Легендарный партизанский генерал Сидор Ковпак

До Великой войны Сидор Артемьевич (Артёмович) Ковпак родился 26 мая (7 июня) 1887 г. в селе Котельва (ныне посёлок городского типа Полтавской области Украины) в бедной многодетной крестьянской...

До Великой войны

Сидор Артемьевич (Артёмович) Ковпак родился 26 мая (7 июня) 1887 г. в селе Котельва (ныне посёлок городского типа Полтавской области Украины) в бедной многодетной крестьянской семье. С самого детства он помогал родителям по хозяйству, как всякий крестьянин, трудился с утра до вечера. В десять лет он начал работать у местного торговца-лавочника. Начальное образование получил в церковно-приходской школе. О войне Сидор узнал от деда Дмитро, который прожил 105 лет, был старым солдатом николаевской эпохи, воевал на Кавказе и под Севастополем.

Военную службу начал в Саратове в Александровском полку. После службы работал там же, в Саратове, грузчиком. С началом Первой мировой войны, Ковпак был мобилизован в армию, в составе 186-го пехотного Асландузского полка. Воевал на Юго-Западном фронте, был участником знаменитого Брусиловского прорыва. Сидор Артемьевич выделялся среди остальных солдат своей смекалкой и умением находить выход из любой ситуации. Не удивительно, что стал разведчиком. В боях и вылазках несколько раз был ранен. Весной 1916 г. лично приехавший на фронт царь Николай II в числе прочих наградил Сидора Ковпака двумя медалями «За храбрость» и Георгиевскими крестами III и IV степеней.

После начала революции Ковпак поддержал большевиков. В 1918 году Сидор принял активное участие в борьбе за власть Советов, возглавил земельную комиссию по распределению помещичьих земель среди крестьян-бедняков. Он стал организатором партизанского отряда, который боролся против режима гетмана Скоропадского, сражался с немецко-австрийскими оккупантами, а затем, объединившись с бойцами знаменитого луганского большевика Александра Пархоменко, — с деникинцами. В 1919 г., когда его отряд с боями покинул Украину, Ковпак решает вступить в Красную Армию. В составе 25-ой Чапаевской дивизии, где он командовал взводом пулеметчиков, Сидор Артемьевич воюет сначала на Восточном фронте, а потом на Южном с генералом Деникиным и Врангелем. За проявленное мужество был удостоен ордена Боевого Красного знамени.
После завершения Гражданской войны Ковпак был военным комиссаром, занимался хозяйственной работой. В 1921-1926 гг. — помощник уездного военкома, уездный военком, военком Павлоградского округа Екатеринославской губернии (Днепропетровская область). Одновременно в 1925-1926 гг. — председатель сельскохозяйственной артели в селе Вербки. В 1926 г. его избирают директором военно-кооперативного хозяйства в Павлограде, а затем председателем Путивльского сельскохозяйственного кооператива. После утверждения Конституции СССР 1936 г., Сидор Артемьевич был выбран депутатом городского Совета Путивля, а на его первом заседании в 1937 г. — председателем Путивльского горисполкома Сумской области. В мирной жизни отличался исключительным трудолюбием и инициативностью.

Сам Ковпак с гордостью вспоминал, как расцвел родной край в мирные советские годы: «За годы советской власти Путивльский район из района отходников-сезонников, разъезжавшихся весной в поисках заработка по всей Украине и России, из района потребляющего, провинциального захолустья, где доживали свой век отставные чиновники и офицерские вдовы, превратился в район производящий, славящийся колхозами-миллионерами — участниками Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, колхозами, имеющими несколько автомашин, свои гидростанции, клубы, средние школы, амбулатории. Мы добились урожаев, о которых раньше здесь и мечтать не могли. Каких рысаков орловской породы вырастили колхозные коневодческие фермы в Стрельниках, Литвиновичах, Ворголе! Какие стада племенного молочного скота паслись на заливных лугах по Сейму! А наши плодовые сады! Надо побывать у нас, когда цветут яблони и вишни. Весь город, все сёла как будто в облаках, только крыши домов видны. Много было у нас меду, а гусей столько, что на лугу у Сейма под бывшим монастырем летом казалось снег лежит. Да, расцвела Украина при советской власти, было чем гордиться нам, сынам ее, украинским большевикам, строившим вольную и счастливую жизнь на родной земле».

К сожалению, вскоре пришла война, и многое пошло прахом, и после победы советским людям пришлось повторить великий подвиг, восстанавливая уже разрушенное.

