Огненный таран летчика Шалимова

Родился 8 августа 1908 года в селе Большие Проходы, ныне Дергачёвского района Харьковской области Украины. Окончил рабфак, работал слесарем в трамвайном депо Харькова. С 1929 года в Красной...

Родился 8 августа 1908 года в селе Большие Проходы, ныне Дергачёвского района Харьковской области Украины. Окончил рабфак, работал слесарем в трамвайном депо Харькова. С 1929 года в Красной Армии. В 1933 году окончил Одесскую военную авиационную школу пилотов. Служил в бомбардировочной авиации. Принимал участие в оказании помощи китайскому народа против японских агрессоров в 1938 году и в Советско-Финляндской войне 1939-1940 гг.

С июня 1941 года в действующей армии. Воевал на Западном фронте. С сентября 1941 года командовал эскадрильей 174-го штурмового авиационного полка на Ленинградском фронте. За массовый героизм личного состава при защите Ленинграда, 7 марта 1942 года полк был преобразован в 15-й Гвардейский ШАП. Весной 1942 года майор В. Е. Шалимов принял командование полком.

Огненный таран летчика Шалимова

23 июля 1942 года командир 15-го Гвардейского штурмового авиационного полка (ВВС 23-й армии Ленинградского фронта) Гвардии майор В. Е. Шалимов погиб при выполнении боевого задания в районе города Урицка. К тому времени выполнил 52 боевых вылета на штурмовку вражеских войск (все в качестве командира группы), уничтожил большое количество живой силы и техники. В воздушных боях лично сбил 1 самолёт противника, ещё 20 сжёг на земле в группе со своими лётчиками.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Красной Звезды; медалями.

* * *

В одном из пригородов Ленинград немцы устроили аэродром. Постоянно здесь базировались истребители врага, но время от времени прилетали и бомбардировщики. Отсюда немцам было удобней наносить удары по Ленинграду. 7 ноября 1941 года они готовились совершить особенно большой налёт. С дальних аэродромов сюда прилетели «Юнкерсы» и «Хейнкели».

Советские лётчики не стали ждать, когда вражеские бомбардировщики возьмут курс на Ленинград. Опередили их. И в том, что 7 ноября массированный налёт так и не состоялся, немалая заслуга командира группы штурмовиков Владимира Егоровича Шалимова. Он нанёс удар по аэродрому врага 5 ноября, а 6-го повторил.

Несколькими днями раньше — 30 октября 1941 года — группа, которую вёл Шалимов, уничтожила на этом же аэродроме 25 самолётов противника. На другом — тоже расположенном вблизи Ленинграда — 16. В один из налётов Шалимов и его боевые друзья не только сожгли стоявшие на аэродроме самолёты, — они изрыли бомбами взлетную полосу.

По дороге, идущей от Сиверской к линии фронта, двигалась вражеская артиллерийская часть. Услышав гул самолётов, немцы попрятались в придорожные канавы. Момент для атаки оказался не очень удачным, а Шалимов, сделав вид, что не заметил врагов, пролетел стороной. Колонна продолжала свой путь. И вдруг с противоположной стороны появились те же самые штурмовики. Трижды они заходили на вражескую колонну, осыпая её бомбами и снарядами.

Однажды Шалимов внезапно атаковал воинский состав на станции Мга. Атаковал с той стороны, откуда немцы меньше всего ожидали, — с тыла. Эшелон был разгромлен. В другой раз — это было 3 июля 1942 года — лётчик нагрянул на станцию Саблино, где стояло несколько эшелонов с войсками противника.

Удары по железнодорожным составам были такими же меткими, как и атаки аэродромов. И всё же мужество и боевое мастерство Шалимова больше всего проявились во время налётов на дальнобойные батареи. Аэродром, эшелон — это цели не маленькие. А батарея, когда смотришь на неё с высоты, — всего лишь точка. И в неё нужно попасть. Бомба, упавшая рядом, не идёт в счёт. Надо бить, как говорят стрелки, в самое «яблочко».

Вот почему, штурмуя батареи, стрелявшие по Ленинграду, Шалимов пикировал особенно низко. 14 июля 1942 года зенитным снарядом повредило мотор его самолёта. Владимир Егорович довёл машину до своей территории. Такие случаи бывали не раз.

Как-то в бою была повреждена система выпуска шасси над аэродромом: одно колесо вышло, другое — нет. Проще было бы садиться вообще без колес, на фюзеляж. Однако выпущенная стойка шасси обратно не убиралась. Шалимов имел право оставить самолёт. Но он не воспользовался парашютом, не бросил машину. Он посадил её «по-цирковому» — на одно колесо.

Огненный таран летчика Шалимова

Не бросил Шалимов боевого самолёта и 23 июля 1942 года. В этот день его Гвардейский полк получил задание поддержать пехотинцев, которые должны были овладеть укреплениями врага вблизи станции Лигово. Боевое задание штурмовики выполнили отлично. Однако немецким зенитчикам удалось поджечь самолёт ведущего. «Тянуть» до своей территории было уже бессмысленно. Машина падала. Выпрыгнуть с парашютом — попадёшь к врагам. Единственное, что успел сделать Владимир Егорович Шалимов, это направить свой горящий самолёт на вражеские позиции.

23 июля 1942 года в журнале боевых действий Гвардейского штурмового полка кроме записей об уничтоженных целях была строка о том, что с боевого задания не вернулся командир части Гвардии майор В. Е. Шалимов. А в газетах на этот раз о Шалимове рассказывали не корреспонденты, а друзья героя. Они писали, что погиб «один из лучших лётчиков Военно-Воздушных Сил Красной Армии». Рассказывали, что «перед самой своей гибелью он осуществил несколько сложнейших операций по уничтожению немецких дальнобойных батарей, обстреливавших Ленинград».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector