве героя одной из своих самых рискованных поэм – «Гошпиталь».

Скандал был громким. Все это, несомненно, дошло до августейшей семьи и, скорее всего, было для императора последней каплей и последним доводом в ответ на просьбы дочери выдать ее за князя Барятинского. И для самой юной Марии Николаевны, если она об этом узнала, история с поэмой наверняка была душевной раной и ставила крест на дальнейших отношениях. Характер у Марии был крутой, отцу под стать.

Не меньшей раной всё это было и для подруги императрицы Марии Фёдоровны, матери князя Александра – Марии Барятинской, ведь он после смерти любимого отца был старшим в семье.

Так что роковая дуэль Лермонтова вполне могла состояться на семь лет раньше. Александр и Михаил в тот момент, в силу частых кутежей, особых успехов в науках не показывали, но фехтовали и стреляли оба точно и отменно. Если бы Барятинский вызвал Лермонтова, страна бы не досчиталась или будущего великого поэта, или будущего фельдмаршала. И кто знает, может, иной была бы русская культура, история, итоги Кавказской войны и границы Российской империи, возможно, пролегли бы они не по реке Чорох и даже не по Тереку, а по Дону…

Но судьба распорядилась иначе.

«Эта война – моя, а место мое и судьба – на Кавказе…»

Александр написал прошение императору с настойчивой просьбой отпустить его в действующую армию. На Кавказ. В самое пекло. Туда, где ни его родовитость, ни его богатство абсолютно точно никакого значения не имели. «Пусть Государь знает, что ежели я умею совершать шалости, то и служить умею».

«Кавказ – школа характеров», – сказал один из тогдашних писателей. Уже через несколько месяцев он, 20-летний корнет, командует сотней черноморских казаков (недавние запорожцы, будущие кубанцы) в экспедиции генерала Вельяминова на Западном Кавказе. В глухих горах в верховьях реки Абин, на половине пути между Екатеринодаром и Геленджиком, его полк попадает в засаду горцев, сотня Барятинского героической атакой выручает полк, но Александр, идущий впереди атакующей сотни, получает тяжелое, да нет – смертельное ранение. Пятидесятиграммовая пуля из штуцера. Больше двух суток без сознания, между жизнью и смертью… К его палатке уже принесли гроб. Но он чудом выжил… Судьба!

«Не заслужить надежной славы, покуда кровь не пролилась…». Он вернулся в Петербург на лечение с пулей, на всю жизнь застрявшей в грудной клетке, и с Золотым Георгиевским оружием с надписью «За храбрость» – высшей, самой почетной наградой того времени. Снова он самый модный, востребованный жених империи. Все и всё ему простили. Кроме, пожалуй, Марии.

Но в свете уважение к молодому офицеру неподдельное, в том числе и в августейшей семье, ему предписано состоять при Александре Николаевиче – старшем сыне императора и наследнике престола. Официально – адъютант, реально – друг детства.

И они отправляются в путешествие по Европе на несколько лет. Александр упорно учится, встречается с самыми видными дипломатами, геополитиками того времени – с Талейраном, например. Начинает собирать свою знаменитую библиотеку, в первую очередь это труды по востоковедению, по Кавказу. Это уже другой человек, напряженно размышляющий о мире. Он учится, как завещал ему отец. Делает всё, чтобы понять Европу, в первую очередь Англию – главного геополитического противника России, навёрстывает упущенное, готовит себя окончательно к своей уже определившейся судьбе. «Я понял, что эта война – моя, а место мое и судьба – на Кавказе…»

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...