Летчик — истребитель Александр Булаев

Летом 1942 года в красноармейскую газету пришло не совсем обычное письмо. Старший лейтенант Трофимчук, красноармейцы Ильин и Дмитриев писали о человеке, которого они не только никогда не видели,...

Летом 1942 года в красноармейскую газету пришло не совсем обычное письмо. Старший лейтенант Трофимчук, красноармейцы Ильин и Дмитриев писали о человеке, которого они не только никогда не видели, но даже не знали его фамилии.

«Уважаемая редакция! Мы хотим от имени бойцов своего взвода вынести благодарность лётчику — истребителю (фамилия его нам неизвестна), умело выполнившему боевое задание. Дело было так.

Утром 11 августа 1942 года фашисты вели наблюдение с аэростата за нашей передней линией. Артиллеристы заметили вражеских наблюдателей и открыли огонь шрапнелью, но безрезультатно.

В небе послышался гул летящих самолётов. Это были наши. Начались споры: заметят или не заметят лётчики вражеский аэростат. Вдруг видим, наши «ястребки» сделали разворот и пошли на немецкую «колбасу». Один впереди, остальные прикрывают его. Слышим короткую пулемётную очередь. В то же мгновение показался дымок, а потом язык пламени охватил аэростат. Мы стали горячо аплодировать.

Передайте этому лётчику наше большое, от всего сердца, спасибо. Пусть знает каждый советский сокол, что если он появился в небе, то на него с земли с надеждой смотрят тысячи глаз».

Установить фамилию лётчика, о котором шла речь в заметке, оказалось несложно. Командир авиационного полка, действовавшего в этом районе, сразу ответил:

— Да это же Булаев. Его работа.

Письмо показали Булаеву. Он неторопливо развернул его, — коренастый, крепко сложенный Александр Булаев всё делал неторопливо.

Летчик - истребитель Александр Булаев

Прочитав письмо, он недоумённо пожал плечами:

— Ничего особенного нет. Разве только пришлось маленько схитрить: сделать вид, будто не вижу аэростата. Если сразу на него нацелиться, он, чего доброго, успеет ещё опуститься. А когда наблюдатель решил, что мы летим в другую сторону, я внезапно на него развернулся.

На вопрос, что передать пехотинцам, он опять пожал плечами:

— Передайте: Булаев, мол, рад, что помог. Я ведь знаю, сколько пакостей может натворить аэростат наблюдения. Ну и ещё передайте, что очень тронут их благодарностью. — И улыбнулся. — Но аплодисментов не слышал. А может, они пишут об этом для красного словца? На войне ведь аплодировать не принято.

Однако месяц спустя появились основания возразить Александру Булаеву: бывает, что и на войне аплодируют. Да ещё как!

Это случилось 14 сентября 1942 года. Немецкие бомбардировщики в какой уже раз старались прорваться к Волховскому мосту. Через него проходили все поезда с грузами для осаждённого города. Из тыла они шли через Тихвин, Волхов и дальше к берегу Ладожского озера. Здесь разгружались, и зимой по льду, на грузовиках, а летом по воде, на баржах, груз переправлялся в Ленинград.

И вот 14 сентября одному «Юнкерсу» удалось прорваться к мосту. Жители Волхова затаив дыхание смотрели в небо. Неужели враг разрушит мост? Занятые боем с основной группой бомбардировщиков, наши лётчики, казалось, не замечали вырвавшийся вперёд «Юнкерс».

И вдруг, когда всё уже казалось потерянным, его настиг наш истребитель. Почувствовав опасность, вражеский лётчик попытался отвернуть. Не тут-то было! Истребитель не отставал. В него бил воздушный стрелок «Юнкерса», но советский лётчик, не обращая внимания на опасность, подходил всё ближе и ближе.

К бомбардировщику протянулись светло — зелёные нити трассирующих пуль. Истребитель ударил сразу из всех 6 крупнокалиберных пулемётов. Над «Юнкерсом» взметнулось пламя. Подхваченное сильным потоком встречного воздуха, оно побежало по фюзеляжу. Бомбардировщик, который только что целился на мост, горел. Горел прямо над Волховом. Но люди, не думая о том, что горящий самолёт может свалиться на город, аплодировали.

«Юнкерс» врезался в землю недалеко от города. Как только наши истребители совершили посадку, стало известно, кому аплодировали тысячи людей — Булаеву !

В этот же день начальник штаба вручил командиру эскадрильи пистолет немецкого лётчика. Вручил и сказал «спасибо». Булаев удивился:

— Это я должен сказать спасибо.