Командир 1-й Украинской партизанской дивизии Сидор Артемьевич Ковпак (второй слева) на совещании со штабом. На фото четвертый слева — комиссар 1-й Украинской партизанской дивизии генерал-майор Семен Васильевич Руднев

Партизанский командир

В сентябре 1941 г., когда немецкие войска подошли к Путивлю, Сидор Артемьевич, которому на тот момент было уже 55 лет, вместе с соратниками принял решение создать партизанский отряд в расположенном неподалеку в Спадщанском лесном массиве. Ковпак с товарищами заранее организовал склад с продовольствием и боеприпасами. Первоначально в отряде было около четырёх десятков бойцов. Выделили разведчиков, минёров, остальных разбили на две боевые группы. В одной — путивляне, люди гражданские и в большинстве немолодые, советские и партийные работники, колхозный актив. Так, среди них был Алексей Ильич Корнев, получивший кличку Дед Мороз за свою белоснежную бороду и пышную шевелюру. Он до войны занимался выводкой цыплят — он управлял в Путивле инкубатором. В другой группе — военные, отставшие от своих частей, попавшие в окружение. Ковпак сразу установил контроль над лесом, в направлениях, откуда можно было ожидать появления немцев, были выдвинуты заставы. С соседними колхозами была установлена связь, колхозники, рискуя жизнью (за связь с партизанами немцы казнили), доставляли информацию, помогали припасами. Обнаружили минное поле, которое оставила отступающая Красная Армия, под носом у немцев сняли мины, установили их на основных дорогах. Как отмечал Ковпак, к середине октября на этих дорогах подорвался с десяток грузовиков с боеприпасами и живой силой. И партизаны взяли десять тысяч патронов. Но с оружием было плохо, даже винтовок не хватало. 29 сентября произошёл первый бой — партизаны отогнали немецких фуражиров-заготовщиков.

18 октября к ним присоединился отряд во главе с Семёном Рудневым, ставшим ближайшим другом и соратником Ковпака в годы Великой войны. Руднев также имел большой боевой опыт — участник Октябрьской революции и Гражданской войны, до Великой Отечественной войны служил начальником политического отдела и комиссаром войск береговой обороны, Де-Кастринского укрепленного района на Дальнем Востоке. В 1939 году по состоянию здоровья демобилизовался из армии и возвратился в Путивль. После начала войны также сформировал партизанский отряд. Начальником штаба соединенного отряда назначили Григория Яковлевича Базиму, прапорщика старой русской армии, лучшего учителя в районе, делегата первого всесоюзного съезда учителей. В результате отряд Ковпака увеличивается до 57 человек и становится достаточно боеспособным в вооруженных столкновениях с противником, хотя первоначально ощущалась нехватка оружия. Ковпак для себя лично объявляет войну с гитлеровцам «до победного конца».

19 октября 1941 г. немцы попытались зачистить от партизан Спадщанский лес. В лес направили два танка, однако операция провалилась. Партизаны не испугались, не бежали. Один танк повредил гусеницу и застрял. Немцы перебрались в другой танк и попытались отступить, но подорвались на мине и погибли. 20 декабря немцы повторили попытку уничтожить партизан — из Путивля был выслан крупный отряд. Разведчики насчитали 5 танков, одну танкетку и 14 автомашин с пехотой. Танки остановились в поле и открыли по лесу огонь, стреляли наугад, поэтому без успеха. Затем разделившись на две группы, пошли вперёд, но напоролись на мины и отступили.

Таким образом, Спадщанский лес превращался в автономную крепость. Разведчики и колхозники предупреждали обо всём что делалось в Путивле. А немцы ничего не знали о лесном отряде — ни о месторасположения отряда, ни сил его. Шпионов, которые пытались найти отряд, уничтожили. В ближайших к лесу сёлах и хуторах партизаны стали полными хозяевами, немецкая полиция оттуда бежала. Заставы охраняли основные силы, к двум даже протянули телефонные линии. Захваченный танк отремонтировали. Налаживался быт: строили землянки для жилья, санчасти, хозчасти, кухни, была и своя баня. Создали неприкосновенный запас: зерно и овощи вывозились с помощью колхозников с заготовительных баз противника, помещавшихся в соседних сёлах.

13 ноября партизаны отразили ещё одну вражескую атаку. Как вспоминал Ковпак, помогло хорошее знание местности: «…мы могли так свободно бегать по лесу, не боясь потерять ориентировку, и было, собственно говоря, наше главное тактическое преимущество над противником, который двигался в лесу, как слепой». Но командование отряда понимало, что ситуация ухудшается. Зимой замерзнут болота, прикрывавшие отряд, исчезнет «зеленка». Лес сравнительно небольшой, скрыться негде, отступать некуда. А немцы готовят новое наступление, перебрасывают в Путивль дополнительные силы. Необходимо было уходить в большие лесные массивы.

