Герой Советского Союза Сыртланова Магуба Гусейновна

Родилась 15 июля 1912 года в городе Белебей ( Башкирия ). Окончила аэроклуб и планерную школу в городе Тбилиси. С июля 1941 года в рядах Красной Армии, призвана...

Родилась 15 июля 1912 года в городе Белебей ( Башкирия ). Окончила аэроклуб и планерную школу в городе Тбилиси. С июля 1941 года в рядах Красной Армии, призвана Тбилисским горвоенкоматом Грузинской ССР.

С декабря 1942 года на фронтах Великой Отечественной войны. Сражалась на Северном Кавказе, Таманском полуострове, в Крыму, Белоруссии, Польше и в Восточной Пруссии.

Заместитель командира эскадрильи 46-го Гвардейского Таманского авиационного полка ночных бомбардировщиков ( 325-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, 2-й Белорусский фронт ) Гвардии старший лейтенант М. Г. Сыртланова совершила 780 боевых вылетов с боевым налётом 928 часов, сбросила 190 тонн бомбового груза. В самых сложных метеорологических условиях с большой точностью выводила группы самолётов в заданные районы. Отличилась в боях при прорыве обороны врага на реке Проня, за освобождение Могилёва, Минска и Гродно. В результате точных бомбовых ударов в стане врага было вызвано около 130 сильных взрывов, 85 очагов пожара, уничтожено и повреждено 2 переправы противника, 2 железнодорожных эшелона, взорван склад с горючим, уничтожено 3 артиллерийские батареи, 2 прожектора и 4 автомашины с горючим.

15 мая 1946 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоена звания Героя Советского Союза.

После войны персональная пенсионерка М. Г. Сыртланова жила в городе Казани, где и скончалась 1 октября 1971 года.

Награждена орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды. Имя Героини носят улицы в городах Казань и Белебей, школа № 2 Белебея.

*    *    *

Едва успев покинуть кабину У-2, штурман Женя Руднева подошла к заместителю командира эскадрильи Марине Чечнёвой и восхищённо сказала:

— Вот это лётчица ! Я совсем не думала, что новенькая так здорово пилотирует.

А новенькая уже рапортовала:

— Товарищ старший лейтенант, пилот Сыртланова боевое задание выполнила. В районе цели — два очага пожара.

Дослушав до конца официальный рапорт, Марина Чечнёва дружески произнесла:

— Поздравляю вас, Магуба Гусейновна, с боевым крещением !

Было это холодной декабрьской ночью 1942 года на полевой площадке у станицы Асиновской. Отсюда лётчицы женского авиаполка ночных бомбардировщиков наносили удары по немецким войскам, устремившимся к Кавказу.

Лётчица Магуба Сыртланова только месяц тому назад пришла в полк. Представляясь командиру полка Бершанской, она коротко рассказала свою лётную биографию:

— Летаю с 1935 года. Последняя должность — командир звена в санитарной эскадрилье. Сейчас одно желание — бить врага здесь, на Северном Кавказе. А дальше, думаю, погоним врага с нашей земли. Раньше прибыть к вам не могла: не отпускали.

Да, в Тбилиси она не раз просила направить её на фронт. Но командир эскадрильи майор Восканян, сам вынашивавший мечту побыстрее попасть в боевой авиационный полк действующей армии, уговаривал её:

— Вы же, Магуба Гусейновна, хрупкое создание, физически-то не очень сильная. Я знаю, вы хорошо пилотируете на У-2, но для фронта это ещё мало что значит. Там нужны лётчики-ночники, знающие тактику. Вот схватят вас прожекторы в свои лучи — что будете делать ?

Магуба понимала, что командир эскадрильи отнюдь не преувеличивает опасность. Наоборот, на фронте бывает и пострашнее, чем представляется ему. Об этом она недавно узнала из «Красной Звезды» — из очерка Константина Симонова, рассказавшего, как воюют экипажи ночных бомбардировщиков. И тем не менее уже никто теперь не уговорит её сойти с избранного пути. И она добилась своего.

…Поезд увозил её на север. Магуба стояла у окна, любуясь снеговыми вершинами Кавказских гор. Здесь ей были знакомы многие ущелья, многие вершины. Здесь она часами летала с курсантами во время длительных маршрутов. А парить над горами или над равниной далеко не одно и то же. В горах пилот всегда начеку. Легкомоторный самолёт как щепка среди горных воздушных потоков; ветер может и вознести его и безжалостно бросить на скалы. И горе тому пилоту, который хоть на секунду растеряется. Горы мстят очень жестоко. Тут Магуба вспомнила слова, которые часто повторяли старые лётчики:

— Школа гор — великая школа !

Да, полёты в горах, конечно, многому её научили, можно сказать, даже закалили; однако фронт — это не только горы, это огонь, гибель подруг и, кто знает, может, и твоя собственная гибель…

Снежной чашей вдали блеснул Эльбрус. Вскоре Магуба сошла с поезда и через некоторое время была уже на фронтовом аэродроме. В первые дни Магуба засела за книги, инструкции, наставления, затем стала летать «на себя». В то время как лётчицы полка уходили к линии фронта, она поднималась с инструктором в ночное небо и над аэродромом училась скользить от прожекторов, маневрировать скоростью и по высоте на случай зенитного обстрела. Предстояло летать только ночью. А при ночной темени, как известно, земля очень непохожа на ту, какой её видишь днём. «Значит, — думала Магуба, — нужно досконально изучить местность, ориентироваться по её малейшим оттенкам».

Сыртланова внимательно слушала лётчиц, когда они докладывали командиру о своих действиях над линией фронта. Особенно восхищали её смелые, продуманные до деталей маневры черноглазой москвички Марины Чечнёвой. Двадцатилетняя Марина, уже имевшая к этому времени около 200 боевых вылетов, могла преподнести предметный урок многим. Хотя Магуба на добрый десяток лет была старше Марины, однако не стеснялась поучиться у неё. И Марине казалось, что для Магубы не было в ту пору важнее дела в жизни, чем выяснить вопросы, как уйти от прожекторов, бесшумно подобраться к цели и обрушить бомбовый груз именно туда, куда требовалось.

На ввод в боевой строй у Магубы Сыртлановой ушло совсем немного времени. Уже через 2 недели она сдала зачёты по штурманской подготовке, материальной части, бомбометанию и попросила включить её экипаж в боевой расчёт.

Вот после той памятной ночи подружки и услышали первую весть о новенькой:

— Вот это лётчица !

Среднего роста, худощавая, с глубоко сидящими серыми глазами и крупным разлётом тёмных бровей, Магуба никогда бы не произвела впечатления героической женщины. Всё в ней выглядело обыденно, и только те, кто летал с ней, знали, сколько силы воли у Магубы и вместе с тем душевного обаяния.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...