— За что ? — в свою очередь удивился начальник штаба. — «Парабеллум» — твой законный трофей. А тебе, Александр Дмитриевич, спасибо, что на этот раз не заставил далеко ездить за подтверждением.

Действительно, Булаев часто доставлял начальнику штаба немало хлопот. На каждый сбитый самолёт нужно было подтверждение. Приходилось выезжать к месту падения вражеских самолётов, запрашивать штабы наземных войск. А в этот раз подтвердить победу Булаева могли буквально тысячи людей. Впрочем, и этого не требовалось. Неподалеку от командного пункта полка лежали остатки «Юнкерса» — одного из тех вражеских самолётов, которых Герой Советского Союза А. Д. Булаев сбил лично. Кроме 15 личных побед у него было ещё 8 групповых. Правда, в эскадрилье поговаривали, что частенько свои собственные победы Булаев записывает на всех, кто участвовал в бою. Но сам он, когда заходил разговор об этом, отмалчивался…

*    *    *

Александр родился 9 сентября 1910 года на станции Чаны (ныне посёлок городского типа и районный центр в Новосибирской области) в семье рабочего — железнодорожника. Окончил среднюю школу. Приехал в Омск и 2 года работал на стройках города. Окончил 2 курса Омского института инженеров железнодорожного транспорта и аэроклуб, затем перевёлся в Ленинградский химико — технологический институт.

В 1934 году добровольно поступил в Красную Армию. В 1936 году кончил Харьковскую военную авиационную школу пилотов. Служил лётчиком — инструктором в военных авиационных школах. С 1938 года — в ВВС Ленинградского военного округа.

Летчик - истребитель Александр Булаев

Свою боевую деятельность Александр Булаев начал в период Советско — Финляндской войны 1939 — 1940 годов и, по видимому, стал самым результативным советским пилотом в этом конфликте. Будучи командиром звена 7-го ИАП в эскадрилье Ф. И. Шинкаренко, десятки раз поднимал он свой И-16 со льда Карельских озёр.

Всего совершил 120 боевых вылетов, участвовал в 40 штурмовках, провёл 20 воздушных боёв, в которых сбил 9 финских самолётов. [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 2 личные и 3 групповые победы. ]

Вспоминает старший политрук 7-го ИАП, Герой Советского Союза Гавриил Власович Диденко:

«В пылу воздушного боя Александр Булаев заметил на одном из самолётов антенну. «Ага, голова! Сейчас поговорим с ним!», — и направил свой самолёт в хвост противника. Тот, маневрируя, стал увёртываться от огня. Булаев всё наседал и наседал. Тогда «Фоккер» попробовал спастись пикированием. Советский лётчик понял маневр врага и пошёл за ним, выпуская по хвосту длинные очереди. Но «Фоккер» не загорелся и продолжал уходить «змейкой». Лейтенант А. Д. Булаев, рассчитав огонь, нажал ещё раз гашетку и «Фоккер» вспыхнул. В этой схватке истребители Ф. Шинкаренко здорово всыпали белофинским стервятникам. Только 4 из 12 спаслись бегством, а обломки всех остальных валялись на искрящемся от солнца снегу».

Летчик - истребитель Александр Булаев

Fokker D-XXI из состава 3/LeLv 24, пилот — Мауно Микаеле Франтилла. Аэродром Йоройнен. Эта машина была сбита 5 марта 1940 года звеном истребителей 7-го ИАП, под командованием А. Д. Булаева, и захвачена советскими войсками. Самолёт перевезли в Ленинград и летом 1940 г. он стал одним из экспонатов выставки трофейного вооружения.

Товарищи запомнили его широкую доброту, олимпийское спокойствие, оптимизм и необыкновенную силу. Александр Дмитриевич был очень доброжелательным человеком, обладал несомненным педагогическим талантом.

С первых же дней Великой Отечественной войны — на фронте. Был командиром эскадрильи в 158-м истребительном авиационном полку. Защищал Ленинград от вражеских налётов и сражался на подступах к городу. Первую победу одержал 27 июня 1941 года.

Летчик - истребитель Александр Булаев

Старший лейтенант А. Д. Булаев (2-й слева) ставит задачу лётчикам. 1941 год.

17 августа 1941 года старший лейтенант А. Д. Булаев в составе тройки Як-1 сопровождал группу СБ, вылетевших на бомбардировку вражеских войск, наступавших на Волосово. Над линией фронта группа подверглась атаке 12 Ме-109F. Комэск и его ведомые сбили 2 «Мессера», но когда Булаев заходил в хвост очередному врагу его самолёт был подбит и сразу свалился в штопор. Пилот сумел выброситься на парашюте в расположении наших войск. Тем же вечером он вернулся в полк.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector