«Красная Мата Хари»: жизнь и судьба Марии Закревской-Бенкендорф-Будберг

Поэт Владислав Ходасевич, частый гость в их доме, так описывал Закревскую, гражданский брак которой с Горьким длился на протяжении 16 лет: «Личной особенностью Муры надо признать исключительный дар...

Поэт Владислав Ходасевич, частый гость в их доме, так описывал Закревскую, гражданский брак которой с Горьким длился на протяжении 16 лет: «Личной особенностью Муры надо признать исключительный дар достигать поставленных целей. При этом она всегда умела казаться почти беззаботной, что надо приписать незаурядному умению притворяться и замечательной выдержке. Образование она получила «домашнее», но благодаря большому такту ей удавалось казаться осведомленной в любом предмете, о котором шла речь».

В сентябре 1920 года состоялось знакомство Закревской с английским писателем Гербертом Уэллсом, который приехал встретиться с Лениным, а после под впечатлением от поездки издал знаменитый сборник документальных статей «Россия во мгле». Парируя Горькому в его подозрениях об измене, она якобы сказала: Алексей Максимович, какой вы, право! Ведь даже для самой любвеобильной женщины сразу два знаменитых писателя — это слишком много! И потом, Герберт старше вас!» Чисто женские уловки и тонкое знание дипломатии не раз выручало «красную Мату Хари» в самых сложных ситуациях.

Так случилось и в случае второго официального замужества Закревской — на очередном эстонском дворянине, разорившемся бароне Николае Будберге, женитьба на котором могла бы предоставить ей шанс беспрепятственно пересекать границу. Этот брак, очевидно, был фиктивным, ведь сразу после свадьбы жениху была выдана крупная сумма денег, которой он решил распорядиться, отправившись в Аргентину. Мария Будберг уезжает вслед за Горьким в Италию, где непрестанно заботится о нем в период обострения хронического туберкулеза. Благодарность писателя была столь велика, что своей гражданской жене он посвятил наиболее значительный труд, фактически творческое завещание — роман «Жизнь Клима Самгина».

В 1933 году Горький принимает решение вернуться в Советскую Россию, а Мария Будберг отправляется в Лондон, по официальной версии чтобы не «поставить его в неловкое положение», а в реальности — к Герберту Уэллсу. Кстати, именно ей Горький оставляет свой итальянский архив, содержащий весьма неоднозначную переписку с советскими писателями, недовольными положением дел на родине. Писатель прекрасно понимал, что подобные материалы, попади они в руки спецслужб, могли бы катастрофически его скомпрометировать, однако, впоследствии рукописи таинственно пропали, якобы при пожаре в эстонском доме Будберг или оказавшись в секретных папках лондонского MI-5.

Сотрудничество «железной женщины» с британскими спецслужбами, правда, не было основательно доказано. Однако, за ней велась пристальная слежка из-за ее контактов с журналистом немецкой газеты «Berliner Tageblatt» Паулем Шеффером, который, как признавала британская разведка, находился «в тесном контакте с лицами, подозреваемыми в военном и политическом шпионаже». Уэллс умирает в 1946 году, оставляя своей русской возлюбленной 100 тысяч долларов и возможность безбедно продолжать жить в британской столице до самой смерти в 1974 году.

Загадка личности Марии Игнатьевны Закревской-Бенкендорф-Будберг и интерес к ней со стороны европейских спецслужб легко объясняется таким замечанием из секретных документов MI-5: «Она чрезвычайно интеллигентная женщина. Великолепная собеседница, такая, которую, по мнению мужчин, всегда можно слушать с очарованием. У нее скорее мужское, чем женское мышление. Нет сомнений, что своей позиции она добилась только при помощи своего мышления. Она очень любит интриги. Считают, что она лояльна только сама себе. Она проживает в старомодной квартире в Кенсингтоне и ничем особенным не выделяется, за исключением того, что пьет как лошадь — джин».

автор: Мария Молчанова

источник: diletant.media

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...