1 декабря, стянув большие силы, немцы пошли в наступление. В отряде Ковпака в это время было 73 бойца, а на вооружении имелись, кроме винтовок и автоматов, танк, два ручных пулемёта и батальонный миномёт с 15 минами. Ковпак вспоминал: «Наша тактика заключалась в том, чтобы заманить противника поглубже в лес и не распылять сил отряда. Круговая оборона была построена вокруг наших баз — землянок. В центре был танк. Он так и остался на той же высотке, где застрял в предыдущем бою, когда наскочил на дерево. По окружности оборона отряда занимала около двух километров. В некоторых местах, где было много оврагов, представлявших надёжную защиту, бойцы окопались на расстоянии ста и больше метров друг от друга, только чтобы поддерживать между собой зрительную связь. Большинство бойцов было собрано на нескольких наиболее опасных участках». Танк, хотя и был уже неподвижен, располагался на высотке и поддерживал огнем все группы. Именно танк принял на себя основной удар, отражая атаки врага, позволил партизанам устоять. Бой был неравным, длился целый день и все-таки партизаны удержались. Противник отступил, оставив около 150 трупов. Потери партизан — 3 человека. Партизаны захватили 5 пулеметов, но истратили почти весь боезапас.

Этот бой стал переломным моментом в боевой деятельности партизанского отряда Ковпака. Стало очевидно, что оставаться в Спадщанском лесу нецелесообразно. Рано или поздно гитлеровцы раздавили бы стационарный отряд. Танк заминировали, зарыли в землю всё, что не смогли забрать с собой. В приказе, объявленном по отряду, говорилось: «Дабы сохранить людской состав для дальнейшей борьбы, считать целесообразным 1.12.41 г. в 24.00 оставить Спадщанский лес и выйти в рейд в направлении Брянских лесов». Немцы, чтобы раздавить партизанский отряд, стянули к Спадщанскому лесу 3 тыс. солдат и полицейских, оставили без войск несколько районов. Это помогло партизанам спокойно уйти. Имевшиеся кое-где небольшие полицейские силы разбегались. Поход продолжался четыре дня, партизаны Ковпака прошли маршем 160 километров, и вышли в Севский район Орловской области, к опушке Хинельских лесов.

Ковпак и Руднев изменили тактику: отряд стал подвижным, начал совершать рейды. Партизаны Ковпака никогда долго не задерживались на месте. Днем они скрывались в лесах, по ночам — передвигались, нападали на противника. Выбирали сложные маршруты, мастерски пользовались особенностями местности, перед переходами и рейдами проводили тщательную разведку. Во время рейда Ковпак был особенно строгим и придирчивым, справедливо рассуждая, что успех любого боя зависит от незначительных, вовремя не учтенных «мелочей»: «Прежде чем зайти в Божий храм, подумай, как из него выйти». Небольшие немецкие подразделения, заставы, гарнизоны уничтожались, чтобы скрыть передвижение отряда. Походный строй был таковым, что позволял сразу занять круговую оборону. Основные силы прикрывали небольшие мобильные диверсионные группы, которые подрывали мосты, железные дороги, уничтожали линии связи, отвлекая и дезориентируя противника. Приходя в населенные пункты, партизаны поднимали людей на борьбу, вооружали и обучали их.

Ковпак был настоящим гением скрытного перемещения, после выполнения ряда сложных и долгих маневров партизаны неожиданно атаковали там, где их совсем не ожидали, создавая эффект неожиданности и присутствия в нескольких местах сразу. Они сеяли панику среди гитлеровцев, подрывали вражескую технику танки, уничтожали склады, пускали под откос поезда и исчезали без следа. Ковпаковцы воевали без тыловой поддержки. Все оружие и боеприпасы захватывались у врага. Взрывчатку добывали на минных полях. Ковпак часто повторял: «Мой поставщик — Гитлер». Это выделило Путивльский отряд среди остальных, изменило характер партизанской борьбы. От пассивной борьбы, партизаны переходили к активной войне. При этом, при всех своих выдающихся военных качествах, Сидор Ковпак был одновременно отличным хозяйственником. Он напоминал пожилого председателя колхоза, был рачительным хозяином, который заботился о людях. Основой его отряда были люди в основном мирные, без военного опыта — рабочие, крестьяне, учителя и инженеры. Люди мирных профессий, они действовали слажено и организовано, исходя из системы организации боевой и мирной жизни отряда, налаженной Ковпаком и Рудневым.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями: